Поиск по базе сайта:
Древности степного причерноморья и крыма icon

Древности степного причерноморья и крыма




НазваДревности степного причерноморья и крыма
Сторінка10/16
Дата конвертації03.03.2013
Розмір2.91 Mb.
ТипСборник научных работ
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16

Погребение 20 (ямное) произведено в 16 м к юго-западу от условного центра, Могила впущена в насыпь с глубины 0,4 м от поверхности. Входная яма квадратной формы со сторонами 2,5X2,5 м, на глубине 2,25 м оставлен уступ, на котором лежали плахи поперечного перекрытия. Размеры могилы ниже уступа 1,5X1,05 м, дно на глубине 0,7 м; на нем произведена посыпка мелом, поверх которой лежала подстилка из коры (рис. 3.11). Погребение парное: женщины и ребенка, скелеты которых лежали скорчено на правом боку, черепом на северо-запад. За головой ребенка находился сосуд с яйцевидным асимметричным туловом и слегка приплюснутым дном, орнаментированный по срезу венчика и плечу косыми оттисками зубчатого штампа (рис. 3.12).

Курган у с. Боровковка значительно расширяет представления об энеолите — бронзовом веке северных, граничащих с Лесостепью, районов правобережья Днепра, слабо изученных до начала работ экспедиции ДГУ. По сути, все имеющиеся сведения сводились к упоминанию отдельных находок из Верхнеднепровского уезда в изданиях Екатеринославского музея (3, с. ИЗ—116; 4, с. 14) и кратким сообщениям о разведках Днепродзержинской экспедиции Института археологии Украины (5, с. 100—102). Между тем, исходя из географического положения района на одной широте с Орельско-Самарским междуречьем, изобилующим памятниками названных эпох, открываются возможности для сопоставительного их изучения.

Уже сейчас очевидно, что курган у с. Боровковка относится к числу больших ямных насыпей, отличающихся значительной сложностью, в чем проявляется близость к аналогичным курганам степной зоны в отличие от одновременных ему памятников левобережного Предстепья. По нашим наблюдениям, устанавливается обрядовая преемственность в курганном строительстве от ранних к позднейшим ямным погребениям, что хорошо отражено в форме насыпей II—IV. Обращают на себя внимание значительные трудовые затраты, связанные с сооружением ямных могил, открывающие возможности для социальных реконструкций. Еще более очевидным становится отличие в курганной архитектуре энеолитических (постмариупольских и др.) племен от собственно ямных погребальных сооружений.


ЛИТЕРАТУРА

1. КОВАЛЕВА И. Ф. Культурные комплексы так называемых длинных курганов эпохи бронзы//Археологические памятники Поднепровья в системе древностей Восточной Европы. Днепропетровск, 1988. С. 20—32.

2. АНДРОСОВ А. В., МЕЛЬНИК А. А. Курганы раннего бронзового века Криворожья с зооморфными конструкциями//Проблемы археологии Поднепровья. Днепропетровск, 1991. С. 35—50.

3. МЕЛЬНИК К. Каталог коллекций древностей А. Н. Поля в Екатеринославе. Киев, 1893.

4. СКРИЛЕНКО А. Материалы для археологической карты Екатеринослав-ской губернии. Екатеринослав, 1905.

5. Краткие сообщения Института архелогии УССР. Киев, 1963. Вып. 12.


^ КУРГАН ЭПОХИ БРОНЗЫ В КРЫМУ

В. Н. АНДРЕЕВ


В июле 1991 года отрядом Северокрымской археологической экспедиции ИА АН УССР проводились раскопки кургана у села Краснопартизанское Красногвардейского района Крымской области *.

Расположен на вершине степного водораздела в 200 м к 3 от трассы Москва—Симферополь, в 1,5 км к СВ от с. Краснопартизанское.

Курган длительное время распахивался и насыпь нарушена современными перекопами, ее высота составляла 0,53 м, диаметр 36 м. Насыпь снималась на .снос с оставлением четырех бровок, ориентированных по оси С-Ю. Репер установлен на предполагаемом центре кургана. В кургане выявлено 9 разновременных погребений (рис. 1.1).

Погребение 1 — ямное (?), кенотаф, обнаружено на расстоянии 0,5 м к В от репера на глубине 0,8 м **. Яма подпрямоугольной формы с закруглёнными углами (1,5X1,2 м) вытянута по оси 3-В. Заполнение — чернозем с материковым суглинком.

Погребение 2 — кочевническое (рис. 3.3), обнаружено в 9,2 м к Ю от репера на глубине 0,75 м. Погребение совершено в яме подпрямоугольной формы (2,3X0,64 — 0,4 м) с закругленными углами и вытянутой по оси ЮЗЗ-СВВ. Длинные стенки книзу слегка расширяются — ширина погребения на уровне фиксации 0,6 м, на уровне дна 0,66 м. Глубина от уровня обнаружения 0,25 м. Заполнение — чернозём с вкраплением материкового суглинка.

Погребенный лежал на спине головой на ЮЗЗ, череп завалился вправо. Правая рука уложена вдоль тела, а левая слегка согнута в локте и кистью лежит на кости таза.

Погребение 3 — срубное (рис. 2.2), обнаружено в 2,7 м к В от репера на глубине 0,7 м. Контуры ямы не прослежены. Погребенный плохой сохранности лежал скорчено на левом боку, головой к СВ. Руки умершего были согнуты в локтях и лежали перед «лицом», кисти не сохранились. Ноги согнуты в коленях под углом 45°. У лицевой части обнаружен развал лепного сосуда. Под черепом и на нем, у затылочной части, обнаружено 40 костяных стержней, располагавшихся в основном «обоймой» (более 30 шт.) (рис. 2.1).

1. Лепной сосуд баночной формы со слегка отогнутым венчиком и слабым перегибом в верхней трети тулова, дно плоское, без закраин. Поверхность за. глажена грубыми расчесами. В тесте примеси песка. Обжиг неравномерный: цвет варьирует от черного до серого. Диаметр венчика 13,8 см, высота сосуда 16,2 м, диаметр дна 9 см (рис. 3.8).

2. Костяные стержни имеют различную длину (от 7,8 см до 4,2 см), разнообразны в сечении -- круглые, овальные, четырехугольные, трехугольные, неправильной формы. Стержни равномерно расширяются от острого конца- к тупому, одни имеют головки различной формы, другие у тупой части — врезы (один и более) с одной или нескольких сторон (рис. 1.2; 3.10).

Погребение 4 — срубное (?), нарушено более поздним п. 8. Обнаружено В 3,6 м к СВ от репера, на глубине 0,6 м. Контуры погребения не прослежены. Судя по оставшимся костям черепа и рук, погребенный лежал головой к В, на -левом боку. Перед лицом найдены фрагменты лепного сосуда.

Погребение 5 — срубное (рис. 3.5), обнаружено в 3,6 м к В от репера, на глубине 0,7 м. Могильная яма подпрямоугольной формы с закругленными углами размерами 1,39X0,9 м, стенки вертикальные, глубина от уровня фиксации 0,2м,

* Автор выражает признательность начальнику Северокрымской экспедиции С. Г. Колтухову за предоставленные материалы.

** Все глубины в тексте даны от репера.



Рис. 1. 1 — план и профиль бровки кургана; 2 - костяные стержни из п. 3. 116



Рис. 2. 1, 2 — расположение костяных стержней в п. 3 и план п. 3; 3, 4 —п. 7.


вытянута по оси СВ-ЮЗ. Заполнение — чернозем. Западный угол погребения нарушен, видимо, при сооружении геодезического знака.

Погребение парное, скелет (1) лежал головой на СВ, скорчено на левом боку. Руки согнуты в локтях и лежали перед лицом, кисти не сохранились. Ноги согнуты в коленях под углом 40—45°. За спиной погребенного (1) лежал костяк (2) ребенка головой к СВ, скорчено на левом боку. Левая рука погребенного (2) не сохранилась, а правая была согнута в локте и лежала у нижней челюсти, ноги, согнуты в коленях под углом 40°.

На лицевой части черепа костяка (2) и на костях погребенного (1) лежал развалившийся лепной сосуд баночной формы со слегка отогнутым венчиком, со слабо выраженным ребром в верхней трети сосуда. Поверхность заглажена грубыми расчесами. Дно без закраин. Обжиг неравномерный: от черного до серого цвета, Тесто с примесью песка и щебня. Диаметр венчика 1, 6, 8 см, высота сосуда 18см, диаметр дна 12см (рис. 3.9). На расстоянии 0,15 м от костей стоп погребенного (1) лежали две кости крупного животного. Здесь же в 0,07 м к 3 от костей животного лежал развалившийся лепной сосуд баночной формы, под которым находились реберные кости животного.

Погребение 6 — кочевническое (?), обнаружено в 8 м к СВ от репера, на глубине 1,2 м. Могильная яма подпрямоугольной формы с закругленными углами и изогнутым внутрь длинными стенками (форма стопы), вытянуто по линии СВВ-ЮЗЗ, размерами 2,06X0,45—0,85 м, глубина от уровня обнаружения 0,2 м, стенки вертикальные. Заполнение — чернозем с материковым суглинком. Погребение было завалено камнями (рис. 3.1). У северной стенки, ъ небольшой нише размерами 0,2X0,08 м, высотой 0,2 м были обнаружены фрагменты лепного сосуда. Лепной сосуд с округлым венчиком, отогнутым наружу горлом, округлыми плечиками_ и плоским дном без закраин. В тесте примеси песка. Обжиг неравномерный: сосуд от серого до кремового и красноватого цвета. Диаметр венчика 14 см (рис. 3.S).

На дне погребения зафиксирован пепел серого цвета — от западной стенки на расстоянии 0,19—0,96 м, ширина посыпки 0,6 м. Среди пепла попадались кусочки древесного угля и обожженной глины, небольшая кальцинированная кость.

Погребение 7 — катакомбное (рис. 2.3). Входной колодец катакомбы обнаружен в 1,1 м к ССВ от репера на глубине 1,55 м. Его диаметр 0,9 м, стенки вертикальные, прослеженная глубина 1,4 м. Заполнение -- материковая глина с вкраплениями чернозема. Камера расположена к СВ от входной ямы и соединялась с ней небольшим лазом длиной 0,2 м и шириной 0,8 м, обрывавшемся высокой вертикальной ступенькой (высота 0,7 м). Вход в погребальную камеру имел форму арки (высота 0.4 м, ширина 0,7 м). Овальная камера (2X1,3 м) вытянута по линии ССЗ-ЮЮВ. Зафиксированная высота свода — в западной части 1,05 м, в восточнй 0,4.

Погребенный лежал вытянуто на спине головой на ССВ. Череп слегка завалился влево, руки уложены вдоль тела, левая чуть согнута в локте. Ноги вытянуты и лежат параллельно друг другу. Чуть выше локтя левой руки, на плечевой кости погребенного лежал каменный топор изящных пропорций. Под погребенным был обнаружен коричневый тлен, в области черепа, правой бедренной кости и стоп зафиксирована незначительная посыпка охрой. У входа в погребальную камеру на краю ступеньки были найдены куски глины с параллельно отпечатавшимися на них прутиками. Вероятно, вход в камеру был закрыт тростником и замазан глиной.

Топор (рис. 2.4) изготовлен из темно-зеленого серпетинита (?), хорошо отшлифован до матового блеска, с округлым обухом и слегка провисающим лезвием. Его высота от обуха до лезвия 16,1. см, ширина у центра 3,8 см, толщина 2,9 см, толщина у обуха 3 см, ширина 2,4 см, ширина лезвия 4,7 см. С обеих сторон лезвия находится небольшой бортик. Диаметр отверстия 1,6 см.

Погребение 8 — скифское (рис. 3.4), обнаружено в 1,7 м к СВ от репера на глубине 1,55 м.Погребение представлено катакомбой. Длина входного колодца 2,5 м, ширина неизвестна, т. к. свод камеры обрушился. У южной стенки входной ямы обнаружены две небольшие ступеньки, ведущие в погребальную камеру. Стен-



Рис. 3. 1, 6 — план и материалы п. 6, 2 — п. 9, 3 — п. 2; 4 — п. 8; б, 9 — план и материалы п. 5; 7 — сосуд из насыпи; 8, 10 — материалы из п. 3.


ки входной ямы вертикальные. Заполнение -- чернозем с вкраплениями материкового суглинка. Погребальная камера бобовидной формы (2,98X1,95 м) расположена параллельно входной яме. Высота свода не фиксировалась, за исключением западной части камеры (1 м). Дно ровное. Заполнение — материковая глина. Вдоль нижней ступеньки, по всей ее длине обнаружены крупные


необработанные камни, вероятно, закрывавшие вход в погребальную камеру. Погребение ограблено. В заполнении входной ямы были обнаружены кусочки железного изделия (скоба ?), на дне погребальной камеры в 0,2 м от ступеньки И 0,5 м от В стенки ямы, под камнями — два железных втока копья (длина 0,68 м, диаметр 0,25 м, диаметр отверстия 0,11 м) и бронзовый трехлопастный втульчатый наконечник стрелы.

Погребение 9 — кочевническое (рис. 3.2), обнаружено в 5,3 м к СВ от репера, на глубине 1,35 м.Погребение совершено в яме овальной формы с прямыми длинными стенками, вытянутой по линии СВВ-ЮЗЗ. Длина 2 м, ширина 0,7 м, глубина от уровня обнаружения 0,17—0,1 м. Стенки вертикальные, дно слегка наклонное. Заполнение — чернозем с материковым суглинком.

Погребенная женщина лежала вытянуто на спине, головой к ЮЗЗ. Череп несколько запрокинут лицевой частью кверху. Руки вытянуты вдоль тела, кисть левой руки разбита грызунами. Ноги вытянуты, колени слегка сведены.

Среди костей таза были найдены маленькие, тонкие кости младенца. В заполнении над коленями костяка была обнаружена синяя пастовая бусина треугольной формы с закругленными углами.

В результате проведенных исследований кургана 1 установлено, что в кургане было совершено 9 погребений, из которых 1 — ямной культуры (?), 1 -катакомбной культуры, 3 — срубной культуры, 1 — скифское, 2 — кочевнических, 1 --- неопределенное.

Кроме того, в насыпи кургана в 3,25 м к СВ от репера на глубине 0,4 и, у п. 8 был найден скифский лепной сосуд (курильница) горшковидной формы, горлом раструбом, плоским дном с закраинами. Сквозные отверстия распола. гались на горле по окружности. Рядом был обнаружен еще один разбитый скифский сосуд с отогнутым наружу венчиком и округлым ту ловом. Диаметр венчика 17,6 см. Обжиг неравномерный, сосуд от рыжеватого до черного цвета. В тесте примеси толченой керамики и щебня (рис. 3.7).

Изучение стратиграфии затруднено, т. к. курган длительное время распахивался и насыпь повреждена современными земляными работами. Погребенная почва прослеживалась не полностью (на длину 16 м). Изучение планиграфии и погребального обряда позволяет сделать вывод о том, что, вероятно, основным погребением данного кургана является п. 1 ямной культуры (?), для которого и была сооружена первоначальная насыпь. Спустя некоторое время в центр насыпи было впущено п. 7 катакомбной культуры, затем п. 3, п. 4, п. 5 срубной. В скифское время было сооружено погребение 8, с которым связывается каменная крепида, сооруженная вокруг кургана, образуя кольцо, слегка вытянутое в северной части, в юго-западной части кольца заметен разрыв шириной около 3 м и, возможно, в северо-восточной. Крепида нарушена вспашкой, ее внешний диаметр 18,5 м, внутренний 12,5 м. Среди камней кольца на глубине 0,3—0,5 м обнаружены следы погребальной трапезы — обильный амфорный бой (ручки, стенки, ножки амофр). Наибольшее количество битой амфорной тары обнаружено в 3 части крепиды. За пределами кольца-крепиды, напротив разрыва, на расстоянии 0,5 м к ЮЗЗ, на глубине 0,5 м была зафиксирована небольшая площадка (1,5X1,5 м) со следами кострища и остатками тризны (обломки амфор, кости животных). Впоследствии в курган были впущены кочевнические погребения 2, 6 (?), 9.

Такие захоронения как п. 7 относятся А. Л. Нечитайло ко второй группе (II) погребений катакомбной культуры в Крыму. Это самая многочисленная группа, имеющая широкие хронологические рамки (вся первая четверть II тыс. до н. э.) (1, с. 110—113). Топор из этого погребения можно отнести к категории предметов северокавказского импорта. Подобные находки известны и ареал их распространения достаточно широк (2, с. 15, 18, 19, 23, 24; 3, с. 91; 4, с. 73—74; 5, С. 99, 145; 6, с. 413, 414). Такие изделия «широко распространены в памятниках раннего этапа северокавказской культуры, а наибольшее количество сосредоточено в Верхнем Прикубанье и Центральном Предкавказье, отсюда они и рассеивались по степи и доходили даже до Буга» (3, с. 91).

По мнению автора, представляют интерес костяные стержни, обнаруженные в срубном погребении 3 (рис. 1.2; 3.10). Находки подобных стержней известны и


были распространены в различных культурах, начиная с неолита и до наших дней. Существует множество различных мнений по поводу функционального назначения этих предметов. Их называют и проколками, и иглами для вязания сетей, костяными иглами, крючками для вязания сетей, костяными шильями, предметами для приготовления и употребления пищи, штырями для развешивания посуды и культовых украшений, стержнями дли нанесения врезного орнамента на сосуды, колышками для растягивания кожи (7, с, 52— 56). Классификация и подробное описание изделий приведены в книге М. В. Петерса (7, с. 52—56). В этой же работе автор высказывает точку зрения, с которой трудно не согласиться. По его мнению, простота и однотипность предметов, их широкое временное и географическое распространение (находки известны на о. Мальта (8, с. 85), на Кавказе (9, с. 70—71) говорят в пользу того, что эти костяные предметы были многоцелевого назначения (7, с. 56).

Костяные стержни из погребения 3 тщательно изготовлены, изящны и имеют довольно эстетический вид. Многие стержни очень невелики и хрупки, что заставляет усомниться в их функциях как орудий труда и т. п., а, кроме того, форма, которая вряд ли позволила бы их использовать в качестве проколок, игл, шильев, и т. п. В то же время их расположение в погребении наталкивает на мысль, что перед нами, вероятно, либо остатки головного убора, либо сложной прически, от которых сохранилась и дошла до нас лишь незначительная часть в виде костяных стержней (рис. 2.1).

Скифское погребение 8, по типологии В. С. Ольховского, относится к 1 типу (вариант 1). Этот тип скифских катакомб является наиболее распространенным (10, с. 35). В Крыму катакомбы 1 типа появляются в V в. до н. э. и представлены в основном вариантом 1. В IV в. до н. э. количество катакомб увеличивается, при господстве каменных гробниц и ям, в основном это вариант 1 типа 1 (10, с. 86, 136). Таким образом, скифское погребение 8, с определенной допей условности, учитывая типологию погребального сооружения, а также обнаруженный инвентарь, может быть отнесено к V—IV вв. до н. э.

Вероятно, с этим погребением связана каменная крепида с разрывом в юго-западной части. Разрыв еще раз подчеркивает то, что она имела не только практическое, но и определенное религиозно-семантическое назначение. Видимо, разрыв кольца-крепиды сопоставим с перемычками ровиков. Крепида; как и ровик, вероятно, была призвана отделить подкурганную площадку от окружающего пространства, а перемычки и разрывы выражали стремление сохранить связь между ними — «тем» и «этим» светом. Правомерно сопоставление разрывов крепиды (перемычек-ровиков) с авестийским Чинвато-пэ-рэту («Переход-разлучитель»), верования в который восходят еще к древнейшим индо-иранским религиозным представлениям (11, с. 21—23). Наибольшее количество битой амфорной тары, обнаруженное в 3 части крепиды, расположение площадки с остатками тризны, свидетельствует в пользу сходства смысловой нагрузки крепиды с тем религиозно-семантическим значением, которое придавалось ровикам (12, с. 106—107; 13, с. 72—74).


ЛИТЕРАТУРА

1. НЕЧИТАЙЛО А. Л. О крымском варианте катакомбной культуры//Кур-ганы степного Крыма. — К.: Наук, думка, 1984.

2. ГЕЙ А. Н. Погребение новотиторовской культуры из Нижнего Прикуба-нья//Археологические открытия на новостройках. -- М., 1986. Вып. 1.

3. НЕЧИТАЙЛО А. Л. Связи населения степной Украины и Северного Кавказа в эпоху бронзы. — К.: Наук, думка, 1991.

4. ОТРОЩЕНКО В. В., ПУСТОВАЛОВ С. Ж. Обряд моделировки лица по черепу у племен катакомбной культуры общности//Духовная культура древних обществ на территории Украины. — К.: Наук, думка, 1991.

5. БРАТЧЕНКО С. Н. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы. — К., 1976.

6. БЕРЕЗАНСКАЯ С. С. Эпоха бронзы на Украине//Археология Украинской ССР. — К.: Наук, думка, 1985. Т. 1.

7. ПЕТЕРС Б. М. Косторезное дело в античных государствах Северного Причерноморья. — М.: Наука, 1986.

8. БЛАВАТСКАЯ Т. В. Греческое общество II тыс. до н. э. и его культура.— Mi 1976.

9. МАРКОВИН В. И. Дагестан и горная Чечня в древности. — М., 1969.

10. ОЛЬХОВСКИЙ В. С. Погребально-поминальная обрядность населения степной Скифии (VII—III вв. до н. э.). — М.: Наука, 1991.

11. МЭРИ БОЙС. Зороастрийцы. Верования и обычаи. — М.: Наука, 1988.

12. ОЛЬХОВСКИЙ В. С. О ровиках скифских курганов Причерноморья// Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья. — Тезисы докладов.— Запорожье, 1989.

13. САЕНКО В. Н. Околокурганные ровики в скифском погребальном обряде //Археология и история юго-востока Руси. — Тезисы докладов. — Курск, 1991.


^ МОГИЛЬНИК «ШТУРМОВОЕ» ЭПОХИ СРЕДНЕЙ БРОНЗЫ В КРЫМУ

О. Я. САВЕЛЯ, Г. Н. ТОЩЕВ


Памятник обнаружен О. Я. Савелей в ходе раскопок поселения кизил-кобинской культуры в 1981 г. Он находится в Балаклавском районе г. Севастополя, в 1,5 км к ЮВ от пос. Штурмовое (1, с. 59—60). Расположен на второй надпойменной террасе левого берега р. Черной. Здесь на площади 304 кв. м под отложениями делювиального происхождения выявлено 8 объектов (кромлехи с находящимися внутри погребениями), над которыми признаков насыпей не отмечено В перекрывающих могильник отложениях (преимущественно мергелевый щебень) встречена керамика более позднего времени - - кизил-кобинская, эллинистического периода в переотложенном состоянии.

Исследования памятника продолжались в 1983 г. Раскопками выявлены остатки кромлехов без - погребений. В данной публикации рассматриваются материалы первого года раскопок.

Пять кромлехов из восьми повреждены в древности. Часть из них нарушена мусорными ямами кизил-кобинского населения. Они впущены с уровня, располагающегося выше кромлехов (рис. 1).

Объект 1 (рис. 2.1), Кромлех диаметром 3,4 м сложен из плоских рваных кусков мшанкового известняка, поставленных на торец. Камни впущены в древнюю поверхность на глубину 0,05—0,2 м. ЮВ часть кромлеха частично нарушена кизил-кобинской ямой. На поверхности площадки внутри кромлеха в центре отмечено округлое пятно обжига диаметром 0,12X0,15 м серо-розового цвета с примесью золы. Здесь находился обломок трубчатой кости птицы.

Внутри кромлеха выявлена катакомба. Входная яма в плане округлой формы (диаметр 0,85 м), прослеженная глубина от уровня современной поверхности 2,7 м. Заполнение состояло из мергелистого суглинка, по составу и цвету не отличающемся от материковых отложений.

В СЗ стенке входной ямы сделан лаз, соединяющийся с камерой горизонтальным прямоугольным в сечении дромосом (0,5X0,85 м) длиной 0,65 м. Лаз перекрывался плитой мелкозернистого песчаника (0,7X0,54X0,12 м), щели между плитой и стенками замазаны хорошо отмученной вязкой глиной — бентонитом серовато-зеленого цвета.

Погребальная камера овальной формы вырыта в материке (мергелистый суглинок), вытянута по линии 3-В, ее дно ниже уровня дна дромоса на 0,5 м. Максимальная высота камеры 1,57 м.




.Рис. 1. План могильника «Штурмовое».

Костяк лежал вытянуто на спине головой на В, руки уложены вдоль туловища. На шейных позвонках, левой ключице, локтевом суставе и кисти левой руки отмечены патологические деформации. Он лежал на тлене темно-бурого цвета толщиной 2—3 мм, такой же тлен покрывал я весь костяк, исключая череп. На поверхности тлена имелись следы охры.

Объект П (рис. 2.2). Восточная часть кромлеха вплотную соприкасалась с кромлехом 1, его ЮЗ часть разрушена в древности. Вертикально стоящие камни впущены в кольцевую канавку, вырытую с поверхности горизонта до слоя суглинка. Диаметр кромлеха 4 м. В его южную часть впущена яма позднего времени.

У оградки в С части выявлены два пятна обжига. Первое овальной формы (0,15—0,27 м), на его поверхности слой жирной сажи. Второе пятно округло, подтреугольной формы, цвет серо-розовый, сверху слой белесого пепла.

Входная яма прослежена в разрезе бровки, не раскопана. В плане округлой формы (0,86 м), глубина от современной поверхности 2,26 м.

Вход в .камеру перекрывался плитой мелкозернистого песчаника (0,7ХО,57Х ХОД). Щели замазаны хорошо отмученной глиной светло-зеленого цвета. Прямоугольный в сечении дромос длиной 0, 7 м при высоте 0,8 м имел ширину 0,5 м. Разница между уровнями днищ _дромоса и камеры 0,55 м.

Камера .в плане овальной формы, вытянута по линии С-Ю, свод обрушен. Ее высота не превышала 1,6 м.

Захоронение парное. Первый костяк лежал почти в центре вытянуто на спине с уложенными вдоль туловища руками, лицевой частью кверху. Второй костяк находился у дальней от входа стенки, в такой же позе. Оба погребенных ориентированы на ЮЮВ. Кисть правой руки второго костяка находилась под левой половиной таза первого, а плечевая кость первого на плечевой кости второго. Кости рук перекрещены.

Под костями тлен охристо-бурого цвета толщиной 2—3 мм. Такой же тлен полностью перекрывал второй костях и частично (до 2 позвонка) первый. На его поверхности следы охры.

В 0,7 м от правого плеча первого скелета зафиксировано пятно красной охры размерами 0,15X0,2 м.

Кисть правой руки первого погребенного судорожно сжимала венчик раздавленного сосуда. Сосуд наклонен горловиной к скелету, заполнен наполовину желтой массой, в которой отмечены отпечатки оболочек семени растений.



Рис. 2. Планы погребений и материалы. 1 — план погр. объекта V; 2 — план погр. объекта VIII; 3 — сосуд из погр. 2; 4—5 — сосуды объекта V; 6 — фрагменты браслета из погр. 2.


Автор раскопок не исключает возможности наступления смерти первого по. гребенного (женщина) непосредственно в могиле, после ее уложения рядом е умершим мужчиной.

Сосуд имеет приземистую форму, бока выпуклые. Короткий венчик отогнут наружу. Орнаментирован по горловине — от горизонтальной линии шнурового оттиска опускаются треугольники вниз вершинами, где находятся шишечки, Поверхность с расчесами (рис. 3.3).

Объект III (рис. 2.3). ЮЗ часть находки повреждена в древности, её диаметр 4,8 м. Входная яма прослежена в разрезе бровки. В плане округлой формы, диаметр 0,85 м, глубина 2,84 м. Входной лаз перекрывался плитой мелкозернистого песчаника (0,8X0,53X0,1 м) антропоморфной формы, но без следов искусственной обработки. Щели замазаны зеленоватой глиной. Как и в обмазке других закладов, в составе глины присутствует антиусадочный компонент — примесь мелко толченного мергеля и ископаемых нуммулитов.

Дромос в разрезе прямоугольной формы, его длина 0,65 м, ширина 0,82 высота 0,8 м. Дно выше уровня дна камеры на 0,53 м.

Камера овальная, вытянута по линии С-Ю, ее размеры 2,9X1,75 М. Свод обрушен частично, прослеженная высота около 1,67 м.

Погребенный лежал вытянуто на спине, головой на Ю, лицевой частью к В. Руки уложены вдоль туловища. На скелете под ним бурый тлен (шкура жи-



Рис. 3, Планы погребений объектов 1—4.


нотного?) толщиной 1—2 мм, окрашенный охрой, Тлен отмечен и под черепом, но отсутствует сверху.

Вокруг запястья правой руки погребеного обернута бронзовая цепочка, сплетенная из тонкой круглой в сечении проволоки. Звенья цепочки представлены половинками шестиугольников. Они впущены в деревянные бусины цилиндрической формы. Сохранность браслета неудовлетворительная (рис. 3.6). Свободный конец изделия зажат фалангами пальцев.

Объект IV (рис. 2.4). Диаметр оградки кромлеха 4,5 м. Сложен из поставленных на ребро плоских обломков камня. У оградки на поверхности отмечено пятно обжига (0,23—0,25X0,18—0,22 м) и слабое скопление пепла и мелких угольков на нем мощностью до 5 см. В белесом пепле найдены 2 обожженных обломка трубчатых костей мелких птиц. Пятно обжига отмечено и в С секторе. Его размеры 0,08X0,12 м. Поверхность обожжена до бледно-розового цвета.


Катакомба смещена к С сектору. Контуры округлого в плане входной ямы диаметром 0,86 м отмечены на глубине 1,8 м, его прослеженная глубина 0,82 м, Вход в камеру заложен плитой песчаника, щели замазаны глиной. Дромос длиной 0,55 м в разрезе подквадратной формы (0,8X0,8 м)

Камера овальной формы, ее размеры 2X1,65 м, вытянута по линии СВ-ЮЗ. Свод обрушен. Костяк лежал вытянуто на спине головой на ЮЮЗ, конечности вытянуты. Под погребенным зафиксирован тлен.

Объект V (рис. 3.1). Кромлех диаметром 3,2 м сложен из поставленных на ребро плит известняка, основанием вкопанных в кольцевую канавку, В 2 м от В стенки оградки в углублении диаметром 0,3 м и глубиной 0,25 м от уровня древнего горизонта площадки находился сероглиняный лепной округлотелый сосуд с невысоким отогнутым краем венчика (рис. 3.4), внутри которого лежал человеческий череп. Он перекрывался обломком стенки красноглиняного лепного сосуда вытянутых пропорций с высокой шейкой, орнаментированном прочерченной линией в виде зигзага и шишечкой (рис. 3.5).

Контуры входной ямы из-за однородности заполнения и грунта четко не прослеживались. Вход в камеру перекрывался плитой, щели замазаны глиной, раскопки дромоса не произведены.

Камера расположена к В от входа, смещена к оградке кромлеха. Она в плане овальной формы (1,9X1,35 м), высота свода до 1,65 м, вытянута по оси С-Ю,

Костяк лежал вытянуто на спине головой на ЮЮВ. На костях и под ними отмечены остатки тлена (шкура животного?), покрытые охрой. Длина скелета 0,86 м, кости массивные, эмаль на зубах сильно стерта. Автор раскопок полагает, что скелет принадлежал немолодому мужчине-карлику.

Объект VI. Оградка кромлеха почти полностью разрушена в древности, не исключено использвание камней для сооружения других кромлехов. Раскопки произведены до уровня ДГ, катакомба по ряду причин не исследована.

Объект VII. Оградка разрушена в древности, сохранилось лишь несколько камней в Ю части, включенных в ограду кромлеха V. Катакомба не исследована.

Объект VIII. Оградка кромлеха включает несколько камней кромлеха VII. Восточная половина полностью разрушена. Судя по сохранившейся части, диаметр достигал 3,7 м. В центре кромлеха выявлены остатки ямы кизил-кобинского времени.

Катакомба находилась в ЮВ секторе. Входная яма прослежена частично, ее глубина от современной поверхности 2,75 м. Катакомба полностью обрушена в древности, контуры достоверно не прослежены. Вход перекрывался плитой песчаника (0,78X0,54X0,67 м), упавшей при обрушении. Рядом найдены куски зеленоватой глины.

Дно овальной камеры (2,9X1,7 м) находится на глубине 3,4 м. Костяк лежал вытянуто на спине головой на ЮВ, лицевой частью кверху. Под костями тлен с остатками охры.

Раскопками двух лет на данном памятнике вскрыто пока незначительное количество объектов. Не исключено, что могильник насчитывал гораздо большее число погребений. Так, автор раскопок по результатам осмотра местности полагает, что исследована СЗ окраина, а южная, центральная и восточная уничтожены или разрушены выборками грунта. Не исключено, что раскопки на двух последних участках могут оказаться перспективными. Местность дает основание полагать о наличии 26—28 объектов.

. Изучение рельефа также свидетельствует об отсутствии каких-либо курганных насыпей. На это указывают, кроме того, и камни оградок кромлеха -их верхняя половина носит следы обветривания и солнечного «загара», т. е. они длительное время выступали над поверхностью, что, помимо всего, давало возможность использовать их вторично для возведения новых кромлехов. Данные наблюдения указывают .также на сооружение объектов с определенным интервалом. Не исключено, что они служили местом для совершения определенных обрядов, на что указывают пятна обжигов с находящимися в них костями, находка в сосуде человеческого черепа. В целом же сходство объектов, их взаиморасположение позволяют относить к одному хронологическому периоду.


Рассматривая вопрос о датировке памятника, отметим, что конструктивные особенности катакомб (округлые шахты в сочетании в овальными камерами), обряд захоронения (вытянуто на спине), инвентарь (приземистый сосуд из объекта V) дают все основания синхронизировать их с позднекатакомбными захоронениями северопричерноморского типа степной зоны. Однако имеется и ряд отличий, к которым относятся отсутствие насыпей, наличие кромлехов, особенности в керамике.

Для населения ККИО на всех этапах известен исключительно курганный обряд захоронения. Единичные грунтовые памятники в Поднепровье (1), Молдавии (2, с. 91), Доно-Волжской лесостепи (3) рассматриваются скорее как исключения. В данном же случае для сконцентрированных на небольшом участке погребений, кромлехи которых смыкаются, отсутствие насыпей является характерным, так же как и наличие кромлехов, почти неизвестных в курганах этого времени. Укажем также и на то, что грунтовый обряд более характерен для носителей КМК (4, с. 47—48; 5, с. 88—90), известны и единичные случаи возведения кромлехов (4, с. 83).

Отметим, что для носителей КМК известна и распространенная в позднека-такомбное время поза -- вытянуто- на спине. Довольно выразительная серия таких памятников выявлена на территории Крыма (6, с. 126). Подобные захоронения в большом количестве представлены в Среднем Поднепровье (7, с. 19). Интересный комплекс из Приазовья опубликован 3. X. Попандопуло (8, с. 69), инвентарь которого имеет аналогии в материалах КК и частично КМК.

Материал исследованного памятника немногочисленный, но он также позволяет сделать определенные выводы. Сосуд (рис. 3.4) сопоставим с катакомбной керамикой, но, как и другая керамика, имеет аналогии среди находок поселений каменского типа. Особенно это относится к такому элементу орнамента, как наличие шишечек-выступов. Подобные известны на пышно орнаментированных катакомбных чашах или амфорах, но более широко представлены на различной посуде каменского типа — Каменка, Планерское 1. Орнамент в виде треугольников, выполненный оттиском шнура, отмечен на сосудах обеих культур.

Материалы могильника Штурмовое показывают наличие черт, характерных как для позднекатакомбного населения, так и носителей памятников типа Каменка. Подобное сочетание признаков отмечено и для ряда поселений, в частности, Планерское 1 (6, с. 117). Укажем также и на тот факт, что, несмотря на концентрацию известных памятников каменского типа на востоке Крымского полуострова, ряд поселений известен и вблизи г. Севастополя, однако раскопки на них не производились, а собранный материал дает основание датировать их суммарно эпохой средней бронзы 1.

Полагаем, что развитие определенных групп катакомбного населения в горной и предгорной частях Крыма в силу природно-климатических факторов протекало несколько иначе, нежели в степной зоне, что и нашло отражение прежде всего в материальном оформлении, появлении и развитии новых керамических форм и элементов орнаментации. Памятники этой зоны в собственно позднекатакомбное время носят синкретичный характер --в них отчетливо проявляются собственно катакомбные черты и довольно явно отмечаются элементы, получившие позже развитие в некоторых памятниках каменской группы. Памятники этого времени выступают синхронным позднекатакомбным погребальным памятником степного Крыма и всего Причерноморья. Наиболее выразительными пока из них могут рассматриваться могильник Штурмовое и Планерское 1 (нижний слой).

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   16




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації