Поиск по базе сайта:
Древности степного причерноморья и крыма icon

Древности степного причерноморья и крыма




НазваДревности степного причерноморья и крыма
Сторінка11/16
Дата конвертації03.03.2013
Розмір2.91 Mb.
ТипСборник научных работ
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

ЛИТЕРАТУРА

1. ШАПОШНИКОВА О. Г. Про пам'ятки часу катакомбної культури в степовому Придншров'ї//Археологія. XXI. 1968. — С. 79—94.

2. ДЕРГАЧЕВ В. А. Молдавия и соседние территории в эпоху бронзы. Кишинев. — 1986. — 223 с.

Информация предоставлена коллегами из Отдела археологии Крыма.


3. ПОГОРЕЛОВ В. И. Петропавловский грунтовый могильник эпохи бронзы на реке Толочеевке//Проблемы археологического изучения Доно-Волжской лесостепи. Воронеж, 1989. — С. 97—107.

4. Шарафутдинова И. Н. Степное Поднепровье в эпоху поздней бронзы. Киев: 1982. — 159 с.

5. ТОЩЕВ Г. Н. Средний период бронзового века юго-запада СССР. — Монография деп. в ИНИОН АН СССР 19.06.87, № 29903. — 227 С.

6. ТОЩЕВ Г. Н. Катакомбные памятники Крьма//Древности степного Причерноморья и Крыма. I. — Запорожье. — 1990. — с. 116—127.

7. БЕРЕЗАНСКАЯ С. С., ОТРОЩЕНКО В. В., ЧЕРЕДНИЧЕНКО Н. Н., ШАРАФУТДИНОВА И. Н. Культуры эпохи бронзы на территории. Киев: 198в. — 165 с.

8. ПОПАНДОПУЛО 3. X. Курган «Соколовский» у г. Пологи//Древности степного Причерноморья и Крыма. II. Запорожье: 1991.—С. 66—76.


^ ДЛИННЫЙ КУРГАН

В КРЫМСКОМ ПРИСИВАШЬЕ

А. В. КАРЯКА


В сентябре 1991 года отрядом Северо-Крымской археологической экспедиции ИА АН Украины под руководством А. Е. Кислого 1 был раскопан курган эпохи бронзы. Он располагался на плато Тюп-Джанкойского полуострова недалеко от залива Сиваша в 2 км к югу от села Медведевка Джанкойского района. По форме принадлежит к числу длинных курганов. Насыпь вытянута по оси СВ-ЮЗ на 63 м, ширина 38 м. Бровки разбиты по оси ,С-Ю. Насыпь повреждена современными перекопами. Обнаружено одно срубное погребение.

Изучение стратиграфии показывает, что современная высота кургана от уровня древнего горизонта составляет 1,3 м. К западу от погребальной ямы находился материковый выброс неправильной формы толщиной до 0,5 м. Насыпь перекрывала его сверху, образуя в центре воронку диаметром 4,7 м, суживающуюся к погребению. На склонах воронки и внутри погребальной ямы обнаружены остатки камки (толщина слоя до 0,5 м). Очевидно, над погребением совершалось перекрытие, рухнувшее впоследствии внутрь ямы (рис. 1.1).

Погребение срубной культуры (рис. 1.2) совершено в яме прямоугольной формы с закругленными углами, вытянутой по оси 3-В, глубина от древнего горизонта 1,5 м. Короткие стенки скошены и расширялись ко дну. Северная и южная стенки, видимо, обрушились еще в древности и четко не прослеживались в плане. Размеры ямы у дна 1,97X1,60 м.

Костяк рослого человека лежал скорчено на левом боку головой на СВВ. Череп лицевой частью обращен на ЮЗ. Правая рука согнута в локте под прямым утлом. Левая рука, очевидно, немнго сдвинута, согнута в локтевом су, ставе под острым углом, кистью к лицевой части черепа. Ноги согнуты под прямым углом, к туловищу. Выше черепа находился лепной сосуд. Перед лицевой частью, у кисти левой руки, лежали кости (крестец и хвост) крупного рогатого животного. У таза и в районе левой руки под костяком обнаружены остатки коричневого тлена (кожа — ?).

Лепной сосуд (рис. 1.3) в форме горшка. Обжиг неравномерный. Цвет варьи-

Автор статьи благодарит руководство экспедиции за предоставленные материалы.




Рис. 1.1 — план и профили кургана у с. Медведевка; 2 — план и разрез погребения; 3 — сосуд из погребения.


рует от темно-серого до оранжевого. Высота сосуда 12 см, диаметр венчика 15 см, диаметр дна около 9 см.

Сооружение длинных курганов --не редкость для степей Северного Причерноморья (1, с. 7; 2, с. 12). Ближайшими аналогиями можно считать длинные курганы полуострова Чонгар (3, с. 29—31). Данный курган можно отнести к третьему типу овальных курганов, по классификации В. В. Отрощенко (4, с. 12).

Установлено, что в небольших скифских курганах основной объем насыпи создавался после завершения устройства погребального сооружения, а в больших курганах они создавались одновременно, так что насыпь приобретала форму усеченного конуса с воронкой в центре. Затем воронку закладывали глиной из рва, дерновыми вальками или камнями, что, вероятно, должно было символизировать отделение загробного мира от реального и соответствовало стремлению древних обеспечить «необходимую устойчивость к внешним воздействиям» (5, с. 76). На примере стратиграфии длинного кургана у села Медведевки правомерно сделать вывод о существовании аналогичной последовательности сооружения курганов во времена срубной культуры.

Таким образом, курган у села Медведовки дополняет число известных длинных курганов поздней бронзы Северного Причерноморья.


ЛИТЕРАТУРА

1. ОТРОЩЕНКО В. в. Идеологические воззрения племен эпохи бронзы на территории Украины (по материалам срубной культуры)//Обряды и верования древнего населения Украины. — Киев: Наукова думка, 1990.

2. ЩЕПИНСКИЙ А., ЧЕРЕПАНОВА Е. Степные курганы. -- Симферополь: Taвpiя, 1972.

3. ШИЛОВ Ю. А. Исследования на полуострове Чонгар//Археологічні дослідження на Украні у 1990 р. — Киев, 1991.

4. ОТРОЩЕНКО В. В. Катакомбные и срубные курганы в окрестностях с. Балки//Курганные могильники Рясные Могилы и Носаки. — Киев: Наукова думка, 1977.

5. ОЛЬХОВСКИЙ В. С. Погребально-поминальная обрядность населения степной Скифии (VII—III вв. до н. э.). — М.: Наука, 1991.


^ ЗАКРЫТЫЙ КОМПЛЕКС АМФОРНОЙ ТАРЫ С ПОСЕЛЕНИЯ «УСАДЬБА ЛИТВИНЕНКО» НА ДНЕПРОВСКОМ ЛИМАНЕ

В. П. БЫЛКОВА


Для изучения торговых связей в античный период населения Северного Причерноморья со Средиземноморьем и Южным Причерноморьем первостепенное значение имеют находки амфорной тары. Наиболее значимы как источники комплексы погребальные и хозяйственные, склады в ямах и погребах) (1, с. 8). В связи с этим представляет интерес каждый закрытый комплекс тары разных центров производства. В данной статье вводится в научный оборот новая находка такого рода, обнаруженная в 1990 г, при раскопках поселения' «Усадьба Литвиненко», расположенного на восточной окраине с. Стани. слав Белозерского р-на Херсонской области.

На хозяйственной территории, примыкающей к поселению, в 600 м к северу от его предположительной северо-западной границы, была доследована яма с большим количеством фрагментов амфор, которые первоначально находились в вертикальном положении. Поскольку эта яма была обнаружена местными жителями при строительных работах и сразу же ими разрушена, проследить ее очертания возможности не представилось. Из обломков удалось оклеить десять условно целых амфор и выделить фрагменты еще трех, среди амфорных обломков был также найден один фрагмент черепицы (рис. 1.3). Амфоры использовались вторично, по всей видимости, для хранения зерна. На нескольких имеются довольно большие отверстия. Вероятно, яма, в которой обнаружены рассматриваемые материалы, представляла собой зернохранилище, расположенное за пределами поселения. Подобная ситуация была прослежена, к примеру, на более позднем городище Золотой Мыс (2, с. 107—111).

Черепица представляет собой керамику с невысоким бортиком (рис. 4.5). Изготовлена из хорошей глины бежево-коричневого цвета, ровно обожжена. В качестве отощителя был использован кварцевый песок, но имеются и другие мелкие включения. Возможно, черепица ольвийского производства (3, с. 39). Из десяти «целых» амфор — четыре хиосского производства, шесть — типа Солоха II, фрагменты принадлежат трем гераклейским амфорам.

Амфоры Хиоса (рис. 1). Относятся к типу Ж — с «колпачковой» ножкой (4, с. 174—175, табл. 1). Только одна амфора из четырех является археологически целой, остальные фрагментированы, однако имеются основания для отнесения их к тому же типу. Все они одного крупного стандарта (табл. 1, № 1—4). По материалам Елизаветовского могильника, эти амфоры датируются первой



Рис. 1. Амфоры Хиоса (№ 1—4).


половиной IV в. до н. э, (5, с. 109). В некрополе Панское 1 аналогичные амфоры происходят из детских могил в насыпях курганов, где основные погребения датируются третьей четвертью IV в. до н. э. (6, с. 138—139, табл. 5, с. 150, табл. 7). Точная аналогия по типу и стандарту имеется в аджигольском кургане № 1, где вместе с ней найдены подобная амфора меньшего стандарта, три гераклийские амфоры первого типа, три амфоры Менды и чернолаковая керамика (7, с. 26—29, рис. 30). Этот комплекс датирован И. Б. Брашинским началом второй четверти IV в. до н. э. (4, с. 206). В Ольвийском некрополе две амфоры с, «колпачковыми» ножками найдены в погребениях второй четверти IV в. до н. э. (8, с. 74, 146, 150). И. Б. Брашинский отнес комплекс погребения 63/1910 г. к первой четверти IV в. до н. э., учитывая только материал заклада, в котором находились хиосская амфора и четыре гераклейских (4, с. 136). По его мнению, эти амфоры датируются первой половиной столетия (4. с. 240).

Таблица 1


№п.п.

Н

Н0

Н1

Н3

Д

Д

Д:Н

Н1

Д:Н0

Объём в см

1

95

85

38

32

35

9,5

0,37

0,4

0,412




2

95

85

38

32

34,5

9,5x8

0,37

0,4

0,412

20500

3







38

32

35

8,5













4

95

85

38

32

35

9,5x8

0,37

0,4

0,412

20500

5

87

74

35

27

31

8,5

0,35

0,4

0,420

16900

6

87

75,5

32

26

29

9

0,33

0,37

0,384

17000

7

87

75

33

25

30

8.5x9

0,34

0,38

0,4

16500

8

87

76

33

25

31

8

0,36

0,38

0,4

16700

9

86

74

33

27

31

8

0,36

0,38

0,419

16000

10

86

74

33

27

31

8x9

0,36

0,38

0,419

16000



Н — высота, Н0 — глубина, Н1 — высота верхней части, Н3 — высота горла, Д — диаметр тулова, д — диаметр устья (все параметры — в см); объем измерен зерном ячменя.


Амфоры типа Солоха II (рис. 2). Все шесть амфор относятся к одному стандарту (табл. 1, № 5—10), которой соответствовал пяти аттическим хоям (4, с. 124—125). Различаются они составом и цветом глины. Три изготовлены из глины оранжевого оттенка, содержащей известковые и слюдянистые включения (она напоминает глину хиосских амфор); одна из этих амфор ангобирована, на плечиках у нее имеется граффито Л1. Три другие изготовлены из более темной красной глины с примесью мелких известковых частиц. На двух из них в нижней части горла оттиснуты энглифические клейма — буква М в круглом поле (одно клеймо перевернуто). Точная аналогия этим клеймам на амфорах, изготовленных из такой же глины, имеется среди материалов Никония. Б. А. Василенко отнес их к условной группе «X», выпущенной под влиянием Хиоса в одном из городов Причерноморья или северной части Эгейского моря, и датировал ранним IV в. до н. э. (9, с. 242—245, рис, 1, 3). Б. Н. Граков предположительно отнес амфоры типа Солоха II к производству Византия (10, с. 86), С. Ю. Монахов и Е. Я. Рогов — Пепарета (6, с. 143). Последнее предположение плохо согласуется со сведениями из речи против Лакрита, в которой характеризуется ситуация третьей четверти IV в. до н. э. и вино Пепарета перечислено вместе с продукцией Коса, Фасоса и Менды (11, с. 69), а поступление амфор типа Солоха II в Северное Причерноморье относится к первой половине этого столетия (4, с. 240, табл. XXXI). По материалам Елизаветовского могильника, эти амфоры датируются в пределах первой четверти — середины



Рис. 2. Амфоры типа Солоха II (№ 5—10).


IV в. до н. э. причем более поздние амфоры имеют более низкий стандарт (5, с. 28). Сам курган Солоха, по находке в котором рассматриваемый тип амфор получил название, датирован А. Ю. Алексеевым в пределах первой половины столетия (12, с. 125). Фрагменты амфор типа Солоха II с буквенными клеймами (из них два — с буквой М) были найдены среди материалов тризны в кургане № 3 у с. Богдановка вместе с фрагментами амфор Гераклеи. Авторы публикации сочли возможным датировать погребение по самому раннему инвентарю концом V в. до н. э., привлекая в качестве дополнительного аргумента клейменые амфоры типа Солоха II (13, с. 74, рис. 3, с. 84). Античный материал этого кургана исследовался Н. А. Лейпунской, которая обосновала пересмотр датировки на более позднюю (первая четверть IV в. до н. э.) (14, с. 107— 111). В нашем комплексе клейменые амфоры типа Солоха II сочетаются с еще более поздними гераклейскими амфорами. Амфоры Гераклеи Понтийской (рис. 3). По форме венчиков, высоте и очертаниям горла, цилиндрической ножке с небольшим расширением и конической выемкой фрагменты можно отнести ко второму типу гераклейских амфор (15, с. 49, рис. 10.2), который датируется второй-третьей четвертями IV в. до н. э. (6, с. 134—135). На двух горлах имеются двустворчатые энглифические клейма. Одно -- третьей поздней группы по типологии И. Б. Брашинского. От имени фабриканта сохранились три первые буквы, можно восстановить имя Эвфрай, по аналогии с клеймом с Елизаветовского городища (5, с. 168, № 348). Имя магистрата Андроника дано в сокращении (без последнего слога), с предлогом. Б. А. Василенко отнес Андроника к раннему периоду третьей группы (конец первой — начало второй четвертей IV в. до н. э.) (16, с. 21). В кургане № 8 группы «Пять братьев» амфора с'клеймом с именем Андроника в той же форме, кто и на нашей амфоре, но с другим именем фабриканта, найдена совместно с синопской амфорой с клеймом астинома поздней первой группы (17, с. 182—183, рис. 6). Этот комплекс датирован И. В. Брашинским 30—20-ми гг. IV в. до н. э. (18, с. 12). На втором клейме читается только имя фабриканта Мюс, нижняя часть клейма была разбита. Среди материалов из Елизаветовского могильника известны амфоры с этим именем, они датированы второй—третьей или только третьей четвертями IV в. до н. э. (5, с. 118, 119, № 101, 102, 103, 108). Место и характер нашей находки не дают оснований для утверждения о строгой единовременности поступления всей описанной выше тары на поселение. Естественно, для хранения зерна предпочтительнее брать большие вместительные сосуды, а уже за неимением их в достаточном количестве — меньшие, в данном случае, гераклейские. Минимально в этой яме хранилось 215 л зерна. Поскольку срок использования амфор сравнительно недолог (1, с. 8), комплексы складов и хранилищ имеют достаточно узкие хронологические границы (18, с. 4). Рассматриваемый комплекс можно датировать третьей четвертью IV в. до н. э. В своде И. Б. Брашинского охарактеризованы только четыре комплекса этого периода, состав их иной: с гераклейскими амфорами с клеймами второй и третьей групп синхронизируются амфоры Фасоса, Синопы, Колхиды и типа Солоха 1, а для комплексов первой половины IV в. до н. э. характерно сочетание амфор Хиоса с «колпачковыми» ножками, типа Солоха II и ранних гераклейских (4, с, 138—139, 206—209). Таким образом, наш комплекс позволяет уточнить абсолютную хронологию входящих в него типов амфор.

ЛИТЕРАТУРА

1. ВИНОГРАДОВ Ю. Г. Керамические клейма острова Фасос//НЭ. 1972. Т. 10,

2. ГАВРИЛЮК Н. О., ЗУБАР В. М. Охоронні розкопки поблизу городища Золотий Мис//Археологія 1983. № 44.

3. Керамическое производство и античные керамические строительные материалы//САИ. 1966. Вып. Г1-20.

4. БРАШИНСКИЙ И. Б. Методы исследования античной торговли (на примере Северного Причерноморья). Л.: Наука, 1984.

5. БРАШИНСКИЙ И. Б. Греческий керамический импорт на Нижнем Дону в V—III вв. до н. э. Л.: Наука, 1980.

6. МОНАХОВ С. Ю., РОГОВ Е. Я. Амфоры некрополя Панское-1//Античный «ир и археология. 1990. Выл. 7.



Рис. 3. Фрагменты амфор Гераклеи Понтиискои (1—4) и черепицы (5).


7. Ebert M. Ausgrabungen auf dem Gute Maritzyn, Gouv. Cherson (Sud-Russ-land//Praehistorische Zeitschrift. 1913. 5. Heft 1/2.

8. КОЗУБ Ю. I. Некрополь Ольва V—IV ст. до н. е. Київ: Наукова думка, 1974.

9. ВАСИЛЕНКО Б. А. Клейма на амфорах типа Солоха II//CA. 1991, № 2.

10. ГРАКОВ Б. Н. Каменское городище на Днепре//МИА. 1954. 36.

11. БРАШИНСКИЙ И. Б. Амфоры Менды (о локализации группы амфор с «рюмкообразными» ножками)//Художественная культура и археология античного мира. М.: Наука, 1976.

12. МАНЦЕВИЧ А. П. Курган Солоха. Публикация одной коллекции. Л.: Искусство, 1987.

13. БИТКОВСКИЙ О. В., ПОЛИН С. В. Скифский курган у с. Богдановка на Херсонщине (к проблеме хронологии памятников V—IV вв. до н. э.//Скифы Северного Причерноморья. Киев: Наук, думка, 1987.

14. ЛЕЙПУНСЬКА Н. О. До питання про хронологію деяких античних матеріалів у скіфських пам'ятках//Археологія, 1989. 2.

15. ЗЕЕСТ И. Б. О типах гераклейских амфор//КСИИМК. 1948. 22.

16. ВАСИЛЕНКО Б. А. О характере клеймения гераклейских амфор в первой половине IV в. до н. Э.//НЭ. 1971. Т. 11.

17. БРАШИНСКИЙ И. Б. Амфоры из раскопок Елизаветовского могильника в 1959 г. (К вопросу о датировке погребения в кургане № 8 группы «Пять Братьев»)//СА. 1961. № 3.

17. БРАШИНСКИЙ И. Б. Вопросы хронологии керамических клейм и типологического развития амфор Гераклеи Понтийской//НЭ. 1984. Т. 14.

19. МОНАХОВ С. Ю. О некоторых особенностях расчета стандартных мер емкости остродонных амфор//Античный мир и археология. 1986. Вып. 6.


СКИФСКИЙ КУРГАН У с. ЛЬВОВО

^ НА ХЕРСОНЩИНЕ

Г. Л. ЕВДОКИМОВ


В археологической литературе этот пункт известен благодаря раскопкам А. И. Тереножкина в 1973 г. (1) и А. И. Кубышева, С. В. Полина в 1977 г. (2, с. 130—148).

В 1982 г. Краснознаменская экспедиция Института археологии АН УССР приступила к исследованию курганов, входивших в состав трех курганных групп (Г—3). Курганы были вытянуты цепочкой в направлении с юго-востока на северо-запад. Находились в степи высокого правого берега Днепра в 4,5 км на северо-запад от речного русла и с. Львове Бериславского р-на Херсонской области. Раскопки могильника продолжались и в 1983 г., а в 1984 г. были завершены.. Всего исследовано 14 курганов, из которых 6 относились к скифскому времени.

В настоящей статье публикуются материалы самого большого скифского кургана могильника, которые позволяют значительно расширить представления о погребальных обычаях скифской знати Днепровского Правобережья.

Курган 13 находился на северо-западе могильника, замыкая цепочку курганов группы 2. Высота кургана 5,0 м, диаметр 4,3 м. Курган имел сферическую форму. Насыпь не распахивалась. На поверхности кургана видны плиты каменного панциря, относящегося к половецкому святилищу (рис. 1). В конструктивном отношении памятник представлял собой сложное погребальное сооружение. Насыпь кургана сооружена в три приема. Древний горизонт про-




Рисунок 1.


слеживался на глубине 4,5 м по всей подкурганной поверхности, за исключением периферии.

Первоначальный курган связан с центральным основным погребением 4. Выкид из катакомбы перекрывал входную яму погребения, образуя плотное из материка ядро первичной насыпи. Высота ядра 1 м, диаметр около 10 м. Перекрывавшая ядро первичная насыпь кургана состояла из очень плотного илистого грунта темно-коричневого цвета. По периметру насыпь была укреплена кольцом из частично обработанных известняковых плит, уложенных наклонно в 2—3 слоя на основание кургана. Диаметр первичнй насыпи 19 м, высота 2,6 М.


Следующими по времени впуска в курган погребениями являются детские могилы № 1—2. Выкиды из этих погребений лежали на поверхности 1 насыпи. Курган был досыпан рыхлым комковатым грунтом до современной высоты. Диаметр его достиг 26 м.

С сооружением второй, более мощной крепиды, завершающей строительство кургана, связаны подзахоронения через вторую входную яму в основную катакомбу № 4 и коллективное детское погребение № 3. Выкиды из этих погребений лежали на второй насыпи кургана под крепидой. В плане крепида имела форму кольца диаметром 30 м, шириной 5 м и высотой до 1,8 м (рис. 2.1—5). Как показали профили бровок крепида поднималась клиновидной вымосткой, основание которой подпирала стенка из более крупных блоков известняка. Кладка регулярная, зазоры между плитами были забутованы мелкими кам-нями (рис. 2.5). В половецкое время южная часть крепиды была разобрана и камни использованы для создания комплекса святилища 3 (с. 264—268). В кургане выявлено 4 скифских погребения (рис. 1).

Погребение 1 (рис. 3.1) впущено в южном секторе кургана с поверхности 1 насыпи кургана. Выкид из него лежал под входной ямой на поверхности I насыпи. Совершено в яме с подбоем. Прямоугольная входная яма размерами 1,35X0,55 м, ориентирована с северо-востока на юго-запад. Дно на глубине 5,3 м*. Вход в камеру находился в северо-восточной стенке камеры. Высота его 0,4 м. Входное отверстие было закрыто наклонно стоящими плитами, уложенными в 2—3 слоя. Овальная в плане камера, размерами 1,5X0,8 м — параллельна входной яме. Дно ее находилось на глубине 5,5 м. Высота свода камеры 0,5 м. Скелет ребенка 8—10 лет ** лежал вытянуто на спине головой на северо-запад. Справа от черепа стоял канфар (1), рядом с ним находились: игла (2), шило (3), пряслице (4). Слева и справа от черепа лежали серьги (5). На шее обнаружено ожерелье из бус (6). На кистях рук — перевязи из бус (7—8). Под спиной выявлено зеркало (9).

1. Черно лаковый канфар с глубокой чашей на высоком профилированном поддоне. Лак черный блестящий. Край венчика отбит в древности. Высота сосуда 9 см, диаметр венчика 7,5 см, диаметр поддона 4,2 см (рис. 3.3).

2. Железная игла из круглой в сечении проволоки. Длина сохранившейся части 4 см (рис. 3.7).

3. Железное четырехгранное шило. Длина 6,1 см (рис. 3.10).

4. Глиняное боченковидное пряслице. Высота 2,7 см, диаметр 3 см (рис. 3:6).

5. Серебряные кольцевидные серьги с заходящими друг за друга концами. На серьгах висят подвески в виде одноручных кувшинчиков, изготовленные из темно-коричневой пасты с желтыми прожилками. Диаметр сережек 3,2 см (рис. 3.2).

6. Ожерелье состояло из 85 стеклянных и пастовых бус разных типов: 33 цилиндрических синего цвета; 26 цилиндрических темно-красного цвета с желтыми прожилками; 16 кольцевидных темно-синего цвета; 3 низкой округло-цилиндрической формы синего цвета, украшенных крупными бело-синими глазками; 1 низкая округло-цилиндрическая бусина синего цвета; 1 круглая прозрачного стекла; 4 конических синего стекла (рис. 3.8).

7. Браслет левой руки состоял из 22 синих стеклянных бусин неправильной округло-конической формы (рис. 3.4).

8. Браслет правой руки состоял из 60 стеклянных и пастовых бусин трех типов: 30 неправильной округлоконической формы синего цвета; 13 округло-цилиндрических красного цвета с желтыми прожилками и 17 округлоцилинд-рических синего цвета с белыми прожилками (рис. 3.5).

9. Бронзовое дисковидное зеркало с отверстиями для крепления деревянной рукояти. Диаметр диска 8,2 см (рис. 3.9).

Погребение 2 (рис. 4.1) впущено в северо-западный сектор первоначальной насыпи кургана. Совершено в яме с подбоем. Прямоугольная входная яма размерами 1,9X0,9 ориентирована по длине с юго-запада на северо-восток. В за-

* Здесь и далее глубина впускных погребений дается от условного нуля, а основного от уровня древней поверхности.

** Антропологические определения произведены И. Д. Потехиной.



Рисунок 2.


полнении входной ямы выявлена ножка красноглиняной амфоры (рис. 4.2-). Северо-западная стенка ямы опускалась ко дну двумя ступеньками шириной 0,2 и 0,3 м, на глубине 5,6 и 6,0 м. Дно входной ямы находилось на глубине 6,85 м. Вход в камеру находился в юго-восточной стенке ямы. Был закрыт вертикально стоящими плитами. Прямоугольный в плане подбой, размерами 2,0X1,2 м расположен параллельно входной яме. Высота свода 0,9 м, дно на глубине 7,0 м.

Скелет ребенка 10—12 лет лежал на прямоугольной циновке из тростника, вытянуто на спине головой на юго-запад. Под головой погребенного находилась матерчатая подушка, набитая травой. Справа от черепа лежал обработанный кусок дерева (1). По обеим сторонам черепа находились серьги (2—3). На щее гривна (4) и ожерелье из бус 15). На запястье левой руки — перевязь, из



Рисунок 3.

бус (б), на среднем пальце левой руки — перстень (7). Напротив черепа, у задней стенки камеры, стоял канфар (8).

1. Обработанный кусок плотной древесины (рис. 4.10).

2. Левая серьга кольцевидной формы из бронзовой проволоки круглого сечения. На ней подвеска в виде рифленой бусины синего цвета с желтой прожилкой (рис. 4.8).

3. Правая серьга кольцевидной формы из серебряной проволоки круглого сечения. На ней полая подвеска в виде двуликой головы человека. Диаметр серег 3,2 см (рис. 4.9).

4. Гладкая серебряная гривна в 1,5 оборота, концы утолщены, сечение круглое. Диаметр гривны 12,8 см, диаметр сечения 0,4 см. (рис. 4.5).

5. Ожерелье состояло из 28 стеклянных и пастовых бусин разных типов: 18



Рисунок 4.

черных неправильной округлой формы; 9 кольцевидных голубого цвета; 1 сферической прозрачного стекла (рис. 4.4).

6. Браслет левой руки состоял из 3 больших бусин низкой округло-цилиндрической формы синего цвета с бело-синими глазками (рис. 4.7).

7. Серебряный безразмерный перстень. Вместо щитка -- вставка в виде глазчатой плоской бусины голубого цвета (рис. 4.6).

8. Чернолаковый канфар с глубокой чашей на рельефном поддоне. Канфар был в долгом употреблении. Лак местами вытерт до основы. Высота канфара 8 см; диаметр венчика 6,8 см; поддона — 4,2 см. (рис. 4.3).

Погребение 3 (рис. 5.1) было впущено в южный сектор с поверхности 2 на.


сыпи кургана. Совершено в катакомбе. Прямоугольная входная яма 1,ОХО,45Х Х0.65 м, ориентированная по длине с востока на запад, расширялась на запад, в сторону камеры. Западная стенка была скошена в сторону камеры, восточная — опускалась ко дну двумя ступеньками. Первая — шириной 0,3 м, находилась на глубине 5,8 м, вторая — шириной 0,3 м — на глубине 6,0 м. Дно входной ямы на глубине — 6,25 м. Входное отверстие квадратной формы 0,5 X Х0,5 м расположено в западной стенке ямы. Было перекрыто из вертикально-и наклонностоящих плит. Камера неправильной трапециевидной формы, размерами 1,5X0,7X1,7 м, была расположена • на одной оси с входной ямой. Свод арочной формы высотой 0,9 м. Дно камеры находилось на глубине 6,4 м. В камере, на камышовой подстилке, лежали четыре детских скелета.

Скелет 1 (ребенок 3—5 лет) лежал вдоль южной стенки камеры вытянуто на спине головой на запад. Левая рука сложена на груди кистью к лицу, правая — кистью на тазе. За черепом находилась подвеска (1). В области черепа и шеи выявлено ожерелье из раковин (2). Справа и слева от черепа — серьги (3). Справа от таза находилась пряжка (4).

1. Подвеска из раковины морского моллюска с отверстием (рис. 5.2).

2. Ожерелье состояло из четырех раковин морского моллюска с отверстиями для шнурка (рис. 5.4).

3. Бронзовые кольцевидные серьги с сомкнутыми концами. Диаметр 2 см (рис. 5.5).

4. Железная пряжка кольцевидной формы с подвижным язычком, закрепленным на одной из сторон. Диаметр пряжки 4 см (рис. 5.3).

Скелет 2 (ребенок V—10 лет) лежал слева от скелета 1, вытянуто на спине головой на запад. Правая нога прямая, левая — слегка согнута в колене. Справа и слева от черепа находились серьги (1). Возле левого плеча стояла пиксида (2). На шее — ожерелье из бус (3). На кисти левой руки прослежена перевязь из бус (4). Под спиной находилось зеркало (5).

1. Бронзовые кольцевидные серьги из круглой в сечении проволоки. -Диаметр 2 см (рис. 5.6).

2. Бронзовая пиксида, баночка для косметики в виде цилиндрической коробки со съемной крышкой. На крышке орнамент -- концентрические круги. Высота пиксиды 3,8 см, диаметр 3,5 см (рис. 5.7).

3. Ожерелье состояло из 25 стеклянных и пастовых бус, из которых: 3 -амфоровидные прозрачного стекла; 16 — биконических темно-красного стекла; 1 — биконическая желтого цвета; 1 — округлая, зеленого цвета (рис. 5.8).

4. Браслет левой руки состоял их 6 стеклянных и пастовых бус, из которых: 1 -- амфоровидная, прозрачного стекла; 4 — округлоконических, синего стекла; 1 — округлоконическая, синего стекла с белыми полосками (рис. 5.9).

5. Бронзовое дисковидное зеркало с железной прямой ручкой. Ручка закреплена на диске железными заклепками. Диаметр зеркала 13 см; длина ручки 11,5 см (рис. 5.10)

Скелет 3 (ребенок 10—12 лет) лежал рядом со вторым скелетом вытянуто на спине, головой на запад. Справа и слева от черепа находились серьги (1—2). В области шеи и груди прослежены гривна и остатки двух ожерелий (3—5). На кисти левой руки выявлена перевязь из бус (6).

1—2. Серебряные кольцевидные серьги из круглой в сечении проволоки. На первой серьге две пастовые бусины — глазчатая и рифленая, на правой -гешировая подвеска, цилиндрическая пастовая бусина синего цвета с белыми глазками и серебряная обоймочка. Диаметр серьги 3 см (рис. 6.1.2).

3. Серебряная в 2,5-витковая гривна из круглой в сечении проволоки. Концы гривны оформлены в виде лежащего хищника. Диаметр гривны 10 см, диаметр сечения 0,4 см (рис. 6.3).

4. Ожерелье № 1 состояло из 99 стеклянных и пастовых бус разного типа: 36 — биконических фиолетового цвета; 63 — округлые красного и синего цвета с желтыми и белыми глазками и полосками (рис. 6.6).

5. Ожерелье № 2 состояло из 10 просверленных раковин морского моллюска, чередующихся с 10 бусинами — низкой округло-цилиндрической формы светло- и темно-синего цвета с белыми глазками (рис. 6.4).



Рисунок 5.

6. Браслет левой руки состоял из 2 просверленных раковин морского моллюска, 3 амфоровидных бусин прозрачного стекла, 2 бусин низкой округло-цилиндрической формы синего цвета с белыми глазками и 10 округло-конических бусин синего цвета (рис. 6.8).

Скелет 4 (ребенок 10—12 лет) лежал рядом со скелетом 3 вытянуто на спине, головой на 3. Справа от черепа стял канфар (1), слева лежала серьга (2). На шее находилась гривна (3) и ожерелье (4). На кисти правой руки — перевязь из бус (5), рядом с ней находилась подвеска (6).

Справа от скелета 4 находилась большая ниша с остатками напутственной пищи — часть туши коровы. Здесь же найден нож (7).




Рисунок 6.

1. Чернолаковый канфар с глубокой чашей на рельефном поддоне. Часть венчика утрачена в древности. Лак блестящий хорошего качества. Высота канфара 10 см, диаметр венчика 8,5 см, поддона — 5 см (рис. 6).

2. Золотая кольцевидная серьга с заходящими друг за друга концами. На серьге округло-цилиндрическая бусина синего цвета с белыми глазками. Диаметр серьги 2,6 см (рис. 7.1).

3. Серебряная 1,5-витковая гривна из круглой в сечении проволоки. Концы гривны выполнены в виде головки змеи. Прилегающая к головкам поверхность покрыта насечками, имитирующими кожу змеи. Диаметр гривны 9,5 см, диаметр сечения 0,5 см (рис. 7.6).

4. Ожерелье состояло из 14 бусин низкой округло-цилиндрической формы



синего цвета с белыми глазками, чередующимися с 12 просверленными раковинами морского моллюска (рис. 7.2—3).

5. Браслет правой руки состоял из 35 пастовых и стеклянных бус, из которых: 30 — округло-конической формы синего цвета; 5 — шаровидных синего цвета с бело-синими глазками и 1 .просверленная раковина морского моллюска (рис. 7.5).

6. Подвеска из большой просверленной раковины морского моллюска (рис. 7.4).

7. Железный однолезвийный нож с горбатой спинкой. Рукоятка костяная 8-гранная. Крепилась на лезвие при помощи 3 железных заклепок. Длина ножа 19,5 см, ручки — 9,5 см, ширина лезвия 1,8 см (рис. 7.7).

Погребение 4 (рис. 8.1) находилось в центре кургана. Впущено с древней дневной поверхности. Совершено в катакомбе с двумя входными ямами. Основная входная яма правильной прямоугольной формы 3,25X2,25 м находилась в центре кургана. Ориентирована с востока на запад. Яма была заполнена очень плотной утрамбованной материковой глиной. Западная стенка ямы сильно скошена в сторону камеры, восточная — опускалась ко дну тремя ступеньками шириной 0,5 см, на расстоянии — 1—1,2 м друг от друга. Дно ямы с глубины




5;3 м плавно понижалось на запад ко входу в камеру. Вход арочной формы высотой 1,0 м находился в западной стенке ямы. Был закрыт трехслойной стенкой из хорошо подтесанных известняковых плит, уложенных плотно, одна на другую. С внешней стороны кладку подпирали плиты, уложенные наклонно ко дну входной ямы. Поверх этих плит лежал толстый слой истлевшего камыша. Камера соединялась с входной ямой коротким дромосом длиной 1 м и шириной 2,0 м. Прямоугольной формы, .размерами 3,5X4,0X4,5 м, камера находилась на одной оси с входной ямой. Свод двухскатный с «коньком» посередине— в виде крыши кибитки. Высота камеры 1,75 м. Дно находилось на глубине


5,9 м. У входа в камеру, под закладом стоял светильник "(1). Под северной стенкой находились остатки скелета взрослого человека, лежавшего вытянуто на спине головой на восток. В центральной части камеры находились сброшенные в кучу остатки трех взрослых и 1 детского скелета. В юго-западном углу камеры выявлена напутственная пища — кости коровы — и нож. (2). Здесь же лежали окрашенные окислами бронзы кости овцы, очевидно, выброшенные грабителями из котла. В заполнении придонной части камеры были найдены втоки и втулки от копий (3—4), железный крюк (5), наконечники стрел (6), пряслице, ворварки (8), деталь веретена (9), бусина (10), ручка зеркала (11), фрагменты панциря (12).

Вторая входная яма, через которую было совершено подзахоронение в камеру основного погребения 4, находилась в 10 м к западу от первой. Была расположена по одной с ней оси. Трапецевидная в плане, размерами 1,2X1.25X2,5 м, она расширялась на восток. Восточная стена ямы сильно скошена в сторону камеры, западная --- полого опускалась ко дну шестью небольшими ступеньками, шириной 0,1—0,3 м, расположенными на расстоянии 0,5 м одна от другой. Дно ямы находилось на глубине 5,25 м. Входное отверстие арочной формы, размерами 0,8X1,4 м, было расположено в восточной стенке ямы. Оно было закрыто вертикальной стенкой из двух рядов плотно уложенных известняковых плит. Северная часть стенки была разобрана грабителями. С внешней стороны стенку подпирали наклонно уложенные плиты. На них прослежен толстый слой истлевшего камыша. Входная яма соединялась с западной стенкой камеры дромосом шириной 1,75 м, высотой 0,8 м и длиной 3 м. Перед входом в камеру дромос сужался под прямым углом выступам северной стенки, образуя своеобразный тамбур длиной 1,0 м. Вход в камеру арочной формы высотой 0,8 м и шириной 1,25 м. Верхняя часть входного отверстия оформлена выступающим бордюром. Перед входом находилась ступенька высотой 0,25 м.

Погребение было ограблено через вторую входную яму. В заполнении дромоса были найдены 2 фрагмента метопиды 13) и разбросанные кости человеческого скелета.

1. Каменный светильник или курильница с неглубокой конической чашей на массивной круглой ножке. Выполнен из серого гранита. На внутренней поверхности чаши следы нагара. Высота 6,5 см, диаметр чащи 8 см, основания 6,8 см (рис. 8.2).

2. Фрагменты железного однолезвийного ножа с костяной, восьмигранной в сечении ручкой (рис. 8.12).

3. Железные цилиндрические втоки копий. Длина 5 см, диаметр 2 см (рис. 8.8).

4. Железная коническая втулка наконечника копья, Длина 8,7 СМ, диаметр 26 см (рис. 8.9).

5. Железный крюк. Верхний конец заканчивается петелькой (рис. 8.10).

6. Бронзовые трехгранные наконечники стрел пирамидальной формы. Два из них с выступающей втулкой и выделенным ложком; один -- со скрытой втулкой, без ложка (рис. 8.7).

7. Глиняное боченковидное пряслице. Высота 3 см, диаметр 2,6 см (рис. 8.3).

8. Две бронзовые усеченно-конические ворварки. Высота 0,4 и 0,5 см, диаметры — 2,8 и 2,0 см (рис. 8.5).

9. Нижнее окончание костяного веретена в виде пешки (рис. 8.4).

10. Пастовая бусина низкой округло-цилиндрической формы синего цвета с желтыми прожилками (рис. 8.11).

11. Костяная фигурная ручка зеркала. Состояла из двух половинок, скрепленных железными заклепками. Длина 9 см, ширина 1,8 см (рис. 8.6).

12. Железные пластины панцирного набора трех типов (рис. 8.13—15).

13. Два фрагмента налобной ленты (метопиды) в виде тонкой прямоугольной золотой-пластины. С прорезным штампованным орнаментом — парные фигуры лежащих друг против друга хищников. Сверху и снизу изображения ограничены рубчатыми валиками с отверстиями для нашивания (рис. 8.16).

При разборке выкида из основного погребения в глине были обнаружены удила и псалии (1).-

1. Двучленные железные грызла с загнутыми в петли окончаниями. Длина


15 см. Псалии прямые, стержневидные, двудырчатые с восьмеркообразным расширением посредине. На концах стержней -- уплощенные шляпки. Длина 15 см (рис. 2.2).

По размерам, сложности конструкции насыпи и подземных гробниц, курган 13 у с. Львово относится к погребальным памятникам скифской знати. Подобные конструкции насыпей, включающие в себя илистое основание и сложную клиновидную крепиду, отмечены в курганах скифской знати как Поднепровья — Чертомлык (4, с. 32—47); I и II Завадовские Могилы (5, с. 70—154), Хоминой Могилы (6, с. 208—210), так и Приазовья — Двугорбая Могила (6, с. 150—156).

Планировка погребений в кургане, особенности погребального обряда и поло-возрастной состав погребенных с уверенностью позволяют трактовать этот памятник как семейную усыпальницу, функционировавшую очень короткий промежуток времени. Большое количество детских погребений в возрасте от 3 до 12 лет, умерших практически единовременно, свидетельствует о том, что жизнедеятельность этой семьи скорее всего была прервана в результате какого-то эпидемического заболевания. К сожалению, степень ограбленности центральной могилы не позволяет по составу инвентаря определить социальный статус главы семьи, однако, наличие в детских погребениях гривн и украшений из драгоценных металлов, керамического импорта, косвенно свидетельствует о его высоком социальном ранге, возможно, главы рода или племени, оставившего Львовский курганный могильник. -На основании чернолаковой керамики можно уверенно определить время существования кургана первой четвертью IV в. до н. э. (8, с. 109—114).


ЛИТЕРАТУРА

1. ТЕРЕНОЖКИН А. И., ИЛЬИНСКАЯ В. А. Отчет о работе Херсонской экспедиции в 1973 г. Научный архив ИА АН УССР, № 1973/10.

2. КУБЫШЕВ А. И., НИКОЛОВА А. В., ПОЛИН С. С. Скифские курганы у с. Львово на Херсонщине//Древности Степной Скифии. — Киев: Наукова думка, 1982. С. 130—148.

3. Genadij L. Evdokimov und N. М. Kuprij. Steinfiguren und Heiligtumer// Gold der Steppe Archaologie der Ukraine. Schleswig: 1991. S. 264—268.

4. АЛЕКСЕЕВ А. Ю., МУРЗИН В. Ю., РОЛЛЕ Р. Чертомлык. — Киев: Наукова думка, 1991. С. 32—47.

5. МОЗОЛЕВСКИЙ Б. Н. Скифские курганы в окрестностях г. Орджоникидзе на Днепропетровщине//Скифия и Кавказ. — Киев: Наукова думка, 1980. С. 70—154.

6. МОЗОЛЕВСКИЙ Б. Н. Скифские погребения у с. Нагорное близ г. Орджоникидзе на Днепропетровщине//Скифские древности. - - Киев: Наукова думка, 1973. С. 187—234.

7. ПРИВАЛОВА О. Я., ЗАРАЙСКАЯ Н. П., ПРИВАЛОВ А. И. Двугорбая Могила. Древности Степной Скифии. — Киев: Наукова думка, 1982. С. 148—178.

8. Sparkers В. A., Talcott L. Black and plain potted of the 6,5 and 4 centuries B. C//The Atenian Agora. Results of excavations conducted bu the american school of classical Studies of Atheus. 1970. Vol. 12. p. 1. p. 109—116.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації