Поиск по базе сайта:
Древности степного причерноморья и крыма icon

Древности степного причерноморья и крыма




НазваДревности степного причерноморья и крыма
Сторінка13/16
Дата конвертації03.03.2013
Розмір2.91 Mb.
ТипСборник научных работ
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

^ ТОРГОВЫЕ СВЯЗИ КАМЕНСКОГО ГОРОДИЩА

(по амфорным клеймам)

А. Г. ПЛЕШИВЕНКО


Керамические клейма являются одним из основных источников для изучения торговых связей, поскольку обладают важнейшими признаками: сопоставимостью, достаточно надежной и сравнительно узкой датой. Коллекция клейм, на основе которой написана эта статья, составила сто образцов, происходящих с Каменского городища и акрополя, поселения на Лысой Горе и других пунктов Нижнего Поднепровья (рис. 1). Часть клейм является подъемным материалом, выявленном в ходе разведок по побережью Днепра и Каховского водохранилища, другая получена во время раскопок на Каменском городище экспедицией ИА АН УССР (1987—1988 гг.) *, ряд клейм обнаружен среди амфорного боя, сданного экспедицией Б. Н. Гракова. В фондах ЗКМ и его филиале Каменско-Днепровского музея находится 82 клейма, 16 клейм хранится в частных коллекциях **,

Клейма с Каменского городища представлены следующими центрами производства: Синопа — 19, Фасос и его круг — 18, Гераклея — 13, Херсонес — 5, тип Солоха II — V, Родос — I.

Самая многочисленная группа клейм с Каменского городища принадлежит Синопе. Классификация и хронология синопеких клейм неоднократно пересматривалась (1, с. 133; 2. с. 59—76; 3, с. 245—250) и до сих пор находится на стадии разработки. Типологическая классификация, предложенная Б. Н. Граковым, остается по-прежнему основополагающей (4, с. 11)- По ней клейма Си-нопы распределяются следующим образом: I гр. — 2 (табл. 1, 1.3), II гр. — 5 (табл. 1, 4—8), III гр. — 5 (табл. 1, 9—13). Основываясь на различных материалах, исследователи приходят к выводу о необходимости удревнения хронологи, ческих рамок синопских клейм (5, с. 72; 6, с. 43). В таблицах 1 и 1а клейма Си-нопы приведены в соответствии с хронологической шкалой, разработанной И. Б. Брашинским и Б. А. Василенко. Признавая необходимость пересмотра абсолютных дат синопских клейм в сторону понижения, И. Б. Брашинский считал датировку Б. А. Василенко недостаточно убедительной (1, с. 43, ел.). Новый подход в решении проблемы хронологии клейм высказан Н. Ф. Федосеевым. По его мнению, период астиномного клеймения Синопы охватывает период с 365 по 183 гг. до н. э. (8, с, 154), что не противоречит датировке И. Б. Брашинского, используемой в нашей публикации. Два идентичных клейма, оттиснутых на ручках амфор из типично синопской глины, возможно принадлежит к центру близкому Синопе. Дату их бытования В. И. Кац *** опреде-

* Благодарим Н. А. Гаврилюк за разрешение опубликовать материал.

** Благодарим А. В. Бодянского и Н. И. Дубину за разрешение опубликовать материал.

*** Благодарим В. И. Каца и Н. Ф. Федосеева за замечания и консультацию по определению клейм.




ляет I в. до н. э.. (табл. 1а, 27, 28); пять клейм не поддаются прочтению (табл. 1, 22—26).

По классификации И. Б. Брашинского (9, с- 20) и Б. А. Василенко (10, с. 6, ел.), клейма Гераклеи типологически делятся на пять групп, охватывающих весь IV в. и первую половину III в. до н. э. Гераклейские клейма с Каменского городища представлены II (табл. II, с.), И (табл. II, 7, 8, 12—16) и IV (табл. 2, 17) группами (табл. II, 6—8, 12—17); 4 клейма не определяются (табл. II, 18—21). Хронологические рамки каждой из выделенных И. Б. Брашинским групп, несколько отличаются от датировки Б. А. Василенко. Если же брать абсолютную дату существования I, II, III групп, то оба исследователя определяют ее IV в.— рубежом IV—III вв. до н. э., подчеркивая синхронность поздней I и ранней III со II группой. Пять публикуемых клейм (табл. II, 2—4, 7, 8) относятся к периоду сосуществования этих групп, т. е. конец I четверти — II четверть IV в. до н. э.

Херсонесские клейма представлены тремя астиномными клеймами I хронологической группы (табл. III, 1, 2, 4) — это конец IV в. — первая треть III в. до н. э. (II, с. 87—113). Два монограммных клейма также происходят из Херсонеса: одно относится к I хронологической группе (табл. III, 3), другое датируется концом III — началом II вв. до н. э. (табл. III, 10) (12, с. 124). Два клейма не восстанавливаются (табл. III, 19, 20).

Из Фасосских клейм наиболее ранняя группа по Ю. Г. Виноградову (13, с. 3, ел), датируемая 400—370 гг. до н. э., представлена единственным экземпляром (табл. IV, 1); две другие сосуществующие группы (370—340 гг. до н. э.) — двумя клеймами (табл. IV, 5, 6); столько же относятся к последнему хронологическому периоду (табл. III, 10, 13). В группу клейм Фасосского круга Ю. Г. Виноградов и другие исследователи включают и «колесообразные» клейма (табл. IV, 27, 28, 29). связывая их появление с македонским завоеванием города в 340 г. до н. э. (13, с. 41, с. 106; 15, с. 294). По мнению В. И. Каца, эти клейма принадлежат Аканфу и датируются 70-ми годами IV в. до н. э. *.

В нашей коллекции имеется 22 энглифических клейма в виде отдельных букв, монограмм и вдавленных колечек. Тринадцать из них по составу глины определяются как фасосские или принадлежащие фасосскому кругу (табл. IV, 14—26). В их числе клейма S и SA , предположительно отнесены Б. Н. Гра-ковым к Самосу (16, с. 94). Известно, что со второй половины V в. до н. э. экономические связи этого центра с Северным Причерноморьем затухают (17, с. 25). Это подтверждает отсутствие самосских амфор конца V—IV вв. до н. э. в скифских памятниках Нижнего Поднепровья. Происхождение двух энглифических клейм не установлено (табл. III, 21, 22). Семь клейм определя-

* Устное сообщение В. И. Каца.


Таблица 1



ются как метки мастеров, изготовлявших амфоры типа Солоха II (табл. III, 12—18). Б. Н. Граков связывает эти амфоры с Византием (16, с. 86), Б. А. Василенко относит их к продукции одного из городов Причерноморья или северной части Эгейского моря (18, с. 245). Отмечая схожесть формы и клейм амфор Хиоса и Солохи II, он датирует последние началом IV в. до н. э. Сопоставление знаков на амфорах с монетами позволило А. П. Манцевич высказать предположение, что изготавливались они на Халкидике в первой половине IV в. до н. э. (19, с. 85).

Самое позднее клеймо, найденное во время подводных археологических ра-


Окончание табл. 1



бот Запорожского краеведческого музея на месте акрополя — родосского эрга-стериарха Агатобула. Оно датируется второй половиной II в. до н. э. (табл. III, II), (20, с. 212).

Амфорные клейма со скифского поселения на Лысой Горе (Васильевский район) представлены образцами Гераклеи (7 экземпляров), табл. П, 2—5; 9—11) и Фасоса (2 экземпляра), (табл. IV, 2, 9). Все они относятся к ранним группам и датируются первой половиной IV в. до н. э. Находки амфорных клейм с других пунктов Нижнего Поднепровья распределяются между центрами: Фасос — 6 экземпляров (пункты у сел Капуловка, Алексеевка, Балки, Ильинка,


Таблица 2




1 — Гайманова Могила; 2—5, 9—11 — Лысая Гора; 6—8, 12—21 — Каменское

городище.

п. 1, курган 9 у села Ильинка* (табл. IV); Синопа — 9 экземпляров (пункты у сел Капуловка, Беленькое и Ильинка (табл. I, I-A); Гераклея -- 1 экземпляр (курган Гайманова Могила (табл. II); Херсонес — 5 экземпляров (пункт у села Капулвка; русло р. Днепр около о. Хортица) (табл. III). Хронологические рамки этих клейм совпадают с образцами аналогичных центров с Каменского городища.

Новые находки амфорных клейм дополняют сведения об экономических связях Скифии с античными центрами и позволяют проследить ареалы внутренней и внешней торговли Каменского городища. Сопоставление клейм из различных пунктов Нижнего Поднепровья с находками Каменского городища

* Ильинка, п. 1 Томаковского района Днепропетровской области, к. 9 у с. Ильинки Каменско-Днепровского района Запорожской области.


Таблица 3



1—4, 10—22 — Каменское городище; 5—8 — Капуловка;

около о. Хортица.

9 — русло Днепра

дают единую картину развития торговли всего региона. В первой половине IV в. до н. э. главным экономическим партнером скифов являлась Гераклея Понтийская, пик торговли с которой наблюдается в конце первой — второй четверти IV в. до н. э. Вероятно, в этот период осуществляются поставки вина в амфорах, известных как Солоха II. Фасосский импорт поступает на протяжении всего IV в. до н. э., в середине столетия количество поставок возрастает, а после 340 г. идет на спад. С середины IV в. до н. э. начинается ввоз си-нопских товаров, наибольшая активность которого приходится на последнюю четверть IV в. — первую четверть III в. до н. ,э. В это же время активным поставщиком своего вина становится Херсонес. Торговые контакты с Родосом (кроме нашего экземпляра известны клейма с Лысой Горы) завязываются в конце III—П вв. до н. э. Основная масса рассмотренных клейм вписывается'в рамки IV -- I трети III в. до н. э. Ограниченное количество более поздних материалов, в том числе полное отсутствие родосского и косского импорта свидетельствует не только об упадке торговли к середине III в. до н. э., но и общем политико-экономическом состоянии региона, центром которого являлось Каменское городище.


Роль Каменского городища в истории Скифии неоднократно пересматривалась. В отличие от Б. Н. Гракова, Н. А. Тереножкин считал городище всего лишь поселением ремесленников-металлургов. Временный характер Каменского городища, как торгового и ремесленного центра, рассмотрен в работе С. Я. Ольговского (21, с. 48—52). Им же отмечена противоречивость выводов Б. Н. Гракова: с одной строны, городище — это постоянное поселение мастеров-металлургов, с другой — невозможность проживания зимой в жилищах, открытых на кучугурах. Сомнению подвергнут и тезис о городище как о центре металлургии. Исследования последних лет в Каменке позволили Н. А. Гаврилюк выдвинуть предположение о Каменском городище, как о центре, вокруг которого развивается комплекс памятников, связанных с зимовьями и плавневыми пастбищами, благоприятными условиями для земледелия, выгодным географическим положением на пересечении торговых путей (22, с. 32; 23, с. 183).

В комплекс памятников Каменского городища входит акрополь, расположенный у села Большая Знаменка. Новые находки амфорных клейм, в сочетании с другими материалами позволяют иначе взглянуть на его характер, проблему возникновения и датировку. Исследователи акрополя полагают, что заселение здесь началось одновременно с кайенскими кучугурами (24, с. 119) И с самого начала основания культурного слоя, т. е. с IV в. до н. э. наблюдается каменное домостроительство (16, с. 63). Сильная разрушенность культурного слоя, вскрытие его небольшими площадями, не позволяют детально рассматривать планировку жилых комплексов и территории в целом. Частично сохранившееся здание, открытое на раскопе 1а (24, с. 122), по своему плайу приближается к рядовым городским домам Ольвии и окружающих ее поселений. Ориентировка помещения такова, что стены его шли параллельно крепостной стене акрополя. При таком расположении стен домов улицы и проулки могли создавать геометрическую сетку квадратов и прямоугольников, традиционную для античной планировки. Среди каменных развалов выделяются остатки постройки из крупных обработанных блоков на раскопе XVIII (24, с. 119). Здание имело двор, вымощенный необработанными плоскими камнями длиной от 0,3 м до 0,6 м. Архитектурные детали, найденные здесь жег подчер. кивают значительность этого сооружения. По мнению автора раскопок, здание носило общественный характер и, «судя по уровню залегания развала», строительство должно было происходить в самом начале II в. до н. э. Такая датировка не убедительна, поскольку основывается на вещественном материале из слоя развала, имеющем большой хронологический диапазон от IV в. до н. э. до IV в. н. э., и «уровне залегания», относящемся к самым ранним культурным напластованиям памятника. Вызывает сомнение и датировка оборонительных стен. Анализируя раскопки М. Г. Елагиной, Н. Н. Погребова относит сооружение стен ко времени прекращения жизни на кучугурах (рубеж III—II в. до н. э.—начало II в. до н. э.), (24, с. 115) При исследовании рва на раскопе XVI на дне обнаружен «развал панцирных камней» от стены. Нижний слой датируется лагеносом с клеймом II в. до н. э., а верхний, «который образовался во время интенсивной выборки стены», дал обломки амфор IV—III вв. до н. э. Пересмотр датировок амфор и амфорных клейм в сторону их удревнения, вероятно, требует аналогичного изменения датировки строительных остатков, им сопутствующих., Поскольку в задачу данной публикации не входят исследования оборонительных сооружений, мы лишь отметим, что в устройстве и технических приемах (трехслойность, кладка «логом и тычком») укрепления акрополя заметно влияние античной фортификационной традиции.

Сравнение облика типично скифских поселений, их жилищ (25, с. 27—31) и укреплений (26, с. 133—144; 27, с. 25—36; 28, с. 160—170) с архитектурой акрополя позволяет отнести каменное сооружение последнего к постройкам более высокого уровня, с явными чертами античной городской культуры. В строительной практике акрополя используются новые материалы: кирпич-сырец, синопская черепица, большие партии которой поступают на северо-понтийский рынок в сер. III четверти IV в. до н. э. (29, с. 15). Античные архитектурные здания нашли свое отражение в устройстве очагов-жаровен, каменных мощенных двориков, применении лессовой и землисто-зольной субструкции под


Таблица 4



основания стен, в технике укладки стен («кардон 'на лицо, плита на образок», «логом» и тычком») (30, с. 105, ел.). Видимо, и удаленность от производственных комплексов, землянок и плетневых жилищ Каменского городища объясняется разнородностью этих памятников.

Набор вещественного материала: амфорная керамика — 75% (31, с. 23), си-нопская черепица, греческие монеты (16, с. 146, ел), наличие таких узкоспециализированных, не характерных для быта скифов сосудов, как леканы, лекифы, кратеры, скифосы и др. (16, с. 98, ел.), и в то же время отсутствие остатков ремесла, столь характерных для кучугурской территории, позволяет видеть в жителях домов на акрополе не «скифскую аристократию», а торговцев - - носителей греческой культуры. В настоящее время исследователями Елизаветовского городища выделен греческий квартал — небольшая греческая


колония Боспора, входившая в структуру городища во второй половине IV в. до н. э. (32, с. 68—77).

Таким образом, совокупность описанных признаков, а именно: каменное домостроительство и возведение оборонительных сооружений с использованием архитектурно-строительных приемов греческой культуры, богатство импорта и количественное преимущество его над местным материалом, удаленность от «ремесленной» кучугрской территории допускает предположение о существовании на месте акрополя греческого эмпория — торговой гавани, торгового пункта, куда регулярно прибьшали корабли.

Проникновение греческих изделий в лесостепные районы Скифии имело место еще в VIII в. до н. э. (33, с. 14). Несомненно, что первостепенную роль в доставке товаров в столь отдаленные земли играл водный путь по Днепру. По свидетельству Геродота, Днепр был судоходен, во всяком случае до порогов (34, IV, 71). Это подтверждают находки в русле Днепра в районе о. Хортица, среди которых целые амфоры, в том числе и херсонесская амфора с клеймом конца IV — начала III в. до н. э. (табл. III, 9) (35, с. 435—442). Расположение удобной гавани на подступах к порогам имело большое значение для больших и малых греческих судов. Работа подводной археологической экспедиции Запорожского краеведческого музея подтверждает существование у Каменного Затона культурных остатков IV — III вв. до н. э. У места выхода вала акрополя к морю также обнаружены архитектурные детали и фрагменты амфор IV—III вв. до н. э. (36, с. 172). Выгодность расположения эмпория в этом месте обусловлена не только наличием удобной гавани, но также близостью сухопутных дорог и бродом-переправой через Днепр (37, с. 59). Кроме того, а это немаловажно, основание фактории в глубине Скифии давало возможнсть торговать без посредников.

Степень изученности памятников и невозможность продолжить полевые исследования акрополя из-за Каховского водохранилища затрудняют выяснение облика самой колонии, ее метрополии, содержание, динамику и объем торговли, дату ее возникновения. Анализ рассмотренных амфорных клейм показывает, что первые поступления вина относятся к началу IV в. до н. э., значительное увеличение поставок приходится на вторую четверть IV в. до н. э. Этим временем датируется и группа богатой краснофигурной и чернолаковой керамики. Основываясь на ранних остатках жилищ, открытых за последнее время в Ольвии, Херсонесе, Никонии, Березани, а также на Елизаветовском городище (38, с. 54; 39, с. 49; 32, с. 73; 30, с. 137), можно предположить, что первоначально на месте будущего акрополя возникло небольшое поселение греческих торговцев с жилищами земляночного и полуземляночного типа. На следующем строительном этапе землянки были срыты, территория снивелирована и на месте прежних жилищ появляются каменные сооружения греческой колонии, естественным и прямым наследником которой могла быть птолемеевская Амадока (40, с. 213)

ЛИТЕРАТУРА

1. БРАШИНСКИЙ И. Б. Экономические связи Синопы в IV—III вв. до н. э.// Античный город. М., 1963.

2. ЦЕХМИСТРЕНКО В. И. Синопские керамические клейма с именами гончарных мастерских//СА, 1960, № 3.

3. ВАСИЛЕНКО б: А. К вопросу о датировке синопских клейм//СА. 1971,

№ 3.

4. ГРАКОВ Б. Н. Древнегреческие клейма с именами астиномов//М., 1929.

5. БРАШИНСКИЙ И. Б. Некоторые вопросы методики исследования импорта товаров в керамической таре в античное Причерноморье//КСИА. АН СССР. 1977. Вып. 148.

6. САМОЙЛОВА Г. Л. Экономические связи Никония, по данным экономической эпиграфики в доримский период//Северо-Западное Причерноморье контактная зона древних культур. Киев, 1991.

7. БРАШИНСКИЙ И. Б. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону//Л., 1980.


8. ФЕДОСЕЕВ Н. Ф. Итоги и перспективы изучения синопских керамических клейм//Тезисы докладов областной конференции «Проблемы скифо-сар-иатской археологии Северного Причерноморья». Запорожье, 1989.

9. БРАШИНСКИЙ И. Б. Керамические клейма Гераклеи Понтийскй//НЭ. 1969. Т. V.

10. ВАСИЛЕНКО Б. А. О характере клеймения гераклейских амфор в первой половине IV в. до н. Э.//НЭ. 1974. Т. XI.

11. КАЦ В. И. Типология и хронологическая классификация херсонесских магистратских клейм//ВДИ. 1985. № 1.

12. БОРИСОВА В. В. Керамические клейма Херсонеса и классификация херсонесских амфор//НЭ. 1974. Т. XI.

13. ВИНОГРАДОВ Ю. Г. Керамические клейма острова Фасос//НЭ. 1972'. Т. X.

14. ГРАКОВ Б. Н. Заметки ПО'греческой керамической эпиграфике//Античная история и культура Средиземноморья и Причерноморья. Л., 1968.

15. БРАШИНСКАЯ И. Б. Успехи керамической эпиграфики//СА, 1960, № 2.

16. ГРАКОВ Б. Н. Кайенское городище на Днепре//МИА. 1954. № 36.

17. БРАШИНСКИЙ И. Б. Новые данные о торговле Ольвии с Самосом// КСИА. 1967.Вып. 109.

18. ВАСИЛЕНКО Б. А. Клейма на амфорах типа Солоха П//СА. 1971. № 2.

19. МАНЦЕВИЧ А. П. Керамическая тара из кургана Солоха//Археолог1я. 1975. Вып. 17.

20. БАДАЛЬЯНЦ Ю. С. Родосские амфорные клейма//СА. 1978. № 4.

21. ОЛЬГОВСКИЙ С. Я. Социально-экономическая роль Каменского горо-дища//Скифы Северного Причерноморья. Киев. 1987.

22. ГАВРИЛЮК Н. А. Каменское городище и его округа//Тезисы докладов областной конференции «Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья». Запорожье. 1989.

23. ГАВРИЛЮК Н. А. Каменское городище и проблемы ремесла у степных скифов//Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (IV тыс. до н. э. — V в. н. э.). Материалы международной конференции. Кишинев. 10—14 декабря 1990 г. Киев. 1991.

24. ПОГРЕБОВА Н. Н. Позднескифские городища на Нижнем Днепре (Городища Знаменское и Гавриловское)//МИА. 1958. № 64.

25. ГАВРИЛЮК Н. А. Домашнее производство и быт степных скифов//Ки-ев, 1986.

26.МОРУЖЕНКО А.А.Оборонительные сооружения городищ Поворсклья//Скифский мир. Киев.

27. ШРАМКО Б. А. Вельское городище скифской эпохи (город Гелон)//Киев, 1987.

28. МОРУЖЕНКО А. А. Городища лесостепных племен Днепро-Донецкого междуречья — VII—III вв. до н. э. СА. 1985. № 1.

29. ФЕДОСЕЕВ Н. Ф. Торговая экспансия Синопы//Международные отношения в бассейне Черного моря в древности и средние века (Тезисы докладов V областного семинара). Старочеркасская — Ростов-на-Дону, 1990.

30. КРЫЖИЦКИЙ С. Д. Жилые ансамбли древней Ольвии. Киев, 1971.

31. ЕЛАГИНА Н. Г. Отчет о работе Каменской скифской степной экспедиции в 1954 г. Архив ИА АН УССР, д № 2261.

32. МАРЧЕНКО К. К., ЖИТНИКОВ В. Г., ЯКОВЕНКО Э. В. Елизаветовское городище — греко-варварское торжище в дельте Дона. СА. 1988. № 3.

33.ОНАЙКО Н.А.Античный импорт в Поднепровье и Побужье в VII-V в.до н.э.САИ.1966.Д1-27.

^ 34. ГЕРОДОТ. IV, 71.

35. ШАПОВАЛОВ Г. И. Следы древнего судоходства у Днепровских порогов. THPACIA PONTICA, IV, Sofia, 1991.

36. ШАПОВАЛОВ Г. И., ТРИПОЛЬСКИЙ И. Л. О подводных исследованиях Каменского гродища и его гавани «Каменный затон». Тезисы докладов областной конференции «Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья». Запорожье, 1969.

37. БОЛТРИК Ю. В. Об одном из вероятных торговых трактов Скифии. Актуальные проблемы археологических исследований в УССР. Киев, 1981.


38. СЕКЕРСКАЯ Н. М. Античный Никонии и его округа в VI—IV вв. до н. э. Киев, 1989.

39. ЗОЛОТАРЕВ М. И. Об этапах жилой застройки Северо-восточного района Херсонеса в конце V—IV вв. до н. э.//Тезисы докладов областной конференции «Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерномрья». Запорожье, 1989.

40. БРАУН Ф. К. Розыскания в области гото-славянских отношений. СПб, 1899. Т. 1.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації