Поиск по базе сайта:
Древности степного причерноморья и крыма icon

Древности степного причерноморья и крыма




НазваДревности степного причерноморья и крыма
Сторінка4/16
Дата конвертації03.03.2013
Розмір2.91 Mb.
ТипСборник научных работ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

^ КУРГАН ЭПОХИ ЭНЕОЛИТА—БРОНЗЫ ВБЛИЗИ МИХАЙЛОВСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ

В. А. САМАР


В 1989 г. сотрудниками археологической экспедиции Запорожского госуниверситета и Охранной экспедиции 'Херсонского краеведческого музея проведены спасательные раскопки курганного могильника у с. Михайловка Нововоронцовского р-на Херсонской обл. (руководитель работ — Гаврилов А. В.). Три исследованных насыпи датировались скифским временем, одна (курган 2) — периодом энеолита — бронзы.

Учитывая ограниченный объем данной работы, основное внимание будет уделено вопросам стратиграфии, смены культур и погребальных обрадов на примере исследованного нами кургана 2 при немного сжатом описании самих погребальных комплексов, сводная таблица которых представлена на рис. 1.

Несмотря на многочисленные разрушения к моменту раскопок, курган имел высоту 3,2 м и диаметр свыше 30 м. В нем выявлено 17 разновременных погребений.

При изучении стратиграфии выяснилось, что курган был сооружен в четыре приема. Первичная насыпь вытянутой по оси ЮВ—СЗ подовальной формы перекрывала позднеэнеолитическое п. 3 (рис. 2.2), представляющее первый хронологический горизонт. Оно обнаружено в 3,3 м к СЗ от репера на глубине 3,18 м. Дно и стенки ровные, переход от стенок ко дну плавный. На глубине 0,09 м от края погребения, в заполнении, обнаружен тлен дерева коричневого цвета. На дне погребения зафиксирован тлен белого цвета от растительной подстилки. Скелет подростка лежал вытянуто на спине, головой на СВВ. На дне погребения, справа от черепа, обнаружен фрагмент сосуда темно-желтого цвета с примесью ракушки в тесте (рис. 2. 3), у левого локтя — необработанная кость животного плохой сохранности.

Погребения, входящие во второй хронологический горизонт — п.п. 2, 9, 7 ямной культуры1, были перекрыты двумя досыпками (или же -- погребения, над которыми совершена вторая досыпка, находились в неисследованной части кургана). Выкиды из указанных погребений находились на первичной насыпи. Их погребальный обряд различен: п. 2 ребенка, уложенного скорченно на спине, перекрыто двумя необработанными плитами известняка; п. 7 взрослого, уложенного скорченно на спине, перекрыто деревом.

Особого внимания заслуживает п. 9 (рис. 3, 1—4), обнаруженное по центру кургана на глубине 2,13 м. В южной поле первичной насыпи был выбран грунт в направлении ее центра, за счет чего образовалась линза с покатыми стенками и плавно понижающимся к центру дном подовальной формы с неровными краями. Ее длина 6,5 м, ширина 4,7 м, глубина у северного края 1,11 м, у южного — 0,5 м. На дне линзы прослежен мощный тлен белого цвета от растительной подстилки. В ЮЗЗ углу — посыпка алой охрой размерами 1,9 X 1,5м. В центре линзы были сооружены две могильные ямы.

Могильная яма 9/1 подпрямоугольной формы длиной 1,59 м, шириной 0,91 м, глубиной 1,04 м. В заполнении ямы встречались отдельные фрагменты обрушившегося деревянного перекрытия. На дне обнаружены останки трех погребенных.

Костяк 1 взрослого лежал скорченно на спине, головой на СВ.

Костяк 2 (детский) лежал вытянуто на спине, головой на ССВ. Череп костяка 2 прижат рукой костяка 1 к груди. Ноги сведены в коленях, берцовые кости слегка отстранены вправо.

Костяк 3 (подросток) лежал скорченно на спине, головой на ЮЗ. Череп на-

1 В тексте и в таблице на рис. 1 очередность погребения отражает, на наш взгляд, последовательность в хронологическом плане.





Рис. 1. Сводная таблица погребений кургана 2 (э — энеолитическое, як нал культура, кк — катакомбная культура, ск — срубная культура; к - камень, д — дерево).


ходился под коленями костяка 1. Руки вытянуты вдоль туловища. Ноги завалились коленями вправо, на плечо костяка 1.

Дно погребения обмазано каолином, особо обильно — в центре. Сверху обмазка посыпана мелом, затем — охрой.

В восточном углу (у черепа костяка 1) и, по диагонали, в западном углу погребения обнаружены лепные сосуды (рис. 3, 3—4). У основания черепа костяка 2, ближе к левому плечу, найдена медная застежка (рис. 3,2), ранее условно названная нами «фибулой» (1, с. 54)

Могильная яма 9/2 подпрямоугольной формы длиной 1,81 м, шириной 0,99 м, глубиной 1,31 м. Под растительным тленом, у коротких стенок погребения, обнаружены фрагменты перекрытия, которая состояла из отдельных пучков деревянных прутьев небольшого диаметра, связанных между собой веревкой тройного плетения диаметром 1,5 см На краю погребения зафиксированы отпечатки трех пучков, положенных вдоль погребения. Скелет взрослого лежал скорченно на спине, головой на СВ, слегка завалившись на правый бок.

Дно погребения посыпано речным песком, на котором отмечены незначительные следы тлена от растительной подстилки. Под костяком зафиксирована посыпка охрой, особо интенсивная — в области черепа, левого крыла таза, колен и стоп. Слева от таза лежал валек охры темно-красного цвета.

К этому же хронологическому горизонту относится, по-видимому, и п. 17 (рис. 4, 13—15) ямной культуры, котрое находилось за пределами первичной насыпи, в 4,5 м к 3 от ее полы. Разрушенное грызунами детское погребение, в котором обнаружен высокошейный яйцевидный горшок (рис. 4, 14), было перекрыто антропоморфной стелой (рис. 4, 15) восьмого типа, по классификации Довженко Н. Д. (2, с. 31), типа 1Д по классификации Новицкого Е. Ю. (3, с. 22—23).

То, что под одной насыпью оказалось три погребения, совершенные с разной обрядностью, позволяет сделать несколько предположений:

1) действительно (о чем писалось и ранее), поза погребенного является наиболее консервативным, в нашем случае даже не принимающим во внимание явные социальные различия, фактором;

2) тип перекрытия не может служить датирующим признаком, скорее — социальным, или же — этническим. Причем, наблюдения, сделанные нами в этом районе Нижнего Днепра, говорят о том, что перекрытия основных погребений ямной культуры, в основном, являются комбинированными (камень+ дерево).

Основным для II и, возможно, III насыпей, безусловно, является социально неординарное п. 9/2, в перекрытии которого использованы пучки прутьев, связанные веревкой тройного плетения, уложенные вдоль погребения (барсманы??). Погребения 9/1 (в первую очередь), 2 и 7 имеют, по-видимому, статус сопровождающих. Разное перекрытие погребений в данном случае свидетельствует, на наш взгляд, о разном социальном статусе погребенных. Вокруг кургана 2 нет курганов эпохи бронзы, поэтому говорить о социальной однородности погребенных в этом кургане нет смысла. В случаях же, когда имеется курганный могильник ямной культуры, все курганы содержат в себе погребения разных социальных страт. Об этом мы писали ранее (13, с. 64—65), в последних публикациях находим тому подтверждение (14, с. 20—34).

К третьему хронологическому горизонту относятся разновременные п. п. 4, 13, 16, 18, 5, 11, совершенные в ямах. Их характеристики различны, что объясняется этнокультурными процессами, происходящими в этом районе Нижнего Днепра.

В полу существующей насыпи были впущены п. 4 (ямная культура) мужчины 18—22 лет, который был уложен скорченно на спине в прямоугольной яме, перекрытой деревом (рис. 2, 4) и п. 13 (рис. 4, 5—9), на которым была совершена досыпка, окончательно сформировавшая насыпь кургана. Погребение парное, обнаружено в 10,45 м к В от репера на глубине 3,55 м. У южной короткой стенки могильной ямы зафиксирована ступенька длиной 0,24 м, шириной 1,04 м, глубиной 0,11 м. На ступеньке находились кости жертвенного животного.



2. 1 — общий план и профили бровок кургана 2; 2—3 — погребение 3; 4 — погребение 6 ; 5 — погребение 4; 6 — погребение 12.


Костяк 1 мужчины 40—45 лет лежал скорченно на левом боку, головой на север. Правая рука слегка согнута в локте, кисть — на бедренной кости правой ноги. Ноги согнуты в коленях под 45° и уложены под 90° к туловищу.

Костяк 2 (детский) лежал скорченно на левом боку, головой на север. Левая рука вытянута в направлении колен, кисть — под коленом. Правая рука согнута в локте под 90°. Скелет ребенка лежал на левой руке взрослого. У черепа взрослого лежали альчики, створки перловицы и лепной сосуд с уплощенным и слегка отогнутым наружу венчиком, высоко поднятыми плечиками и уплощенным дном. По плечикам нанесен тройной орнамент «елочкой» с помощью штампа с пятью выступами. В преддонной части двойная «елочка». По тулову, дну и внутренней поверхности сосуда нанесены горизонтальные расчесы штампом. У колен взрослого обнаружена сердцевидка малоребристая с отверстием для подвешивания в верхней узкой части. Интерес представляет ступенька, соединяющая погребальную камеру с входной ямой («заплечиками»).

В сформированную насыпь были последовательно впущены погребения 16 и 18, содержащие останки расчлененных умерших, п. 5, где на правом боку был уложен слабо скорченный погребенный.

Последним, относящимся к кругу погребений, совершенных в яме, является п. 11, в керамическом комплексе которого наблюдаются явные катакомбные элементы (рис. 4, 10—12). Погребение впущено в южную полу третьей насыпи. Дно посыпано охрой, у локтя правой руки зафиксирован валек прессованной охры плохой сохранности. Оправа от погребенной обнаружены два сосуда: миска (у черепа) со следами вторичной обмазки на внешней стороне (рис. 4,11) и кубок (у кисти), на внешней и внутренней поверхностях которого отмечены разнонаправленные следы от заглаживания штампом (рис. 4, 12). Между миской и черепом найдено 6 необработанных альчиков.

Среди инвентаря остальных погребений — раковины перловицы п. 5), вальки прессованной охры (п. 4, 16).

К четвертому хронологическому горизонту относятся погребения 14, 8, 12 катакомбной культуры завершающего этапа (рис. 2, 5; 3, 5—7; 4, 1—4), совершенные в круглой, подовальной и бобовидной камерах. Погребения расположены в Ю и ЮЗ секторах, по кругу. Положение погребенных — вытянуто на спине, в одном случае (п. 12) ноги погребенного уложены «ромбом».

В круг катакомбных памятников, по нашему мнению, необходимо включить и п. 6 (рис. 2, 3), являющееся наиболее поздним из них 1. Могильная яма имела три прямые стенки и закругленную западную. Скелет взрослого лежал скорченно на правом боку, головой на юг. Правая рука вытянута вдоль туловища, левая — согнута в локте. Ноги согнуты в коленях, бедренные кости уложены под 90°к туловищу. У берцовых костей обнаружен фрагмент деревянного изделия (?). У стоп найдено 4 альчика.

Инвентарь остальных погребений IV хронологического горизонта состоит из набора костяных орурий для кожевенного прозиводства (п. 8; рис. 3, 7), орудий с вырезами, изготовленных из бычьих лопаток (п, 14; рис. 4, 4). Сосуды представлены приземистым горшком с прямым горлом и ровным дном из п. 14 (рис. 4,2), округлобоким сосудом на поддоне из п. 14 (рис. 4, 3), подсферической чашей с уплощенным дном и ручкой-налепом из п. 8 (рис. 3, 6). К пятому хронологическому горизонту относятся п. 1 и п. 10 срубной руль-туры, впущенные на небольшую глубину в ЮЗ сектор кургана.

Краткий анализ стратиграфии, планиграфии и погребального обряда, приведенный выше, убедительно показывает сложность этнокультурных процессов, происходящих в данном регионе Нижнего Днепра. С этой точки зрения даже простая публикация материалов курганных могильников, территориально тяготеющих к Михайловскому поселению, дала бы возможность попытаться сопоставить их хронологические горизонты между собой и со стратиграфией поселения.Находка позднеэнеолитического погребения 3 -- самого юго-западного по Днепру на сегодняшний день -- расширяет представления о проникновении данного погребального обряда. В округе поселения известно несколько энеоли-

1 - в отчете дано, как ямное.



Рис. 3. 1—4 — погребение 9; 5—7 — погребение 8.


тических погребений, в которых умерший лежал скорченно, а керамика имеет «аналогии нижнему слою Михайловского поселения» (5, с. 34).

О хронологическом соотношении «вытянутых», т. н. нижнемихайловских и раннеямных погребений существует целый ряд работ (6). многие проблемы обсуждались на проходившей в 1991 г. конференции в г. Кишиневе. Не вдаваясь в подробности, хочется отметить, что аргумент об одновременности существования двух погребальных обрядов (вытянуто — скорченно, скорченно на спине — скорченно на боку, и т. д.) в энеолите — эпоху средней бронзы имеет под собой веские основания. Для времени позднего энеолита примером служит Ши-рочанский курганный могильник (7) и погребения в кургане 3 группы Чкаловская (4, с. 49, 53). По-видимому, строгой стратиграфии «вытянутые» — нижне-михайловские — раннеямные погребения не было.

Косвенным примером может служить стратиграфическое соотношение между п. 3 и п. 9 исследованного нами кургана. Много черт погребального обряда п. 9 (ориентация погребальной конструкции и умерших, конфигурация досыпки кургана, обмазка дна погребения каолином, использование в обряде подчеркнуто большого количества циновок, растительных перекрытий и подстилок, мела, охры) сближает это погребение с позднеэнеолитическими. Другая часть признаков указывает на более позднее, соответствующее третьему слою Михайловского поселения, время данного погребения (особенно -- сосуд (рис. 3, 4), который, казалось бы, должен быть датирующей находкой). Второй же сосуд (рис. 3, 3) по форме и технологическим характеристикам тяготеет к энеолитическому и раннеямному времени. Подобный сосуд был найден в ранне ямном погребении в Нижнем Поволжье (8, с. 211—213). Автору известно еще несколько сосудов данного типа, обнаруженных в Нижнем Поднепровье (в настоящее время не опубликованы). Ближайшая территориально аналогия этому сосуду находится сравнительно недалеко от Михайловского поселения: в п. 1 к. 6 курганной группы у с. Осокоровка (9, с. 43). Необходимо отметить, что части венчика на осокоровском сосуде не было, но он, без сомнения, однотипный нашему. Авторы раскопок в с. Осокоровка утверждают, что сосуд найден в погребении ямной культуры (основном, его насыпь окружена кольцевым ровиком), в котором скелет лежал скорченно на правом боку, головой на запад Последующие впускные погребения ямной культуры содержали костяки погребенных, уложенных скорченно на спине. У нас вызывает сомнение (основываясь на рисунке погребения) правобочное положение костяка в п. 1, мы склоняемся к мысли, что он был уложен скорченно на спине. Хронологически данное погребение близко п. 9 к. 2 у с. Михайловка.

Исключительно редкой является погребальная конструкция погребения 9. Шапошникова О. Г. и Фоменко В. Н. приводят всего один пример — Касперов-ка, к. 1, п. п. 1-2 и 17 — уступчатой могилы, отличающейся «наличием двух погребальных камер вместо одной» (2, с. 14).Уникальной (аналогии автору неизвестны) является медная застежка из п. 9/1. Она, по-видимому, состояла из двух частей: основания и полуподвижной пластины-иглы, прикрепленной к нижнему краю застежки. Основание усилено тем, что состоит из сложенного вдвое листа. Спинка уплощена, место соединения листов скреплено несколькими защепами (что указывает на невозможность трактовки изделия, как оковки). Конец основания изогнут и загнут, образуя петлю-приемник для защипа пластиной-иглой. По-видимому, застежка действовала по принципу современного «карабина».

Много вопросов связано с появлением катакомбного обряда в этом месте Нижнего Днепра. Археологические (Кривцова-Гракова, 1938; Попова, 1955; Hausler, 1978; Евдокимов, 1978; Братченко, 1989 и др.) и антропологические (10, с. 42) материалы свидетельствуют о значительной роли ямной культуры в формировании раннекатакомбных памятников Восточной Европы и особенно — Поднепровья.

Практически во всем катакомбном ареале в последнее время выделены ямно-катакомбные комплексы — отражение поликультуризма, подразумевающего под собой как сосуществование двух культур в одном географическом районе, так и их обязательное взаимодействие, носящее разнонаправленный характер, отраженный в инновациях. С пониманием относясь к точке зрения о местном



Рис. 4. 1—4 — погребение 14; 5-9- погребение 13; 10-12 - погребение 11: 13—15 — погребение 17.


происхождении катакомбного обряда погребения — главного индикатора инноваций, -- корни которого в энеолитических подбоях (4, с. , «нижнемихайловской линии зарождения катакомбной культуры» (11, с. 111), необходимо все же признать, что количество таких подбоев и стратиграфических наблюдений не может на данный момент перерасти в качество этой точки зрения.

Признавать самыми ранними погребениями катакомбной культуы географической зоны Великого Луга Т-образные катакомбы с заплечиками во входной яме («приазовская культура» (12, с. 97)) также нельзя. Эти погребения — свидетельство устоявшейся, канонизированной традиции сооружения катакомб, о чем говорит стандартизация форм, размеров сооружений.

Исходя из установки о доминанте местных ямных традиций в возникновении катакомбной культуры Нижнего Днепра, логичнее было бы считать ранне-катакомбные т. н. «смешанные», «ямно-катакомбные», «погребения предката-комбного горизонта». Имеется в виду увеличивающийся количественно пласт погребений Надпорожья, района Великого Луга и низовий Днепра, совершенных: 1) в камерах с деревянным или каменным сводом и входной ямой, в открытых ямах с входной ямой сверху («заплечиками») и входными шахтами-ступеньками при сохранении обрядности и инвентаря ямной культуры (пример — п. 13 описываемого нами кургана); 2) в ямах со скорченным положением погребенных, но с катакомбным инвентарем (пример — п. 11 описываемого нами кургана). Такого рода раннекатакомбные памятники тяготеют, в основном, к долинам крупных рек (Днепра, в первую очередь). Процесс появления инноваций с сохранением культовых, идеологических традиций ямной культуры прослежен нами стратиграфически в к. 2 вблизи г. Каменка-Днепровская Запорожской обл. (15, с. 27—28), где сооружение культового плана на кургане использовали носители и позднеямной, и раннекатакомбной культур (причем, ранние катакомбники несколько раз реставрировали его).

Михайловское поселение было, по-видимому, центром сохранения ямных традиций на правом берегу Нижнего Днепра, где они прослеживаются вплоть до срубного времени (16, с. 166). Ранее опубликованные материалы, разведки автора в окрестностях Михайловского поселения показывают, что влияние катакомбной культуры на этот регион особо активно распространяется лишь на позднем ее этапе. Яркие раннекатакомбные памятники у г. Никополя, у с. Верхнетарасовка Днепропетровской обл. (17, с. 5—55) обозначают, по-видимому, контактную зону, своеобразную «границу» взаимопроникновения двух культур.

Дальнейшие работы в этом регионе, публикация исследованных курганов позволит ответить на вопросы, обозначенные в данной работе.


ЛИТЕРАТУРА


1. ГАВРИЛОВ А. В., САМАР В. А., ТОЩЕВ Г. Н. Новые материалы эпохи энеолита-бронзы из кургана у с. Михайловка//Проблемы исследования памятнков археологии Северского Донца: Тезисы докладов... — Луганск, 1990.

2. ШАПОШНИКОВА О. Г., ФОМЕНКО В. Н., ДОВЖЕНКО Н. Д. Ямная культурно-историческая область (южнобугский вариант). -- К.: Наукова думка, -1986.

3. НОВИЦКИЙ Е. Ю. Монументальная скульптура древнейших земледельцев и скотоводов Северо-Западного Причерноморья. — Одесса, 1990.

4. НИКОЛОВА А. В., РАССАМАКИН Ю. Я. О позднеэнеолитических памятниках Правобережья Днепра//СА. — 1985, № 3.

5. ЛАГОДОВСЬКА О. Ф., ШАПОШНИКОВА О. Г., МАКАРЕВИЧ М. Л. Ми-хайл!вське поселения, — К: Видавництво АН УРСР. — 1962.

6. КОВАЛЕВА И. Ф. Еще раз о стратиграфическом соотношении постмариупольских, нижнемихайловских и древнеямных погребений//Проблемы археологии Поднепровья: Сборник научных трудов. - - Днепропетровск: ДГУ.— 1986, с. 66—67; Николова А. В.. Рассамакин Ю. Я. — указ, соч., с, 37—56 и др.

7. КРИЛОВА Л. П. Археологічні розкопки стародавніх курганів на Криворіжжі в 1964—1966 рр.//Наш край. — Днніропетровськ: Промінь. — 1971.

8. СМИРНОВ К. Ф. Курганы у сел Иловатка и Политотдельское Сталинградской области//Древности Нижнего Поволжья, т. 1. — МИА СССР, № 60,— М., 1959.

9. ГЕНИНГ В. В., УСИК В. И. Исследования Степной экспедиции Археологического музея: Курганы у с. Осокоровка. — К.: Препринт АН УССР. Ин-т зоологии. — 1989.

10. КРУЦ С. И. К вопросу об антропологическом составе населения катакомбной культуры в Северном Причерноморье//Проблемы изучения катакомбной культуры-исторической общности: Тезисы докладов.,. — Запорожье, 1990.

11. ШИЛОВ Ю. А. К истории племен катакомбной культуры//Там же.

12. ТОЩЕВ Г. Н. История изучения катакомбных памятников в Запорожской области//Там же.

13. ТОЩЕВ Г. Н., САМАР В. А. Исследование курганного могильника эпохи бронзы на Херсонщине//Древности Степного Причерноморья и Крыма: Сборник научных трудов, вып. 1. — Запорожье, 1990.

14. ШАЛОБУДОВ В. Н., ЯРЕМЕНКО И. И., ЛАХМАКОВ Д. Н, ТЕСЛЕНКО Д. Л. Курган «Долгая могила» у села Звонецкое на Днепре//Проблемы археологии Поднепровья: Сборник научных трудов. - - Днепропетровск: ДГУ, 1991.

15. САМАР В. А. Раскопки курганов вблизи г. Каменка-Днепрвская//Вестник краеведа: Тезисы научных докладов и сообщений, вып. 2. -- Запорожье, 1991.

16. ГЕНИНГ В. В. К вопросу об изучении преемственности археологических культур эпохи бронзы степной полосы Восточной Европы//Методологические и методические вопросы археологии. — К.: Наукова думка, 1982.


РАСКОПКИ КУРГАННОЙ ГРУППЫ У с. ГРИГОРЬЕВКА ЗАПОРОЖСКОЙ ОБЛАСТИ

^ ТОЩЕВ Г. Н„ ШАХРОВ Г. И.


В 1989 г. археологическая экспедиция ЗГУ исследовала четыре насыпи в курганной группе, расположенной на пологой надпойменной террасе левого берега р. Конки, в 1,5 км южнее с. Григорьевки Запорожского района, справа от трассы Москва—Симферополь.

Могильник состоял из 8 курганов. Четыре из них вытянуты цепочкой - с юга на север и находятся в полосе отчуждения, в лесополосе вдоль трассы. Остальные насыпи располагались западнее, на распахиваемом поле, участок которого отводился под дачные застройки. В целом исследованные насыпи также вытянуты в меридиональном направлении (рис. 1,1).

КУРГАН 1

Выделялся на темном фоне поля светлым пятном, диаметр которого достигал 14 м. Являлся наиболее южным. Исследовался вручную,' позже произведено доисследование бульдозером С-130. При вскрытии в насыпи периодически встречались отдельные человеческие кости из разрушенных вспашкой впускных погребений. Выявлено 5 захоронений.

Погребение 1. Остатки черепной коробки найдены в 3 км к ЮВ на глубина 0,14 м 1.


1 Расстояния и глубины даны от репера.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16



Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації