Поиск по базе сайта:
«Вечера на хуторе близ Диканьки» icon

«Вечера на хуторе близ Диканьки»




Скачати 81.47 Kb.
Назва«Вечера на хуторе близ Диканьки»
Дата конвертації29.06.2013
Розмір81.47 Kb.
ТипДокументи



«Вечера на хуторе близ Диканьки»


(внеклассное мероприятие, посвященное 200-летию со дня рождения Н.В. Гоголя)


г. Харьков

СОШ № 97

Тузенко Л.В.

Цвиркун И.М.


2009


2009 рік приніс нам знаменну дату – 200-річчя з дня народження великого російського письменника Миколи Васильовича Гоголя, славетного нашого земляка.

Нещодавно у нашій школі був проведений позакласний захід, присвячений цій важливій даті. Брали участь у ньому учні 7-х класів. З великим задоволенням вони готували собі костюми, добирали музику, вчили ролі самобутніх героїв гоголівських творів.

Метою цього заходу було розширення знань про творчість письменника, знайомство з культурою, традиціями та звичаями українців, описаними М.В. Гоголем у своїх творах, розвиток акторської майстерності учнів.


(На сцене декорации украинской хаты, на лавках и сундуках сидят юноши, девушки, пожилые люди в национальных костюмах. Звучит украинская песня. На сцене появляется пасечник Рудый Панько.)

^ Рудый Панько:

У нас, на хуторах, водится издавна: как только окончатся работы в поле, мужик залезет отдыхать на всю зиму на печь и наш брат припрячет своих пчел в темный погреб, когда ни журавлей на небе, ни груш на дереве не увидите более, - тогда, только вечер, уже наверно где-нибудь в конце улицы брезжит огонек, смех и песни слышатся издалеча, бренчит балалайка, а подчас и скрыпка, говор, шум… Это у нас вечерницы!

Соберется в одну хату толпа девушек с веретеном, с гребнями; и сначала будто и делом займутся: веретена шумят, льются песни, и каждая не подымет и глаз в сторону; но только нагрянут в хату парубки с скрыпачом – подымется крик, затеется шаль, пойдут танцы и заведутся такие штуки, что и рассказать нельзя.

Но лучше всего, когда собьются все в тесную кучку и пустятся загадывать загадки или просто нести болтовню. Боже ты мой! Чего только не расскажут! Откуда старины не выкопают! Каких страхов не нанесут!

(Садится в сторонке, заинтересованно слушает.)

Человек с шишкой на лбу:

…если где замешалась чертовщина, то ожидай столько проку, сколько от голодного москаля.


^ Человек в пестрядевых шароварах:

- Какая такая чертовщина?


Человек с шишкой на лбу:

- Заседатель, чтоб ему не довелось обтирать губ после панской сливянки, отвел для ярмарки проклятое место, на котором, хоть тресни, ни зерна не спустишь.

Видишь ли ты тот старый, развалившийся сарай, что вон-вон стоит под горою? В том сарае то и дело что водятся чертовские шашни; и ни одна ярмарка на этом месте не проходила без беды. Вчера волостной писарь проходил поздно вечером, только глядь – в слуховое окно выставилось свиное рыло и хрюкнуло так, что у него мороз продрал по коже; того и жди, что опять покажется красная свитка!


^ Человек в пестрядевых шароварах:

- Скажи, будь ласков, кум! Вот прошусь, да и не допрошусь истории про эту проклятую свитку.


Человек с шишкой на лбу:

- э, кум! Оно бы не годилось рассказывать на ночь; да разве уж для того, чтобы угодить тебе и добрым людям, которым, я примечаю, столько же, как и тебе, хочется узнать про эту диковину. Ну, быть так. Слушайте ж.

Раз, за какую вину, ей-богу, уже и не знаю, только выгнали одного черта из пекла.


^ Человек в пестрядевых шароварах:

- Как же, кум? Как же могло это статься, чтобы черта выгнали из пекла?


Человек с шишкой на лбу:

- Что же делать, кум? Выгнали, да и выгнали, как собаку мужик выгоняет из хаты. Может быть, на него нашла блажь сделать какое-нибудь доброе дело, ну и указали на двери. Вот черту бедному так стало скучно, так скучно по пекле, что хоть до петли1 Что делать? Давай с горя пьянствовать. Угнездился в том самом сарае, который ты видел, развалился под горою и мимо которого ни один добрый человек не пройдет теперь, не оградив наперед себя крестом святым, и стал черт такой гуляка, какого не сыщешь между парубками. С утра до вечера то и дело, что сидит в шинке!..


^ Человек в пестрядевых шароварах:

- Бог знает, что говоришь ты, кум! Как можно, чтобы черта впустил кто-нибудь в шинок? Ведь у него же есть, слава Богу, и когти на лапах, и рожки на голове.


^ Человек с широкой корзиной в руках:

- В том-то и штука, что на нем была шапка и рукавицы. Кто его распознает? Гулял, гулял – наконец пришлось до того, что пропил все, что имел с собою. Шинкарь долго верил, а потом и перестал. Пришлось черту заложить красную свитку свою, чуть ли не в треть цены, жиду, шинковавшему тогда на Сорочинской ярмарке; заложил и говорит ему: «Смотри, жид, я приду к тебе за свиткой ровно через год: береги ее!» - и пропал, как будто в воду. Жид рассмотрел хорошенько свитку: сукно такое, что и в Миргороде не достанешь! А красный цвет горит, как огонь, так что не нагляделся бы! Вот жиду показалось скучно дожидаться срока. Почесал себе пейсики, да и содрал с какого-то заезжего пана мало не пять червонцев. О сроке жид и позабыл было совсем. Как-то раз, под вечер, приходит к нему какой-то человек: «Ну, жид, отдавай свитку мою!» Жид сначала было и не прознал, а после, как разглядел, так и прикинулся, будто в глаза не видал. «Какую свитку? У меня нет никакой свитки! Я знать не знаю твоей свитки!» Тот, глядь, и ушел; только к вечеру, когда жид, заперши свою конуру и пересчитавши по сундукам деньги, накинул на себя простыню и начал по-жидовски молиться Богу, - слышит шорох… глядь – во всех окнах повыставлялись свиные рыла…


^ Человек со всклокоченной бородой продолжает разговор:

- Жид обмер, однако ж свиньи, на ногах, длинных, как ходулиповлезали в окна и мигом оживили жида плетеными тройчатками, заставя его плясать повыше вот этого сволока. Жид – в ноги, признался во всем… Только свитки нельзя уже было воротить скоро. Пана обокрал на дороге какой-то цыган и продал свитку перекупке; та привезла ее снова на Сорочинскую ярмарку, но с тех пор уже никто ничего не стал покупать у ней. Перекупка дивилась, дивилась и, наконец, смекнула: верно, виной всему красная свитка. Недаром, надевая ее, чувствовала, что давит что-то. Не думая, не гадая долго, бросила в огонь – не горит бесовская одежда! «Э, да это чертов подарок!» Перекупка умудрилась и подсунула в воз одному мужику, вывезшему продавать масло. Дурень и обрадовался; только масла никто и спрашивать не хочет. «Эх, недобрые руки подсунули свитку!» Схватил топор и изрубил ее в куски; глядь – и лезет один кусок к другому, и опять целая свитка. Перекрестившись, хватил топором в другой раз, куски разбросал по всему месту и уехал. Только с тех пор каждый год, и как раз во время ярмарки, черт с свиною личиною ходит по всей площади, хрюкает и подбирает куски своей свитки. Теперь, говорят, одного только левого рукава недостает ему. Люди с тех пор открещиваются от того места, и вот уже будет лет с десяток, как не было на нем ярмарки. Да нелегкая дернула теперь заседателя от…


(Раздается хрьканье, человек со всклокоченной бородой выхватывает из кармана красную материю, бросает ее человеку в пестрядевых шароварах. Все смеются, последний изображает испуг.)


(Из-за кулис появляется Каленик, садится на лавку, говорит, не обращая никакого внимания на присутствующих.)


Каленик:

- Вот я и домой пришел! Вишь, как растянул вражий сын, сатана, дорогу! Идешь, идешь, и конца нет! Ноги как будто переломал кто-нибудь. Достань-ка там, баба, тулуп, подостлать мне. На печь к тебе не приду, ей-богу, не приду: ноги болят! Достань его, там он лежит, близ покута; гляди только, не опрокинь горшка с тертым табаком. Или нет, не тронь, не тронь! Ты, может быть, пьяна сегодня… Пусть, уже я сам достану!


(В разговор вступает Голова.)

Голова:

- За это люблю, пришел в чужую хату и распоряжается, как дом! Выпроводить его подобру-поздорову!


(Каленик ложится на лавку.)

Каленик:

- Что-то как старость придет!.. Добро бы, еще сказать, пьян; так нет же, не пьян, ей-богу, не пьян! Что мне лгать! Я готов объявить это хоть самому голове. Что мне голова? Чтоб он издохнул, собачий сын! Я плюю на него! Чтоб его, одноглазого черта, возом переехали!


Голова:

- Эге! Влезла свинья в хату, да и лапы сует на стол…


(В углу хаты вспыхивает перебранка между двумя женщинами.)

Женщина с бородавкой на носу:

- Утонул! Ей-богу, утонул! Вот чтобы я не сошла с этого места, если не утонул!


(Голова произносит как бы в размышлении.)

Голова:

- Так кузнец утонул! Боже ты мой, а какой важный живописец был! Какие ножи крепкие, серпы, плуги умел выковывать! Что за сила была! Да, таких людей мало у нас на селе. То-то я замечал, что бедняжка был крепко не в духе. Вот тебе и кузнец! Был, а теперь и нет! А я собирался было подковать свою рябую кобылу!


^ Женщина с синяком под глазом:

- Что ж, разве я лгунья какая? Разве я у кого-нибудь корову украла? Разве я сглазила кого, что ко мне не имеют веры? Вот чтобы мне воды не захотелось пить, если старая Тереперчиха не видела собственными глазами, как повесился кузнец!


^ Голова:

- Кузнец повесился? Вот тебе на!


Женщина с бородавкой на носу:

- Скажи лучше, чтоб тебе водки не захотелось пить, старая пьяница! Нужно быть такой сумасшедшей, как ты, чтобы повеситься! Он утонул! Утонул в пролубе! Это я так знаю, как то, что ты была сейчас у шинкарки!


^ Женщина с синяком под глазом:

- Срамница! Вишь, чем стала попрекать! Молчала бы, негодница! Разве я не знаю, что к тебе дьяк ходит каждый вечер?

(Подбоченясь, в разговор вступает жена дьяка.)


Жена дьяка:

- Дьяк? Я дам знать дьяка! Кто говорит – дьяк?


^ Женщина с синяком под глазом:

- А вот к кому ходит дьяк!


Женщина с бородавкой на носу:

- Что дьяк? К кому дьяк? Что ты врешь?


Жена дьяка:

- Так это ты, ведьма, напускаешь ему туман и поишь нечистым зельем, чобы ходил к тебе?


^ Женщина с бородавкой на носу:

- Отвяжись от меня, сатана!


Жена дьяка:

- Вишь, проклятая ведьма, чтоб ты не дождала детей своих видеть, негодная! Тьфу!

(Между ними начинается потасовка. Все смеются.)


(В хату входит Вакула, подходит к отцу Оксаны.)


Вакула:

- Помилуй, батько! Не гневись! Вот тебе и нагайка6 бей, сколько душа пожелает, отдаюсь сам; во всем каюсь; бей, да не гневись только!


Голова:

- Ну, будет с тебя, вставай! Старых людей всегда слушай! Забудем все, что было меж нами! Ну, теперь говори, чего тебе хочется?


^ Вакула:

- Отдай, батько, за меня Оксану!


(Вбегает Оксана. Увидев Вакулу, вскрикивает.)


Оксана:

- Ай!


Вакула:

- Погляди, какие я тебе принес черевички! Те самые, которые носит царица!


^ Оксана:

- Нет! Нет! Мне не нужно черевичков! Я и без черевичков… (Целуются.)


Мужчина с люлькой в руках:

- Раз старшины села собрались в шинок и, как говорится, беседовали по чинам за столом, посередине которого поставлен был, грех сказать чтобы малый, жареный баран. Калякали о сем и о том, было и про диковинки разные, и про чуда. Вот и померещилось, - еще бы ничего, если бы одному, а то именно всем, - что баран поднял голову, блудящие глаза его ожили и засветились, и вмиг появившиеся черные щетинистые усы значительно заморгали на присутствующих. Тетка деда моего даже думала уже. Что вот-вот попросит водки… Честные старшины за шапки да скорей восвояси. В другой раз сам церковный староста, любивший по временам раздобаривать глаз на глаз с дедовской чаркою, не успел еще раза два достать дна, как видит, что чарка кланяется ему в пояс. Черт с тобою! Давай креститься! А тут с половинкою его тоже диво: только что начала она замешивать тесто в огромной диже, вдруг дижа выпрыгнула. «Стой, стой!» - куды! Подбоченившись важно, пустилась вприсядку по всей хате… (Все смеются.) Смейтесь, однако ж не до смеха было нашим дедам. И даром, что отец Афанасий ходил по всему селу со святой водой и гонял черта кропилом по всем улицам, а все еще тетка покойного деда долго жаловалась, что кто-то, как только вечер, стучит в крышу и царапается по стене.


(Звучит украинская песня.)



Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації