Поиск по базе сайта:
Запорожский государственный университет icon

Запорожский государственный университет




НазваЗапорожский государственный университет
Сторінка9/13
Дата конвертації03.03.2013
Розмір2.27 Mb.
ТипДокументи
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Погребение 10 (срубное) расположено к югу от погребения 8. Могила овальных очертаний (длина 1,35; ширина 0,76 м) ориентирована по линии запад—восток и перекрыта поперечными тремя небольшими бревнами (длина 0,80; диаметр 0,18Х 0,18 м), уложенными параллельно друг другу (рис. 6.10). На дне могилы находился костяк в скорченном положении на левом боку головой к востоку, руки положены кистями в области таза. Вблизи головы с южной стороны стоял лепной сосуд типа банки с плоским дном (высота 13; ширина 16 см) (рис. 7.6).

Погребение 11 (срубное) находилось в северо-западной части кургана. Могила (длина 2,2; ширина 1,6 м) прямоугольной формы, ориентирована по линии запад — восток (рис. 6.11). На дне могилы лежали два костяка на левом боку, с подогнуты-



Рис. 6. Курган у с. Семеновки Мелитопольского р-на. План и профили погребений.


ми в коленях ногами, головой к востоку, между которыми у восточной стенки стоял лепной сосуд типа банки с плоским дном (высота 11,6; ширина 15 см).

Описанные погребения по своей конструкции типичны для эпохи ранней, средней и поздней бронзы. Наиболее древнее погр. 2 из кург. 1 вблизи с. Сосновка с антропоморфной стелой, зооморфной скульптурой и фалообразной плитой, явно относится к древнеямной культуре. Это подтверждается присутствием скульптуры фала, известного в могилах ямного и кеми-обинского времени на Южном Буге (2, с. 35)







Рис. 7. Курган у с. Семеновка Мелитопольского р-на. Сосуды из погребений эпохи бронзы.


и в Крыму (3, с. 46, рис. 41). Близкое во времени к данному погребению примыкает погр. 7, овальных очертаний и находящее аналогию в кург. 1, погр. 3 из с. Ново-Филипповка, датируемое древнеямным временем типа Михайловка II (4, с. 210—III, рис. 3). Подтверждением служит найденный инвентарь. Так, ассиметричный кинжал известен в могилах древнеямной культуры (5, с. 59, рис. 40.4), наконечник стрелы с шильцем в основании известен в Майкопской культуре (Новосвободненский этап) (6, с. 70, рис. 33).

Что касается инвентаря из погр. 3, кург. 1 вблизи с. Сосновка (нож овальной формы) и погр. 2 и 8 в кург. с. Сосновка, то они сближаются с аналогичными материалами верхнего слоя Михайловка III (7, с. 102, табл. XIX, 5, 11, 13).

Интерес представляют катакомбные погребения. В частности, в погр. 1 в кургане вблизи с. Сосновка были найдены лук и стрела с кремневым наконечником, извест-


ные в погребении катакомбного времени вблизи с-за «Аккермень» (ныне «Элита») на Мелитопольщине (8, с, 57—58, рис. 43, с. 70, рис. 56.3). Человеческая стопа в виде посыпки охры в погр. 4 (с. Сосновка) находит аналогии в катакомбных погребениях на Донеччине (9, с. 205—206, рис. 3) и на Южном Буге (10, с. 69). Особо следует отметить рисунок животного на зооморфной скульптуре из погр. 2 в кургане вблизи с. Сосновка, находящая аналогию в гротах № 11 и 25 на холме Каменная Могила (11, с. 50, рис. 28, табл. XVIII).

Особый интерес в понимании межплеменных отношений играет наличие в древ-неямном погр. 7 (с. Семеновка) в области сердца погребенного кремневого наконечника стрелы майкопского типа, что явно свидетельствует о военных столкновениях названных племен.

Определенное значение имеют катакомбные погр. 5 (с. Сосновка) и погр. 9 (с. Семеновка), в которых были погребены колдуны-жрецы с ритуально-обрядовыми атрибутами. Среди катакомбных сосудов чрезвычайный интерес представляет сосуд из погр. 4 (с. Семеновка) с антропоморфным изображением, напоминающий петроглифы из грота № 18 на холме Каменная Могила (12, с. 53, табл. XII).


^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1. Массой В. М., Сарианиди В. И. Среднеазиатская терракота эпохи бронзы. Наука, М., 1973.

2. Шапошникова О. Г., Фоменко В Н., Довженко Н. Д. Ямная культурно-историческая область (Южнобугский вариант)//САИ, в. В1-3. Наука. М., 1986.

^ 3. Щепинсиий А. А. Памятники искусства эпохи раннего металла в Крыму.//СА, 1963, № 3.

4. Михайлов Б. Д. Курган эпохи ранней бронзы вблизи Каменной Могилы.//СА, 1988, №4.

^ 5. Вязьмітіна М. I., Іллінська В. А., Покровська €. Ф., Тереножкін О. I., Ковпаненко Г. Т. Кургани біля села Ново-Пиліпівка радгоспу «Акккермень».//АП, К., 1960,

т. VIII.

^ 6. Формозов А. А. Каменный век и энеолит Прикубанья. Наука. М., 1965.

7. Лагодовська О. Ф., Шапошникова О. Г., Макаревич М. Л. Михайлівське поселення. АН УРСР, К., 1962.

8. Вязьмітіна М. I., Іллінська В. А., Покровська С. Ф., Тереножкін О. I., Ковпаненко Г. Т. Кургани біля села Ново-Пилипівка і радгоспу «Аккермень». АП, К., АН УРСР, 1960, т. VIII.

9. Санжаров С. Н. Катакомбное погребение близ г. Северска.//СА, 1983, № 3.

10. Ричков М. О. Про зображення «ступнів ніг» на антропоморфних стелах доби раннего металу. Археолопя. К., 1982.

11. Рудинський М. Я. Кам'яна Могила. АН УРСР, К., 1961.

12. Рудинський М. Я. Кам'яна Могила. АН УРСР. К., 1961.


^ КАТАКОМБНЫЕ ПАМЯТНИКИ КРЫМА


Г. Н. ТОЩЕВ


За последнее десятилетие количество известных в Крыму памятников эпохи бронзы резко увеличилось. Новые материалы дают возможность расширить представления о культурах этого времени, в частности, катакомбной.

Первые находки этой культуры были получены еще в конце XIX века при раскопках курганов. Однако они, так же, как и выявленные к середине 50-х гг. памятники, в научный оборот не введены, известны по отрывочным данным. В монографии Т. Б. Поповой крымские памятники включены в североприазовский вариант, при этом


не исключалась возможность и выделения их в самостоятельный вариант (1, с. 69, рис. 15, с. 84).

Позже изучение материалов немногочисленных поселений позволило Л. Н, Соловьеву поставить вопрос о наличии катакомбной береговой культуры (2, с. 160—163).

Проводимые с 1961 г. массовые исследования памятников Северо-Крымской экспедицией Института археологии АН УССР дали возможность А. А. Щепинскому и Е. Н. Черепановой охарактеризовать основные культуры эпохи бронзы, заложить основы периодизации ямной и катакомбной культур (3, с. 20—21; 4; с. 40—52). При этом полностью изданы материалы раскопок 1962—1964 гг. (4).

Работа названных авторов до настоящего времени остается наиболее полным источником о катакомбных памятниках Крыма. Сведения о работе экспедиции в последующие годы весьма информативны (5; 6), в отдельных публикациях рассматривались лишь наиболее яркие находки (7). Частично заполняет пробел издание материалов раскопок экспедиции в 1977 г. (8).

При выделении приазовско-крымского варианта катакомбной культурно-исторической области О. Г. Шапошникова использовала в основном материалы Приазовья (9, с. 326). Позже крымские памятники были включены в состав днепро-азовской катакомбной культуры, для характеристики которой использованы материалы названных районов (10).

А. Л. Нечитайло, изучая материалы этого периода, выделила крымский вариант катакомбной культуры (11; 12, с. 108—114). Но остаются расплывчатыми признаки, положенные в основу обособления нового варианта, отсутствуют статистические данные.

Таково состояние изучения данного вопроса. Существующие характеристики проводились на основе незначительного материала, спорным остается вопрос о месте крымских памятников в катакомбной культурно-исторической области, как и выделяемое количество обрядовых групп.

В настоящее время катакомбные памятники на полуострове представлены поселениями и погребениями. Немногочисленные материалы первых в основном известны по данным разведок (3, с. 20; 4, с. 23—24), исключение составляют находки из поселений у с. Кирове (13, с. 9—11) и пос. Планерское. Оба памятника многослойные, ниже слои относятся к катакомбному периоду. Второе из них — Планерское 1 исследовалось в 1978 г. и 1986—1987 гг. Тавроскифской экспедицией (14) и археологической экспедицией Запорожского государственного университета. Из нижнего культурного слоя толщиной 0,3—0,5 м происходят обломки керамики и кремень, поделки из камня и кости. С этим слоем могут быть связаны находки булавы (рис. 2.8) и кремневого изделия в виде головы быка (рис. 2.7), происходящие из разрушенного участка слоя, а также обломок воронки (рис. 2.4) и колесико из глины (рис. 2.2).

Керамика представлена преимущественно обломками толстостенных сосудов, имеющих утолщенный край венчика, на поверхности многих следы расчесов, отдельные орнаментированы оттисками шнура или прочерченными линиями, один украшен валиком с пальцевыми вдавлениями (рис. 2, 1, 3, 5—6). В культурном слое раскопка №2 найдены молоточковидная орнаментированная булавка (рис. 2.9) и игла от второй. В раскопке № 1 (1978 г.) также была обнаружена молоточковидная булавка без орнамента.

Материалы нижнего слоя поселения Планерское 1 находят широкие аналогии в памятниках катакомбной культуры и относятся к завершающему ее периоду.

Основным же источником для характеристики данной культуры пока остаются погребения (15).

В основу работы положены материалы 306 захоронений из 74 курганов, исследованных преимущественно Сезеро-Крымской экспедицией в 1962—1964, 1977—1978, 1981—1983 гг.*. Материалы раскопок экспедиции в другие годы (начальник А. А. Ще-пинский) не изданы и остаются недоступными для специалистов.


* Искренне признателен начальникам Северо-Крымской экспедиции Корпусовой В. Н. (1977—1978 гг.) и Колотухину В. А. (с. 1981 г.) за предоставленную возможность ознакомиться с материалами.


Учтенные памятники отмечены для всей степной зоны Крыма, менее известны в центральных районах, что объяснимо их недостаточной изученностью (рис. 1). Курганы, созданные над могилами этой культуры, редки, возможно отметить пока всего 4 таких памятника. Остальные впускные, редкие из них перекрыты досыпками.

Закономерности в размещении могил в насыпи не отмечается, они довольно равномерно распределены во всех секторах. Но, например, в кургане № 6 у с. Чкалово погребения вытянуты двумя рядами по пинии запад—восток, что установлено А. Л. Нечитайло во время полевых исследований, а в кургане у с. Мартыновка они сосредоточены а группы (16, -. 35; 4, с. 237), В насыпи одного кургана находились от двух до 14 впускных могил, представленных катакомбами и простыми ямами.

Ведущей конструкцией являются катакомбы. В большинстве случаев шахта вырыта з более низкой части насыпи и ее заполнение в верхней части состояло из материковой глины или суглинка. Не исключено, что желтые пятна засыпки на поверхности являлись указателем на местонахождение могил в насыпи.

Входные шахты достоверно прослежены для 45% всех катакомб. Они имеют различную форму — округлую, овальную, квадратную или прямоугольную. Шахты сопрягались с погребальной камерой непосредственно или посредством короткого дромоса. Вход в камеру чаще имел округлую или сегментовидную (полуовальную) форму. В 15 катакомбах он перекрывался каменными плитами, редко камнем был забит весь ствол шахты. В отдельных катакомбах у входа отмечена древесная труха, на основании чего полагаем о перекрытии входа деревянными плахами. На дне шахт в отдельных могилах находились кости животных или сосуд. Для трети всех катакомб отмечено наличие ступеньки, реже двух или даже трех. Высота ступеньки в некоторых катакомбах достигала 1 м.

Погребальные камеры в плане имели овальную, бобовидную (фасолевидную), прямоугольную или подтрапециевидную форму. Взаимосочетания форм входных шахт и камер в катакомбах с индивидуальным или парным (одновременным) захоронением показывает, что наиболее распространенными являются катакомбы с округлой шахтой и овальной, реже бобовидной камерой, значительно меньшим числом представлены другие варианты.

Входные шахты основанием углублены в материк, в котором вырыты и погребальные камеры, В кургане у с, Крыловка Сакского р-на камеры врыты в слое плотного ракушняка, что более трудоемко и может служить указанием на устойчивость традиции захоронений в катакомбах.

Входные шахты располагались по центру одной из длинных сторон камеры, в редких случаях повернуты к ней углом.

Значительно меньше захоронений совершено в ямах овальной или прямоугольной формы а отдельных случаях перекрытых каменными плитами. Стенки ям некоторых могил расширялись книзу, примером является погребение 14 кургана 10 у с. Шалаши (рис. 4,1). Для ряда погребений форма ямы не установлена и лишь инвентарь дал возможность атрибутировать могилу.

В положении костяков в индивидуальных, парных и коллективных (одновременных) захоронениях отмечено три основных позиции — вытянуто на спине (94), скорченно на спине(39) и на боку — правом (27) ч левом (11). Небольшая серия представлена катакомбами с лежащими на спине с разворотом вправо (наоборот) костяками (15). По этому признаку возможно выделение трех обрядовых групп — с вытянутыми на спине костяками (1), скорченными на спине (I!) и на боку (III). Захоронения костяков в иной позе (на «животе», вытянуто на боку и др.) единичны.

Погребения 1 обрядовой группы совершены в катакомбах и простых ямах (рис. 3, 1, 8, 18). Известно одно захоронение в каменном ящике — Крыловка, 8/5* (рис. 3.26). Незначительно преобладает размещение катакомб в восточном секторе курганной насыпи. Костяки лежали посередине камеры или у дальней от входа стенки, лицевой частью кверху или повернутой ко входу. Для рук зафиксировано 6 позиций — обе вынуты вдоль туловища; одна вытянута, другая полусогнута; обе полусогнуты и т. д, Количественно преобладает первая позиция. Закономерности в


* Числитель — номер кургана, знаменатель — номер погребения.



Рис. 1. Катакомбные памятники Крыма. 1 — Виноградное; 2— Марьино; 3 — Приречное; 4 — Приветное; 5 — Изобильное; 6 — Чкалове; 7— Болотное; 8 — Рюмшино; 9 — Мартыновка; 10 — Колоски; 11—Целинное; 12 — Братское; 13— Богачевка; 14 — Неточное; 15 — Вишневка; 16—Филатовка; 17 — оз. Старое; 18 — Рисовое; 19— Кураевка; 20 — Танковое; 21—Портовое; 22 — Калинине; 23 — Крыловка; 24 — Степное; 25 — Славное; 26—Шалаши; 27 — Солдзтово; 28 — Наташино; 29— Донузлав; 30 — Крыловка; 31—Колоски; 32 — Приветное; 33 — Планерское 1; 34 — Кирово {№ 12, 21, 31—32 известны по работам типа АО).



Рис. 2. Материалы поселения Планерское 1 (1—-6 — керамика; 7 — кремень;

8—камень, 9 — кость).


ориентации погребенных не отмечено, что хорошо иллюстрируется на примере кургана №6 ус. Чкалова (16, с. 35, рис. 24). Для половины погребений зафиксировано наличие охры, которой чаще покрыты череп или кости рук и ног, реже она комками или пятнами находилась на дне камеры. Под скелетами могил выявлены коричневый тлен и мел.

Известные основные захоронения относятся к рассматриваемой группе (Чкалове, к. 6; Крыловка, к. 3; Крыловка, к. 8).

Конструкции могил II группы — со скорченными на спине костяками — близки к вышеописанным. Совпадает и размещение могил в курганных насыпях. Ноги погребенных уложены на одну из сторон или распались «ромбом», руки чаще вытянуты вдоль туловища или слегка согнуты в локтях. Ориентация погребенных неустойчива (рис. 4, 1, 12—13, 16). Охра отмечена для 2/2 всех могил.

К этой группе близки захоронения с лежащими на спине с разворотом костяками.

Катакомбы с лежащими на правом боку костяками в насыпях встречены повсеместно. В положении рук отмечается 5 позиций — обе вытянуты вдоль туловища; поднесены к лицевой части; одна полусогнута, другая вытянута и т. д. Преобладания одной из позиций не наблюдается. Ориентация костяков неустойчива (рис. 4.25; 5.1—2). Для трети могил из 16 прослежено наличие охры.

Из 11 катакомб с костяком на левом боку восемь находились в северной половине насыпи. В трех могилах костяки лежали с разворотом на «живот» (Рисовое, 1/3; Мартыновка, 1/6; 1/18). Положение рук разнообразно — в 4 случаях они кистями поднесены к лицевой части, в 3 — вытянуты вперед к туловищу. Преобладает восточная с отклонениями ориентация погребенных (5.4—5). Охра выявлена в двух погребениях, где найдены и кости животных.

В катакомбах третьей обрядовой группы погребальные камеры различны по размерам, вход в единичных случаях перекрыт каменным закладом.

Известны такжэ 24 парных и 2 коллективных одновременных захоронения. В 12 из них костяки лежали в одной позе (Крыловка, 13/4; Вишневка, 1/8; Степное, 6а/5; Танковое, 9/27 и др.), в остальных погребениях с двумя костяками последние находились в различных позах — один на спине, а другой на правом боку (3), правом и левом боку и др. Три костяка в одной из катакомб (Приречное, 4/24) лежали выткнуто к а сгине, в другой (Рюмшино, 6/13) — на спине, левом боку и на «животе», ориентированные в разные стороны.

В катакомбах с дозахоронениями (31) умершие находились в различных позах, иногда перекрывая друг друга; отмечено также 6 случаев перезахоронений. В последнем варианте погребенным нередко придавалось определенное положение, чаще имитирующее костяки группы. В отдельных могилах костяки лежали вытянуто на «животе». В 26 катакомбах поза умерших не установлена и 25 являются кенотафами.

Инвентарь выявлен в 155 погребениях (51%), находки сопровождали примерно половину могил каждой обрядовой группы. Оки представлены изделиями из бронзы, камня, кремня, кости и керамикой.

Изделия из бронзы обнаружены преимущественно в могилах I группы, среди них имеются ножи и шилья (рис. 3, 25, 28), бусины, пластины и другие мелкие украшения.

Изделия из камня характеризуют оружие и орудия труда. Среди первых отметим навершия булав откруглой или грушевидной формы (рис. 3.30; 4.19), топоры — около 10 экземпляров (рис. 3.31—32; 4.17—18), в наборе вторых имеются ступка в форме топора (рис. 4.5), пестики (рис. 4.2), растиральники (рис. 3.33), так называемые выпрямители древков стрел (рис. 3.10—13) и др. (рис. 3.29). Перечисленные предметы чаще найдены в захоронениях I группы, реже — второй.

Среди изделий из кремня имеются наконечники стрел с выемкой у основания (Крылозка, 7/9; Богачевка, 8/11, Рисовое, 7/26 и др.), ножи (рис. 4.20), наконечники дротиков (рис. 4.36), орудия труда — скребки, ножевидные пластины и др. (Целинное, 14/7; Мартыновка, 1/1. Оружие встречено в могилах двух первых групп, очень редко в катакомбах с лежащими на правом боку костяками. Орудия труда выявлены в захоронениях всех групп.




Риг. 3. Погребения и инвентарь первой обрядовой группы. 1.15 — Наташино, 16/6; 2 —Степное, 6а/5; 3 — Рюмшино, 3/2; 4— Чкалозо, 6/10, 5.31 — Наташино, 18/10; 6 — Чкалово, 6/5; 7 — Калиновка, 1/12; 8—14 — Целинное, 14/7; 16.19 — Славное, 24/8; 17 — Калиновка, 1/6; 18 — Крыловка, 13/14; 16; 20 — Вишневка, 1/8; 21 —Изобильное, 22/12; 22 —Степное, 6а/7; 23 — Крыловка, 13/4; 24 — Крыловка, 13/1; 25.28—29— Филатовка, 12/2; 26—27 — Крыловка, 8/5; 32 — Целинное, 16/9; 33 — Целинное, 13/7.


Во многих захоронениях найдены поделки из кости, характеризующие орудия труда — своеобразные «кисти» (рис. 4.3—4), проколки (Рисовое, 7/26; оз. Старое, 14/26 и др.).

Редки находки раковин со сквозными отверстиями (рис. 4.35).

Коллекция керамики насчитывает 133 сосуда, включая и обнаруженные в насыпи, и один деревянный сосуд — Танковое, 9/12.

Обычно в могиле находился один сосуд, стоящий чаще справа от черепа погребенного. Находки двух (Славное, 24/8; Танковое, 9/27) или трех сосудов (Рисовое, 5/4; Мартыновка, 1/23) редки. Многие сосуды в погребениях стояли кверху дном.

В наборе керамики имеются амфорки (рис. 3.3; 4.28), чаши с плоским или сферическим дном (рис. 3.6—7, 9, 16), округлотелые горшки (рис. 3.4—5, 19; 4.10—11), сосуды вытянутых (рис. 4, 9, 21) или приземистых (рис. 3.21; 4.6—723) пропорций, различные варианты банковидных сосудов (рис. 3.22—23; 4.24, 26, 29—30, 32), с резким перегибом туловищ (рис. 3.17; 4.М, 14), -небольшие по раз:мерз<м горшки (рис. 4.8; 5.6), миски (рис. 3.2) и др. (рис. 4.27, 31). Единичным экземпляром представлен округлотелый сосуд из Наташино (рис. 5.3) и чугункообразный сосуд из Марьино.

Среди орнаментальных мотивов преобладают треугольники, образованные оттисками шнура или прочерченными линиями, реже отмечены ряды насечек различной формы или вдавлений, шнура, прочерченных линий или валиков, покрывающих верхнюю треть или половину сосуда. Украшения полуфестонами, рядами оттисков полой трубочки единичны. Весьма значителен процент неорнаментирозанной керамики.

Сосуды из погребений 1 обрядовой группы более разнообразны по форме и обычно орнаментированы.

Значительные наборы инвентаря (от 5 до 15 единиц), в состав которых входили так называемые выпрямители древков стрел, керамика, изделия из бронзы, камня и кремня, происходят из погребений с вытянутыми на спине костяками (Целинное, 14/7; Филатовха, 12/2 и др.), известны та«же в парных захоронениях с различным положением костяков.

В ряде катакомб на лицевых частях умерших глиняно-охристые маски или их остатки — Филатовка, 12/2, Целинное, 1/25, Богачевка, 8/11, Танково, 9/28, Рюмшино, 14/3. Маски обнаружены в могилах с вытянутыми на спине костяками или некоторым придана после перезахоронения такая же поза. В черепах некоторых погребенных имелись трепанационные отверстия (Рюмшино, Цепинное, Шалаши и др.).

Для выявления позиции катакомбных погребений к могилам других культур рассмотрим известные стратиграфические ситуации. Так, в к. 1 ус. Мартыновка п. 7 с дозахоронением (оба костяка вытянуты на спине) нарушило позднеямное захоронение 8 (4, с. 241—242). То же отмечено в к. 13 у с. Крыловка Сакского района (раскопки 1983 г.). Но в этом же кургане катакомба 16 с вытянутым костяком нарушена п. 14 с погребенным по яллкому обычаю — скорченно на спине (рис. 3.18), а катакомба со скорченными на спине костяками нарушена могилой культуры много-валиковой керамики (п. п. 3 и 4). Вп многих курганах с основным захоронением катакомбы являются впускными.

Сделанные наблюдения дают основания размещать хронологически катакомбные памятники между ямными и памятниками культуры многоваликовой керамики, срубными. При этом не исключается и сосуществование части поздне ямного и катакомбного населения, что отмечено и для других районов (17, с. 11; 18, с. 46—48). Этим объясняются находки керамики поздне ямного облика в катакомбных погребениях (рис. 4, 9, 14, 22, 27), обнаруженные в захоронениях курганов у сел Рисовое (7/26), Танковое, (10/5), Целинное, (13/6) и др. (4 с. 49; 12, с. 110).

Известны также случаи пересечения катакомбных погребений. Рассмотрим их подробно, так как они играют существенную роль при установлении и выделении хронологических этапов, в отношении которых мнения неоднозначны.

А. А. Щепинский и Е. Н. Черепанова выделили 3 группы катакомбных памятников. К первой, ранней, они отнесли захоронения с полуовальными или бобовидными камерами и округлыми или прямоугольными колодцами, с лежащими на спине или с разворотом костяками. Наиболее поздними признаны катакомбы с вытянутыми на



Рис, 4. Материалы II и III обрядовых групп. 1—6 —Шалаши, 10/4; 7 — Крыловка, 13/20; 8 —Калиновка, 1/9; 9,12 — Целинное, 13/6; 10 — Рюмшино, 10/8; 11 —Ргамши-но, 5/1; 13-—Шалаши, 10/16; 14 — Мартыновна, 1/21; 15 — Наташино, 13/5; 16 — Рюмшино, 3/4; 17—18 — Рюмшино, 6/16а; 19—Шалаши, 10/1 Б; 20 — Рюмшино, 6/16а; 21 — Рюмшино, 8/12; 22 — Рюмшино, 6/12; 23 — Крыловка, 13/18; 24—Рюмшино, 8/4; 25 — Славное, 24/9; 26.32—35 — Танковое, 9/27; 27,36 — Танковое, 9/26; 28 — Танковсе, 15/9; 29—30 — Рисовое, 1/36; 3! — Крыловка, 12/11.


спине костяками, а могилы со скорченными на боку погребенными отнесены ко II промежуточной группе (4, с. 48—51).

На последних страницах этой работы выводы изменены. По мнению авторов, обряд (скорченно на спине) развивается по двум линиям — вытянуто на спине и скорченно на боку. Появление последнего объясняется влиянием срубного населения (4, с. 326).

Отметим, что первый вариант периодизации вызвал позже критические замечания со стороны исследователей (19, с. 83—89), второй же не принимался во внимание.

Привлекая нижнеднепровские и приазовские аналогии, три группы захоронений выделяет А. Л. Нечитайло (12, с. 110—113). Она на основе 169 памятников создала новую периодизацию, положив в основу членения такие признаки, как конструктивные особенности могил, обряд захоронения, инвентарь. К первой группе ею отнесены катакомбы с костяками на спине и на боку; ко второй — с вытянутыми погребениями и к третьей — со скорченными на боку. В целом же катакомбные памятники всех групп отнесены к концу III — второй четверти II тыс. до н. э. (12, с. 113).

Располагая значительно большим количеством материалов, обратимся к известным стратиграфическим данным.

В к. 1 ус. Мартыновка катакомба 20 с вытянутым костяком нарушила могилу 21 со скорченным на спине костяком, а п. 22 (умерший уложен вытянуто на спине) оказалась задетой катакомбой 19 со скорченным на правом боку костяком (4, с. 247—249).

В к. 1 ус. Рисовое катакомба 37 с округлым колодцем и бобовидной камерой (костяк на правом боку с разворотом на «живот») нарушила катакомбу 36 с прямоугольным колодцем и овальной камерой (костяк на левом боку с разворотом на «живот»).

В к. 14 у с. Рюмшино п. 3 с вытянутым костяком нарушило п. 4 со скорченным на спине погребенным, а в к. 6 прямоугольные колодцы двух катакомб 16 и 16а совмещены. Последнее погребение с двумя скорченными на спине и одним на правом боку костяком совершено позже, нежели п. 16 со скорченньим на спине погребенным. Катакомба 19 в к. 13 ус. Крыловка нарушила катакомбу 20. В этих могилах костяки лежали скорченно на спине.

Курган бус. Чкалова возведен над катакомбой 10 с округлым колодцем и овальной камерой, в которой расчлененному костяку придана поза «вытянуто на спине» *. В насыпь впущены катакомбы с вытянутыми на спине погребенными. В парном захоронении 4 один костяк лежал вытянуто на спине, другой — со слегка согнутыми в коленях ногами (16, с. 40).

В к. 1 у с. Чкалове переичной является катакомба 4 с округлым колодцем и овальной камерой с дозахоронением (поза двух ранее погребенных не установлена, последний погребенный лежал вытянуто на спине). Более поздней в насыпи выступает катакомба 7 с округлым колодцем и прямоугольной камерой с дозахоронениями — один костяк вытянут на спине, другой скорчен на правом боку, поза двух не установлена (16, с. 12—13).

Из анализа случаев пересечения могил возможен вывод, что погребения I группы следуют эа катакомбами II группы и являются хронологически более поздними. В одном случае (Мартыновка, 1/19, 22) погребение III группы (костяк на правом боку) перекрывает погребение первой, но в целом данных о соотношении могил последней группы с первыми двумя недостаточно, поэтому обратимся к материалам сопредельных территорий.

В Нижнем Поднепровье к ранним отнесены катакомбы с многоугольными шахтами и камерами со скорченными костяками, за которыми следуют катакомбы с овальной шахтой и камерой с костяками в такой же позиции. Позднейшими выступают катакомбы с округлой шахтой и овальной камерой с вытянутыми на спине костяками. (19, с. 98—107). Как переходная от катакомбных к КМК рассматривается серия катакомб со скорченными на боку костяками (19; 20, с. 48—52). Последние известны и в


* Заключение о положении костяка сделано на основании изучения отчета, полевых чертежей и информации соавтора раскопок С. Ж. Пустовалова.



Рис. 5. Материалы II и III обрядовых групп. 1 —Крыловка, 12/12; 2 — Славное, 14/10; 3 — Наташино, 18/9; 4— Рюмшино, 14/15; 5—6 — Солдатово, 3/3.


Крыму. Эту группу А. Л. Нечитайло относит к позднейшим памятникам, которые, по ее мнению, отчасти синхронны КМК (12, с. ИЗ). Но при этом автор иллюстрирует свое заключение материалами катакомбы с дозахоронениями (Чкалово, 1/7)*.

Для крымских катакомб многоугольные камеры и колодцы редки, в таких могилах костяки находятся в различных позах, поэтому для рассматриваемых памятников данного региона такой признак как форма входного колодца и камеры является менее четким хронологическим показателем, каким он выступает в некоторых районах Поднепровья.

Исходя из данных стратиграфии, конструкций могил, положения костяков, сопровождающего инвентаря, можно подтрердить вывод о более раннем времени катакомб со скорченными костяками по отношению катакомб с вытянутыми на спине костяками, что засвидетельствовано и для всей степной зоны Причерноморья. В отношении памятников III группы необходимо отметить следующее. Среди катакомб этой серии возможно выделение ранних и поздних. К первым могут быть отнесены погребения, в которых большинство костяков лежат на правом боку, а инвентарь находит аналогии в материалах позднеямных и раннекатакомбных памятников Под-


* Как правило, катакомбы с дозахоронениями содержат костяки в различной позиции. Отнесение таких памятников к определенному хронологическому периоду затруднительно, они требуют специального изучения.


непровья и Приазовья — Славное, 24/9; Рюмшино, 8/12; 14/15; Танковое, 9/26, 9/27; Рисовое, 1/36 и др. Ко вторым относятся катакомбы с ориентированными в восточном или западном направлении костяками, руки которых в большинстве случаев поднесены к лицевой части черепа — Мартыновка, 1/19; Нагашино, 18/9; Крыловка, 12/12; (рис. 5.1); Славное, 14;9 (рис. 5.2); Солдатово, 3/3 (рис. 5.5) и др. Редкие из них сопровождаются инвентарем, в числе которого сосуды (рис. 5.3, 6) и камень со следами перевязи — Крыловка, 12/12. Некоторые из них, например, Солдатово, 3/3, могут быть сопоставимы с выделяемой С. Ж. Пустоваловым переходной группой памятников, от которых получили свое развитие подбойные могилы КМК.

Следовательно, для степного Крыма возможно пока выделение трех хронологических групп памятников катакомбного времени, что отмечали уже и другие исследователи. К наиболее ранней относятся катакомбы со скорченными на спине и некоторые погребения с лежащими на боку, с разворотом, погребенными. Ко второй, наиболее распространенной — катакомбы с вытянутыми на спине костяками, а к третьей, наиболее поздней — могилы со скорченными на боку. К последней группе относятся и захоронения, в которых вытянутые на спине костяки сопровождались костяными пряжками. В настоящее время на полуострове известно три таких памятника — Крыловка, 8/5 (рис. 3.26—27), Крылозка, 13/1 (рис. 3.24) и курган под Евпаторией (21, с. 252). Подобные захоронения в большом количестве известны в Среднем Поднепровье и относятся С. С. Березанской уже непосредственно к КМК (22, с. 19). Такие погребения, по-видимому, необходимо рассматривать как переходные от катакомбных к КМК, на что указывает сочетание признаков двух культур в одном комплексе.

В целом же катакомбные памятники Крыма сопоставимы с известными, широко распространенными, прежде всего в прилегающих районах Приазовья и Поднепровья. Сказанное относится в полной мере к катакомбам II группы. Погребения с вытянутыми костяками находят более широкие аналогии в материалах памятников причерноморских степей от Приазовья до Попрутья и Подунавья. Они образуют совместно с ними единый хронологический пласт, в пределах которого не исключена возможность выделения отдельных территориальных вариантов.

Необходимо отметить, что наиболее ранние катакомбы (Т-образной формы, с заплечиками во входной яме — по В. А. Сафронову и С. Н, Братченко) в Крыму неизвестны.

Сочетание в одном погребальном комплексе ранних и поздних признаков (форма колодца и камеры, положение костяков, инвентарь) могут быть отчасти объяснимы особенностями в развитии культур полуострова, определенными его географическим положением. Этот район — своеобразная «ниша», периферия катакомбной культурно-исторической области, где культуры продолжали свое существование даже после их распада или упадка в степной полосе Причерноморья (это положение наглядно прослеживается в более поздние периоды — скифский и эпохи средневековья). Под нажимом более поздних культурных групп из района Приазовья и Поднепровья мог происходить отток населения, которое и «консервировалось» в границах полуострова, имея контакты с Северным Кавказом (II) и порождая своеобразные образования с новопришедшими племенами.

Определению хронологии выделенных групп катакомбных памятников Крыма способствуют материалы сопредельных территорий. Так погребения с вытянутыми костяками в степной зоне Причерноморья различными исследователями датируются в целом XVIII—XVII вв. до н. з. (23; 10, с. 418), к более раннему времени — XX— XIX вв. до н. э. относятся в целом захоронения со скорченными погребенными. В Крыму могилы с позднейшими чертами в обряде захоронения и инвентаре могут быть датированы концом существования катакомбной — началом культуры много-валиковой керамики, время бытования которых — конец XVII — начало XVI вв. до н. э.

Материалы позднекагакомбных и т. н. каменско-ливенцовских памятников имеют много сходных черт, проявляемых прежде всего в керамике. По-видимому, первая из них явилась основой для сложения последующей. Особенно наглядно об этом свидетельствуют материалы поселения Планерское 1.


ЛИТЕРАТУРА:

^ 1. Попова Т. Б. Племена катакомбной культуры. — Москва, 1955.

2. Соловьев Л. Н. Новый памятник культурных связей Кавказского Причерноморья в эпоху неолита и бронзы — стоянки Воронцовской пещеры.//Тр. Абхаз. ИЯЛИ. Сухуми, 1958. — Т. XXIX.

^ 3. Щепинский А. А. Культуры энеолита и бронзы в Крыму.//'СА. — 1966. — № 2.

4. Щепинский А. А., Черепанова Е. Н. Северное Присивашье в V—I тысячелетиях до н. э. — Симферополь: Таврия, 1969.

^ 5. Щепинский А. А. Северо-Крымская экспедиция.//АО. — 1972. — Москва, 1973.

6. Щепинский А. А. Исследования в зоне строительства Северо-Крымского кана-ла.//АО. — 1975.— Москва, 1976.

^ 7. Данилова Е. И., Корпусова В. Н. Катакомбное погребение с трепанированным черепом в Крыму.//СА. — 1981. — № 1.

8. Курганы степного Крыма Киев: Наукова думка, 1984.

^ 9. Шапошникова О. Г, Катакомбна культурна область.//Археологія Українсько УРСР. — Київ, 1971 —Т. 1.

10. Братченко С. Н., Шапошникова О. Г. Катакомбная культурно-историческая общность.//Археология Украинской ССР. — Киев: Наукова думка, 1985. — Т. 1.

11. Нечитайло А. Л. Погребения катакомбной культуры Крымского Присивашья (по материалам раскопок 1977 г.). Проблемы эпохи бронзы юга Восточной Европы: Тез. докл. конф.— Донецк: Изд-зо Донецк, ун-та, 1979.

12. Нечитайло А. Л. О крымском варианте катакомбной культуры.//Курганы степного Крыма. — Киев: Наукова думка, 1984.

13. Лесков А. М. Кировское поселение.//Древности Восточного Крыма. — Киев: Наукова думка, 1970.

14. Колотухин В. А., Скорый С. А. О работах Коктебельского отряда.//АО.— 1978.— Москва, 1979.

15. Тощев Г. Н. Новые материалы среднего периода эпохи бронзы.//Проблемы охраны и исследования памятников археологии в Донбассе. — Донецк, 1987.

16. Нечитайло А. Л., Бунатян Е. П. Курганная группа близ с. Чкалове,//Курганы степного Крыма. Киев: Наукова думка, 1984.

17. Тощев Г. Н. Средний период бронзового века Северо-Западного Причерноморья: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. — Киев: 07.00.06.1982.

18. Марина 3. П. О погребениях так называемого ямно-катакомбного типа.// Древности степного Поднепровья (III—I тыс. до н. э.). — Днепропетровск, 1982.

19. ПустовалОв С. Ж. К методике периодизации катакомбной культуры по данным погребального обряда.//Новые методы археологических исследований. — Киев: Наукова думка, 1982.

20. Шарафутдннова И_ И. Степное Поднепровье в эпоху поздней бронзы. — Киев: Наукова думка, 1982.

21. Шульц П, Н. О работах Евпаторийской экспедиции.//СА. — 1937. — Т. 111.

22. Березанская С. С.. Отрощенко В. В., Чередниченко Н. Н., Шарафутдинова И. Н.

Культуры эпохи бронзы на территории Украины. — Киев: Наукова думка, 1986.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації