Поиск по базе сайта:
Древности степного причерноморья и крыма icon

Древности степного причерноморья и крыма




НазваДревности степного причерноморья и крыма
Сторінка8/16
Дата конвертації03.03.2013
Розмір2.91 Mb.
ТипСборник научных работ
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Погребение 1а, ямное, основное (рис. 6.2), было расположено в 0,5 м к югу от репера на глубине 1,56 м (0,86 м от древнего горизонта). Могильная яма прямоугольная с закругленными углами, размерами 1,17X2,0 м, была ориентирована с запада на восток. Ее западная часть перерезалась погребением 1, а над восточной частью находилась большая плита из известняка (см. описание выше). Скелет лежал на спине головой на запад. Руки, согнутые в локтях, были отставлены от туловища. Ноги, подогнутые в коленях, упали влево. Кости черепа, кисти рук и пальцы ног окрашены охрой. Перед черепом и плечевыми костями наблюдалась посыпка из охры, под остальной частью скелета — коричневый тлен с мелом. Инвентарь отсутствовал.

Погребение 2, киммерийское (рис. 6.5), было расположено в 4,8 м к югу от репера на глубине 0,72 м. Контуры могильной ямы не прослеживались. Погребенный лежал скорчено на левом боку головой на восток. Руки, согнутые в локтях, лежали перед черепом. Ноги скорчены в тазу под тупым, а в коленях под острым углом. Под тазом находился оселок. За спиной погребенного лежали кости барана (?).

Описание находки.

1. Оселок из темно-серого кварцита вытянутой трапециевидной формы. В верхней, зауженной, части круглое отверстие. Длина орудия 11 см, ширина основания 2,1 см, верхней части 1,4 см, толщина 0,9 см (рис. 6.6).

Погребение 3, срубное (рис. 6.7), было расположено в 3,5 м к северо-востоку от репера на глубине 0,3 м в насыпи кургана. Контуры могильной ямы не прослеживались. Погребенный лежал скорченно на левом боку, головой на юго-восток. Левая рука, согнутая в локте под острым углом, лежала на плече, Положение правой не прослеживалось. Ноги были согнуты в тазе и коленях под острым углом. Перед лицевой частью черепа находился развал лепного сосуда.

Описание находки.

1. Горшок с прямым, плоским на срезе венчиком, под которым расположен вытянутый валик. Тулово с ребром в верхней трети сосуда, дно плоское с закраиной. В тесте примеси крупного шамота и песка. Высота сосуда 12 см, диаметры: венчика — ок. 13 см, тузюва — ок. 16, дна — 10 см (рис. 6.8).

Погребение 4, катакомбное (рис. 7.1), было расположено в 4,5 м к северо-востоку от репера. Входная яма овальная, размерами 1,12X0,65 м, была ориентирована с севера на юг. Дно на глубине 1,41 м. С восточной стороны располагался дромос, прикрытый одной большой плитой, размерами 0,6X0,4X0,31 м и пятью небольшими камнями. Длина дромоса 0,4 м, ширина 1,18 м, дно понижено на 8—14 см. Камера овальная в плане, размерами 1,7X1,05 м, была ориентирована с севера на юг, параллельно оси входной ямы. Глубина дна 1,95 х, перепад уровней составил 0,54 м. Свод камеры просел, в сохранившейся восточной части его высота сотавляла 0,68 м. В камере погребены трое: двое взрослых и ребенок. Большую часть камеры занимали два скелета, лежащие в одинаковом положении: на спине, головами на север. Согнутые в коленях ноги упали влево, руки вытянуты вдоль туловищ. У западного костяка, руки слегка согнуты в локтях. У его правого плеча находился лепной сосуд, У колен восточного костяка лежал второй сосуд. Под южной стенкой находились останки ребенка, от которого сохранились несколько косточек и свод черепа. В 15 см к северу от последнего лежали шесть костяных пронизок. Под Погребенными прослеживался растительный тлен и посыпка мелом.

Описание находок..

1. Сосуд лепной с коротким венчиком, небольшим плечиком и яйцевидным туловом. Дно небольшое, неустойчивое. Под венчиком расположены вертикальные расчесы гребенкой, по тулову — хаотические. Поверхность серая в пятнах. Высота сосуда 15,5 см, диаметры: венчика 14 см, тулова -18 см, дна 6,5 см (рис. 7.2).

2. Горшочек с высоким прямым, венчиком, яйцевидным туловом, неустойчивым дном. На тулове ярко выраженное ребро, украшенное двойным рядом ногтевых вдавлений. Высота сосуда 1 см, диаметры: венчика — 6,5 см, тулова — 8,9 см, дна —3 см (рис. 7.3).




Рис. 7. 1. — план и разрез погребения 4; 2—4 - инвентарь из погребения 4; 5 — погребение 5; 6 — сосуд из погребения 5; 7 — план и разрез погребения 6; 8 — погребение 7; 9 — погребение 8; 10 — погребение 9.



Рис. 8. 1 — план кургана 1 из курганной группы 11; 2 — план и разрез погребения 1; 3 - сосуд из погребения 1; 4 — сосуд из разрушенного кургана 2.


3. Пронизки из трубчатых костей, украшенных врезной спиралью. Длина их от 2,5 до 4,7 см, диаметр 0,5 см, 6 шт. (рис. 7,4).

Погребение 5, кочевническое (рис. 7.5), было расположено в 0,5 м к северу от репера на глубине 0,2 м. Контуры могильной ямы не прослеживались. Погребенный лежал вытянуто на спине, головой на запад. Руки протянуты вдоль туловища. Возле черепа находился развал лепного сосуда.

Описание находки.

1. Горшок с коротким, почти прямым венчиком, плоским на срезе. Тулово широкое, округлое, дно плоское с закраиной. Поверхность серого цвета, грубо заглажена. В тесте примеси органики. Высота сосуда 15 см, диаметры: тулова — 13 см, дна — 8 см (рис. 7.6).

Погребение 6, неопределенное (рис. 7.7), было расположено в 5,4 м к западу от репера на глубине 1,4 м. Могильная яма овальная, размерами 1,83X1,1 м, ориентирована с запада на восток. В западной половине лежали компактно уложенные расчлененные кости человека. Среди них отсутствовали кисти рук, плечевые кости и половина таза. Инвентаря нет.

Погребение 7, культуры многоваликовой керамики (рис. 7.8), было расположено в 2,6 м к югу от репера на глубине 1,42 м. Могильная яма прямоугольная с закругленными углами, размерами 2,0X0,76 м, ориентирована с юго-запада на северо-восток. Погребенный лежал скорчено на правом боку головой на юго-запад. Руки согнуты в локтях под острым углом, кисти перекрещены и лежат под черепом. Ноги согнуты в тазе под тупым, а в коленях — под острым углом. Череп, кисти и стопы окрашены охрой. Инвентарь отсутствовал.

Погребение 8, ямное (рис. 7.9), было расположено в 7,3 м к юго-востоку от репера на глубине 1,37 м. Могильная яма подпрямоугольная с разновеликими короткими сторонами и закругленными углами. Длина ее 1,55 м, ширина северной стороны 1,05 м, южной -- 0,82 м. Ориентирована с севера—северо-востока на юг—юго-запад. Погребенный лежал на спине головой на юг. Согнутые в коленях ноги упали влево. Руки вытянуты вдоль туловища. Инвентарь отсутствовал.

Погребение 9, культуры многоваликовой керамики (рис. 7.10), было расположено в 4 м к северо-западу от репера на глубине 1,17 м. Могильная яма овальная, размерами 1,4X1,02 м, ориентирована с юго-запада на северо-восток. Скелет лежал скорченно на правом боку головой на юго-запад. Положение рук не прослеживалось. Ноги были согнуты в тазе под тупым, а в коленях — под острым углом. Под костяком прослеживались слабые следы белесого тлена. Инвентаря нет.

^ КУРГАННАЯ ГРУППА Я состояла из двух насыпей, расположенных в 150 м друг от друга. Меньшая насыпь — практически полностью распаханная — была уничтожена окончательно при прокладке коллектора. При этом были разрушены два погребения, в одном из которых находился лепной сосуд баночного типа (рис. 8.4). Вторая насыпь была исследована нами.

КУРГАН 1 (рис, 8.1) .круглый в плане с уплощенной поверхностью, распахивался. Диаметр его 24 м, высота от уровня погребенной почвы — 1,0 м, материк на глубине 1,8 м. Насыпь была сложена в один прием над единственным погребением катакомбного времени.

Погребение 1 (рис. 8.2) было расположено в геометрическом центре кургана, в 0,6 м к югу от репера на глубине 2,2 м (1,2 м от древнего горизонта). Входная яма не прослеживалась. Камера овальная, размерами 2,0X1,4 м, ориентирована с запада на восток. Погребение парное, скелеты плохой сохранности. От костяка, лежавшего под южной стенкой, сохранились лишь остатки черепа. Скелет, находившийся под северной стенкой, лежал вытянуто на спине, головой на восток. Ноги в коленях сближены. Левая рука была вытянута вдоль туловища, положение правой не прослеживалось. Под костяком наблюдался белесый тлен. На уровне черепов, между погребенными, находился лепной сосуд.

Описание находки.

1. Сосуд с невысоким прямым венчиком, реповидным туловом и небольшим плоским дном. Край венчика украшен косыми палочными вдавлениями, образующими «ёлочками». Венчик отделяет от тулова неглубокий желобок, край


которого украшен подобным же орнаментом. Поверхность сосуда желтого цвета, в тесте вкрапления слюды. Высота его 18,2 см, диаметры: венчика -14,2 см, тулова — 25,8 см, дна — 12,5 см (рис. 8.3).

Таким образом, все исследованные курганные насыпи были сооружены в эпоху бронзы: в двух случаях (к. 1 и 3) над погребениями ямного времени и двух -- катакомбного. Обнаружено 25 погребений различных археологических культур, от эпохи ранней бронзы до средневековья. Ямные погребения (8), как правило, совершены в прямоугольных ямах, в большинстве своем перекрытых деревом и камышом, и в 2-х случаях камнем. Ориентированы погребенные по разным сторонам света, они лежали на спине с подогнутыми ногами, лишь детский костяк в парном погребении (к. 1, п. 9) лежал скорченно на боку. Подобные погребения некоторые исследователи относят к первому и второму (на боку) обрядовым группам, а, следовательно, к первому хронологическому горизонту (3, с. 30). В погребениях присутствует мел и охра, большинство из них безинвентарные. Исключение составляет погребение «мастера» (к. 1, п. 3 с богатым набором инвентаря. Так как трассологический анализ не производился, преждевременно пока говорить о характере производства с которым мог быть связан данный набор (4, с. 22).

Катакомбные погребения (8) представлены, по крайней мере, двумя хронологическими периодами. Наиболее ранние из них совершены в камерах подпрямоугольной формы (к. 1, п. 6 и 11, к. 3, п. 4). Погребенные в них лежали на спине с подогнутыми ногами и сопровождались сосудами ямного типа. Все вышеозначенные погребения содержали в себе от 2 до 6 костяков, что позволяет говорить, в частности, о погр. 11 из к. 1, как о семейном склепе. В погребениях присутствовали мел, охра и отмечены следы культа огня -- угольки, горелая подстилка. Погребения поздней группы совершены в овальных камерах. Скелеты лежали в вытянутом положении, лишь в одном случае скорченно на правом боку (к. 1, п. 8). Среди катакомбных погребений выделяется одно захоронение с реповидным сосудом маныческого типа, выделяемые С. Н. Братченко в отдел II, группу Д, тип I (5, с. 27).

Погребения культуры многоваликовой керамики представлены четырьмя захоронениями. Все они совершены в овальных ямах. Скелеты лежали скорченно на правом (3) и левом (1) боку, ориентация — запад, юго-запад и юго-восток. Два погребения сопровождались характерными классическими сосудами. Памятники срубной и киммерийской культуры представлены единичными погребениями. Первое из них сопровождалось горшком с вытянутым валиком, типичным для сабатиновского времени, второе — каменным оселком.

Два погребения принадлежали поздним кочевникам. В одном из них (к. 3, п. 5) находился редко встречаемый лепной сосуд.


ЛИТЕРАТУРА

1. САМОКВАСОВ Д. Я. Могильные древности Александровского уезда Екатеринославской губернии//Труды VI археологического съезда в Одессе (1884).— Одесса, 1886, т. 1.

2. ЭВАРНИЦКИЙ Д. И. Раскопка курганов в пределах Екатеринославской губернии.//Труды XIII археологического съезда. — М., 1907, т. 1.

^ 3. ДОВЖЕНКО Н. Д., РЫЧКОВ Н. А. К проблеме социальной стратификации племен ямной культурно-исторической общности.//Новые памятники ямной культуры степной зоны Украины. •— Киев. Наук, думка, 1988.

^ 4. БЕРЕЗАНСЬКА С. С., ЛЯШКО С. Н. Вивчення ремесла за виробничими комплексами з пам'яток доби бронзи.//Археологія. — 1989, № 3.

5. БРАТЧЕНКО С. Н. Нижнее Подонье в эпоху Средней бронзы.//Киев. Наук, думка, 1976.


^ СКУЛЬПТУРА ГОЛОВЫ ВЕШАЛА В ГРОТЕ КАМЕННОЙ МОГИЛЫ

Б. Д. МИХАЙЛОВ


В 1985 году на северном склоне холма Каменная Могила, вблизи Мелитополя Запорожской области, автором открыто новое местонахождение № 55 с петроглифами, среди которых на карнизе потолка грота находится скульптурное зооморфное изображение (1, с. 372) (рис. 1—2).

В настоящее время местонахождение представляет развал многочисленных песчаниковых плит различных форм и очертаний, ранее составляющих потолок-монолит глубокой пещеры (длина 2,5 м, ширина 2,1 м, высота 1,2 м) (рис. 3.1). На потолке находятся овальновиеватые карнизы-наплывы, образованные в результате формирования песчаника среднесарматского яруса.

В центре грота, перпендикулярно к плоскости карниза расположен выступ конусовидно-овальной формы со следами шлифования и скульптурной обработки, придающие черты заостренного профиля головы ужовой змеи (длина 57 см, ширина 35 см, темени 54 см) (2, с. 323, рис. 196), обращенной мордой в сторону р. Молочной, которая находится от грота в 50 м к северо-востоку. Широкими бороздками отмечены верхняя и нижняя -отвислые губы и обозначен приоткрытый рот с зубами, со следами многочисленных сколов, образовавшихся в результате ударов небольшим орудием (молоток -- ?). Глаза выполнены в виде небольших ямок (диаметр 1,5—1 см).

Все это убеждает, что в камне воссоздан образ мифического хтоничеекрго существа, явно напоминающего известных рыбо-змеевидных драконов-вешапов на Кавказе, когда в древности их внешний вид был близок к обычным рыбозмеям, но отличался большими размерами (3, с. 468).

Следует отметить, что на верхней стороне головы названной скульптуры, на условной предлобно-лобно-теменной плоскости по центру проходит широкая линия-бороздка, с левой стороны соединяющаяся с прямоугольником и вытянутыми двумя расходящимися лучами-отрезками, на одном из концов которых нанесена поперечная бороздка. Рядом расположена человеческая стопа (длина 37 см, ширина 6—10 см), перечеркнутая линейно-геометрическими начертаниями в стиле поверхностного штриха, в левом углу скульптуры расположено небольшое овально-вытянутое углубление (длина 16 см, ширина 7,5 см, глубина 4 см), расписанное по краям в виде ободка вертикальными бороздками (длина 1—.1,5 см) к плоскости условной линии.

На противоположной (левой) стороне находится небольшая прямая с изогнутым концом и ломаная линия. Короткие вертикальные бороздки нанесены по краю носа (11 шт.), часть из которых (5 шт.) перечеркнуты дугообразной линией, а в трех промежутках имеются косые короткие бороздки под углом 45°. На левой стороне под глазом имеются рисунки в виде ломаной двойной линии (зигзаг), заканчивающиеся вертикальными бороздками (13 шт.), расположенными дугообразным порядком, где в нижней части нанесена большая горизонтальная линия-бороздка.

Вдоль верхней губы расположены борозды со следами сколов (5 шт.) под углом 45°, переходящие постепенно в вертикальные бороздки (12 шт.), сменяющиеся ломаной линией и соединяющиеся в двух случаях с вышерасположенными вертикальными бороздками «дугообразного порядка» (рис. 4.2).

Кроме того, на небольшой плите (размер 0,5—0,6X1,2 м), оборвавшейся от карниза потолка (с левой стороны), нанесены 2 группы бороздок (по 4 и 5 шт.) и решетчатый квадрат. С правой стороны, на оборвавшемся карнизе, расположены линейно-геометрические начертания (рис. 3, 4—10).

В глубине грота (расстояние 1,4 м), на потолке в технике врезывания и протирания глубоких бороздок с острым и овальным дном, нанесены изображения двух стрел: первая (длина 57 см) — с наконечником треугольной формы, с глубокой выемкой, асимметричными шипами и широким хвостовым оперени-



Рис. 1. Скульптура головы вешала в гроте № 55 Каменной Могилы (левей

сторона).




Рис. 2. Скульптура головы вешапа в гроте Каменной Могилы (фас).


ем; и, вторая (длина 34 см) — изображена с удлиненным наконечником, без хвостового оперения, а также небольшой лук (длина 41 см), перечеркнутый в центре тремя небольшими бороздками (рис. 3.3).

Приведенные данные позволяют сделать вывод, что грот является разрушенным алтарем насельников Северного Причерноморья, религиозные представления которых, явно связаны с хтоническим существом — драконом (вешапом), живущим в пещере на священной горе.

Следует высказать некоторые соображения в вопросе датировки и интерпретации изучаемого историко-культурного комплекса.

В частности, в Северном Причерноморье, человеческие стопы известны на позднеямных антропоморфных стелах из Новочеркасска, Белогрудовки, Кер-носовки и мн. др. (4, с. 64—69, рис. 2). В виде просыпки охры, стопы известны в могилах катакомбного времени на Южном Буга (5), вблизи г. Северска на Донеччине (6, с. 205—206), в бассейне р. Молочной (7, с. 109, рис. 2, 3). Наконечник стрелы треугольной . формы с глубокой выемкой и асимметричными шипами встречается в памятниках днепро-азовской катакомбной культуры (8, с. 51, рис. 34, 6—9).

Учитывая приведенные данные, скульптуру головы дракона-вешапа следует датировать ямно-катакомбным временем, т. е. концом III — нач. II тыс. до н. э.

Что касается функционального назначения скульптуры дракона-вешапа, то здесь явно передан древний мифотворческий образ. Например, на Кавказе (Армения, Грузия, Азербайджан) вешапов связывают с образами злых существ, наделенных способностью поглощать солнце и воду, похищать девушек-красавиц, охранять страну богатств и источники, извергать драгоценный камень — падающую звезду и т. д. и т. п. (9, с. 59, 105; 10, с. 5—39; 11, с. 4—6). Эти данные согласуются с названным драконом-вешалом Каменной Могилы, который не случайно расположен лицом в сторону реки и в представлениях древних был, вероятно, предназначен для аналогичных действий.

Наиболее близкая литературная аналогия каменномогильскому хтониче-скому существу известна в славноизвестной «Ригведе», где в главном подвиге Индры.Вишну описан образ дракона Вритру, соотносящиеся с названной скульптурой. Так, перворожденный дракон Вритру, согласно ведической версии, имел вид безплечего, безногого и безрукого, т. е. змееподобного существа, покоившегося на горе, которого «Индра, убил перворожденного из драконов и перехитрил хитрости хитрецов, и породил солнце, небо и утреннюю зарю» (12, с. 111). Вступая в схватку «Щедрый схватил метательный снаряд... ударил его дубиной по затылку» (13, с. 111).

Мифология приписывает функции змееборства многим богам-демиургам, как например, Мардуку, Ра, Зевсу, Аполлону, отчасти Яхве (14, с. 274). В этой связи М. И. Шахнович отмечает, что «мифы о змееборстве получили особенно большое распространение в период земледелия, будучи художественным обобщением борьбы людей с водной стихией» (15, с. 165).

Названный миф широко был распространен в Вавилоне, Египте, Индии, где постоянно шла борьба за осушение и орошение земли. Не осталось в стороне Северное Причерноморье, где примитивное земледелие было известно с эпохи неолита (16, с. 111), а пашенное, освоено в ямно-катакомбное время, т. е. конец III — нач. II тыс. до н. э. (17, с. 146—152; 18, с. 44—46).

Естественно, в среде земледельцев вполне закономерно мог возникнуть или заимствован из соседних культурно-этнических регионов космогонический миф, связанный с борьбой солнечного бога с вечными врагами — мраком и водной стихией, моделированных в образе хтонического существа дракона-вешапа.

В «Ригведе», в частности, отмечается, что «Когда Тваштар обточил дубинку, хорошо сделанную, золотую, тысячезубую... Индра... убил Вритру, он выпустил поток вод» (19, с. 134). Мгновенно над землей просиял свет, потоки воды ринулись с гор и насытили жаждущую землю и «Могущественный Индра вздыбил волнующиеся воды, он пригнал море, сделал солнце видимым» (20, с. 166).

Следует остановиться на семантике линейно-геометрических изображений на голове дракона. Как известно, подобные символы, в древности служили




Рис. 3. Грот 55 на Каменной Могиле:


1 — план, профиль и реконструкция грота; 2 -- прорисовка изображений на голове вешапа; 3 — изображения лука и стрел; 4—10 — линейно-геометрические рисунки.

103

своеобразным «кодом», связанные с идеализацией и унификацией реальных объектов, в основе которых лежала структура ритуального пространства и форма- сакральных предметов. Начертанные, прямая и ломаная (зигзаг) линии соотносились с громом, молнией, землей, водой, змеей и т. д. (21, с. 272—273). Koроче говоря, эти символы вполне близки мифологическому функциональному назначению образа дракона-вешапа. Что касается вертикальных коротких линейных бороздок, объединенные в различные количественные группы, то думается, отчасти они отражают календарные циклы, возможно, указывающие количество или время проведения религиозных обрядов.

Наличие человеческой стопы на скульптуре явно соотносится с литературными известиями, в которых названный символ понимается в различных аспектах, в зависимсти от территориальной и стадиальной принадлежности. Так, в «Ригведе» в гимне Индре сказано следующее: «Индра пресек ярость того, кто пресекает ярость. Проделал путь тот, кто владеет следом» (22, с. 127). В «Ригведе» четко обозначена иная функция названных символов, когда из ног (стоп) Пуруши-прародителя, принесенного в жертву богам, были созданы шудры, т. е. низшее сословие индоарийского общества (23, с. 260).

В шумерской мифологии говорится, что враг, перешедший пограничный ров, будет поражен Нингирсом, который «опустит на него... свою могучую стопу» (24, с. 56), а богиня Инанна «юная девушка...< направила стопы свои к Аб-зу» (25, с. 124). Уместным будет вспомнить использование символов — стоп в Индии (VII—VI вв. до н. э.), принадлежащих Брахману (26, с. 87—89), и в Северном Причерноморье отпечаток стопы в два локтя, скифского Геракла (27, с. 208).

Кроме того, в этнографических материалах известно, что австралийцы, желая содеять вред человеку, поражали острым предметом человеческий след (28, с. 264), а в сообщениях Пифагора, наоборот, предписывалось не протыкать следы человека ножом (29, с. 46).

Аналогичные примеры можно приводить до бесконечности, которые лишний раз подтверждают, что изображения стоп связаны с магическими представлениями или культом предков (героев) древних людей.

В интерпретации изображения человеческой стопы на голове дракона-вешапа из грота Каменной Могилы, на наш взгляд, наиболее приемлем сюжет из Шумера, когда Нингирс, поражая врага, опускает на него «свою могучую стопу». Это сообщение явно соотносится со скульптурой головы дракона из грота Каменной Могилы, на которой имеются следы ударов острым орудием (рис. 1—2), явно связанных с религиозным обрядом убийства, а стопа-символ является ничем иным, как символом героя (Индра) или антропоморфонизируемого божества (Вишну), поразившего дракона и породившего солнце, небо, утреннюю зарю.

Таким образом, открытие скульптуры головы вешапа-дракона в гроте Каменной Могилы позволяет соотнести находку с гимном «Ригведы», и открыть еще одну неизвестную страницу духовной культуры племен ямно-катакомбного времени.

ЛИТЕРАТУРА

1. МИХАЙЛОВ Б. Д. Исследования Каменной Могилы. АО. — 1985, Наука, М., 1987.

2. Жизнь животных. Земноводные, пресмыкающиеся. М., 1969, т. 4, ч. 2.

3. Мифы народов мира. Энциклопедия. М., 1980, т. 1.

4. РИЧКОВ М. О. Про зображення «ступнів ніг» на антропоморфних отелах доби раннього металу//Археологія. — 1982. — Вип. 38.

5. ШАПОШНИКОВА О. Г. и др. Отчет о работе Ингульской экспедиции. Архів IA АН УРСР, ф. 1973/8, 1974/12, 1975/3.

6. САНЖАРОВ С. Н. Катакомбное погребение близ г. Северска//СА.—1983.—

7. МИХАЙЛОВ Б. Д. Курганы эпохи бронзы в бассейне реки Молочная// Древности степного Причерноморья и Крыма. Запорожский госуниверситет, Запорожье. — 1990, — Т.II,


8. ВЯЗЬМІТІНА М. I., ІЛЛІНСЬКА В. А. ПОКРОВСЬКА Е. Ф., ТЕРЕНОЖКІН О. L, КОВПАНЕНКО Г. Т. Кургани біля с. Ново-Пиліпівка i радгоспу «Аккермень»//АП АН УРСР. — 1961. — Т. 8.

9. МАРР Н. Я., СМИРНОВ Я. И. Вишапы//Труды ГАИМК. — 1931, в. 1.

10. ПИОТРОВСКИЙ Б. Б. Вешапы — каменные статуи в горах Армении. Л., 1939.

11. КАПАНЦЯН Г. О. О каменных стелах в горах Армении. Ереван, 1952.

12. РИГВЕДА. Избранные гимны. Перевод и комментарии Т. Я. Елизаренковой. М., 1972.

13. Там же.

14. Мифы народов мира М., 1980, т. I.

15. ШАХНОВИЧ М. И. Первобытная мифология и философия. Наука, Л., 1971.

16. Археологія Української РСР. Наукова думка. К., 1971.

17. БИДЗИЛЯ В. И., ЯКОВЕНКО Э. В. Рало из позднеямного погребения конца III — нач. II тыс. до н. э./'/СА, 1973, № 3.

18. НИКИТЕНКО М. М. О датировке Балкинского рала//Новые исследования археологических памятников на Украине. Наукова думка, К., 1977.

19. Ригведа...

20. ШАХНОВИЧ М. И. Первобытная мифология и философия. Наука, М., 1971.

21. Мифы народов мира. Энциклопедия, 1980, ч. 1.

22. Ригведа,..

23. Там же.

24. КРАМЕР С. Н. История начинается в Шумере. М., 1965.

25. Там же.

26. Чхандочья упанидаша. Перевод и комментарий А. Я. Сыркина. Памятники письменности Востока. М., 1965, VI.

27. ГЕРОДОТ. История. Перевод и примечания Г. А. Стратановского. Наука/ Л., 1972.

28. ЛЕВИ-БРЮЛЬ Л. Первобытное мышление. М., 1929.

29. ШАХНОВИЧ М. И. Первобытная мифология и философия. Л., 1971.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації