Поиск по базе сайта:
Ведение понятие «цивилизация» icon

Ведение понятие «цивилизация»




Скачати 357.98 Kb.
НазваВедение понятие «цивилизация»
Дата конвертації08.12.2013
Розмір357.98 Kb.
ТипДокументи





ВЕДЕНИЕ


Понятие «цивилизация».


Слово цивилизация связано с обозначением качественного рубежа в истории человечества. Введение этого понятия достижение европейской науки и литературы эпохи Просвещения. Однако первые представления о цивилизации появились гораздо раньше. Уже в древности человек сравнивал свой мир и чужой мир. Различные критерии определяли степень превосходства своего. Замкнутое поле самодостаточной жизни сосредотачивало человека на своей земле, своей территории, в своей стране. Все, что за ее пределами, не представляло интереса или оценивалось со знаком минус.

Понятие цивилизация впервые употребил французский экономист Виктор Рикети Мирабо (1715-1789) в трактате «Друг законов» в 1757 г. В 1767 г. его использовал шотландский просветитель А. Фергюсон (1723-1816). Тогда этот термин обозначал общий уровень культурного развития. Цивилизация противопоставлялась непросвещенным народам, темным векам феодализма и средневековья. В эпоху Просвещения в энциклопедиях понятие цивилизация ассоциировалось с концепцией прогресса и имело просветительский смысл. Цивилизация стала неким идеалом. Понятия цивилизация и культура первоначально выступали как синонимы, но постепенно между двумя терминами стало устанавливаться различие. Термин цивилизация относился к целым народам и странам в их развитом состоянии, а культура к форме и степени духовности, в которой выражаются высшие достижения цивилизации. Смысл слова цивилизация постепенно расширялся. Она отождествлялась уже не только с хорошими манерами, но с богатством, уровнем интеллектуального и социального развития.


^ Цивилизационные теории.


Истоки цивилизационных теорий уходят в XVIII век. Они формировались, опираясь в значительной степени на исторические концепции, выработанные античностью и средневековьем. Уже в древности сложились идеи циклического круговорота, повторяемости в сфере человеческой истории. Эти воззрения основывались на стремлении к вселенской гармонии, к вечному возвращению. В III в. до н.э. в Китае говорили: Если хочешь обозреть тысячи лет, то изучай сегодняшний день. Идеи возвращения к прошлому пронизывали древнеегипетские верования и Библию. Наряду с этим возникло понимание некой направленности, необратимости, говоря современным языком, линейной эволюции.

Николай Яковлевич Данилевскй (1822-1885) - основатель современной цивилизационной теории. Впервые теория культурно-исторических типов локальных цивилизаций была сформулирована этим русским философом в книге Россия и Европа, изданной в 1869 г.

По Данилевскому цивилизация это культурно-исторический тип общества в рамках обособленных локальных образований.

Данилевский еще допускает своего рода прогресс, выстраивая культурно-исторические типы в некий ряд. Из этого следует, как считает он, что положительную роль в истории сыграли 11 основных культурно-исторических типов: египетский, ассиро-вавилоно -финикийский, халдейский (древнесемитский), китайский, индийский, иранский, еврейский, греческий, римский, новосемитский (аравийский), германо-романский (европейский). Данные цивилизации выделяются потому, что только в их рамках осуществляется самостоятельный путь развития, отражающий особенности духовной природы и внешних условий жизни народов. Ряд народов, считал Данилевский, не сложились в культурно-исторический тип (цивилизацию). Они либо выполняют функцию бичей Божьих разрушителей отживших культур, либо составляют этнографический материал для других цивилизаций.

Каждая локальная цивилизация, согласно Данилевскому, проходит в своем развитии ряд стадий: становления самобытности, юности (формирование политических институтов), зрелости и упадка. Душа локальной цивилизации ее национальная история, благодаря которой она сохраняет свою самобытность. Данилевский считал, что культуры разных народов почти не могут смешиваться друг с другом. После гибели того или иного культурно-исторического типа, центр развития перемещается к другому народу.

Благодаря успехам исторической науки XIX в. появилось понимание того, что цивилизация сформировалась лишь на определенном этапе развития человечества, представляя собой качественный рубеж на эволюционном пути, своеобразную вторую ступень в истории общества, следующую после ступени дикости и варварства. Именно такой смысл понятию цивилизация придал знаменитый американский этнограф Льюис Морган (1818-1889). Взгляды Моргана формировались на основе детального изучения культуры многочисленных индейских племен Северной и Центральной Америки. В 1877 г. он опубликовал фундаментальный труд «Древнее общество», в котором термин цивилизация был использован для членения культурно-исторического процесса, и где цивилизация замыкала длинную цепь этапов развития первобытного общества.

Морган предложил схему истории человечества, в которой выделялись три этапа: дикость, варварство и цивилизация. Каждый из первых двух этапов подразделяются еще на низший, средний и высший.

Эволюционная концепция Моргана оказала немалое влияние на социальную модель развития общества, созданную Карлом Марксом (1818-1883) и Фридрихом Энгельсом (1820-1895). Опираясь на конспект сочинения Моргана, сделанный Марксом, Энгельс написал и опубликовал в 1884 г. работу Происхождение семьи, частной собственности и государства, в которой проанализировал первые этапы становления человеческого общества и предпосылки формирования цивилизации. Он охарактеризовал основные признаки цивилизации как социально-экономической системы. В области экономики это усовершенствование производства продуктов питания, усиление общественного разделения труда, появление купцов-профессионалов и денег. В социально-политической сфере речь идет о наличии антагонистических классов, государств, наследования собственности на землю, в сфере культуры о письменности и искусстве.

Духом фатализма пронизана книга немецкого философа Освальда Шпенглера (1880-1936) «Закат Европы». История человечества представлена в ней как история восьми культурно-исторических типов (цивилизаций), каждый из которых вырастает на основе собственного способа переживания жизни, полностью замкнут и лишен каких-либо возможностей культурной преемственности. Он сравнил развитие египетской, индийской, вавилонской, китайской, греко-римской, византийско-арабской, русско-сибирской культур, а также культуры майя, каждая из которых следует жесткому биологическому ритму: рождение и детство, молодость и зрелость, старость и закат. В развитии культуры Шпенглер выделил два этапа: этап восхождения, собственно культура, и этап нисхождения цивилизация. Цивилизация ведет к мировым войнам, цель которых глобальное господство государства-победителя высший смысл существования цивилизации.

Исследуя циклическую динамику общества, американский социолог русского происхождения Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) создал концепцию всемирно-исторического развития человеческой культуры, дал типологию культурного развития человечества. Он рассматривал общества, как большие культурные суперсистемы, имеющие центральный смысл или ментальность. Эти культурные суперсистемы, или цивилизации, определяют жизнь и поведение людей, множество конкретных исторических процессов и тенденций. В любой период истории, по мнению Сорокина, существует пять основных культурных систем: язык, этика, религия, наука, искусство.

В 1929 г. Марк Блок и Люсьен Февр основали журнал Анналы экономической и социальной истории, вокруг которого стали формироваться историки, находящиеся в поиске новых методов исторических исследований. По их мнению, стержнем исторического развития является ментальность. Она определяет сущность цивилизации и ее неповторимое своеобразие. Ментальность (менталитет) это совокупность установок и привычек мышления, а также фундаментальных верований индивида. Школа Анналов через изучение истории ментальности подошла к созданию многомерной и разносторонней истории локальных цивилизаций.

Известный немецкий философ Карл Ясперс (1883-1969) в своей работе «Истоки истории и ее цель» выделил в истории общества четыре периода: доистория, культуры древности (локальные истории), осевое время (начало всемирной истории) и технической век (переход к единой мировой истории), расцвет которого связан с современностью. Доистория это время формирования человека, его биологических свойств, накопления им духовных ценностей и навыков. Это возникновение языков, изобретение орудий труда и начало использования огня. На следующем этапе (локальные истории) почти одновременно возникают высокие культуры в Египте, Месопотамии, Индии и позже в Китае. Осевое время, по Ясперсу, знаменует исчезновение великих культур древности. На этом этапе произошел самый резкий поворот в истории. Появился человек современного типа, и произошло становление истории человечества. Это эпоха создания мировых религий, которые и сегодня влияют на жизнь человека. Появление мировых религий завершило эпоху мифического сознания, эпоху древности. На смену древним цивилизациям приходят иные цивилизации, своеобразие которых определяется, прежде всего, религиозно-этическими нормами. Осевое время относится к тому духовному процессу, который шел между 800 и 200 гг. до н.э. независимо друг от друга в Китае, Индии, Персии, Палестине, Греции. И наконец, переход к единой мировой истории происходит, согласно Ясперсу, в технический век, рождение которого подготовила средневековая Европа, и который духовно окреп в XVIII в., приобрел всеохватывающий характер с конца XVIII в. и получил стремительное развитие в XX в.

Известный английский историк Арнольд Тойнби (1889-1975) в своем многотомном труде Постижение истории выделил двадцать одну цивилизацию. В представлении Тойнби, цивилизация это целостная общественная система, все части которой взаимосвязаны и взаимодействуют друг с другом. Главную роль в формировании цивилизаций играют географические, этнические и религиозные факторы. В своем развитии каждая цивилизация проходит стадии генезиса, роста, надлома и разложения. Заканчивается этот процесс гибелью и сменой цивилизаций.

Для генезиса цивилизации необходима среда, которая в меру благоприятна и не очень враждебна. Существенно также и наличие в данном обществе творческого меньшинства. Рождение цивилизации, по Тойнби, основано на законе вызова и ответа. Механизм действия этого закона предельно прост: умеренно неблагоприятная среда бросает вызов обществу, и творческое меньшинство начинает действовать, отвечая на него. Цивилизации развиваются благодаря порыву, который влечет их от вызова через ответ к дальнейшему вызову. Далее следует стадия роста цивилизации, которая отличается социальным единством общества и подражание большинства творческому меньшинству. Цивилизация быстро продвигается вперед. На этой стадии развития цивилизационного процесса действует закон ухода и возврата. Для преодоления кризиса общество может отступить, чтобы накопить силы, внутренне преобразиться, чтобы ответить на новый вызов.


Цивилизация справляется с внутренними кризисами, создавая империи и мировые религии. По мнению Тойнби, мировые религии играют объединяющую роль и являются высшими ценностями и ориентирами исторического процесса. В сущности, их история происходит как бы за спиной истории цивилизаций. Растущая цивилизация отмечена духом солидарности. Большинство общества добровольно следует за творческим меньшинством. В период распада цивилизации происходит отчуждение большинства от меньшинства. Надлом цивилизации ведет к внутренней нестабильности в обществе, к росту социальной напряженности. Общество не способно справиться с вызовом и цивилизация погибает. Стадия надлома характеризуется недостатком созидательной силы у творческого меньшинства, отказом большинства подражать меньшинству и вытекающим из этого распадом социального единства в обществе.

Идеи Тойнби перекликаются с концепцией исторического развития Льва Николаевича Гумилева (1912-1993). Ключевым в его теории является понятие этноса. Исследуя жизненный цикл сорока индивидуальных этносов, Гумилев вывел кривую этногенеза, которая длится 1500 лет. Этногенез проходит стадии инкубационного периода, пассионарного подъема, акматическую фазу, надлом, инерцию, обскурацию, регенерацию и реликт.

Фазы различаются по численности и результативности пассионариев активных личностей. Пассионарность это антиинстинкт, идущий вразрез с инстинктом самосохранения. Различные типы пассионарности тщеславие, алчность и т.д. формируют пассионарную личность, создавая необходимую для развития этноса энергию. Первый толчок энергии пассионарий получает из космоса, возможно, от вспышки сверхновой звезды. Появляются пассионарные популяции, в результате инкубационного брожения которых примерно через 160 лет возникают этносы.

На фазе подъема люди больше занимаются собой, чем природой. Их устремленность зиждется на лозунге: «Надо исправить мир, ибо он плох». Пик самоутверждения, сопровождающийся войнами, распрями, конфликтами приходится на акматическую фазу. Ее сменяет стадия надлома, когда прекращаются война и люди, говоря: «Мы устали от великих», - начинают отдавать предпочтение и ценить науку и творчество. Затем следует фаза нормальной и спокойной жизни, которая проходит под девизом: «Будь таким, как я». Для этноса это период торжества золотой посредственности, за которым следует его конец. Он приходится на стадию обскурации, когда высмеивается трудолюбие, люди не стесняются невежества, презирают интеллект, при этом утверждая: «Будь таким, как мы». Через 1500 лет этнос распадается, завершив свой путь в истории человечества. Одни осколки этноса под девизом: «Будь сам собой доволен», - становятся элементами ландшафта, другие могут стать началом нового этноса.

Французский социолог Раймон Арон (1905-1983) в работе «Лекции по индустриальному обществу», изданной в 1964 г., предложил неидеологическую теорию общества, единственно верную, по его словам, ибо она изучает то, что есть в действительности. Он выдвинул тезис о взаимодействии техники и общества.

С одной стороны, утверждает Арон, прогресс науки и техники в XX в. порождает определенные идеалы, с другой делает невозможным их осуществление. Это вызывает массовый пессимизм. Арон показывает, что социальный прогресс характеризуется переходом от традиционного общества (т.е. аграрного, в котором господствует натуральное хозяйство и сословная иерархия) к передовому индустриальному обществу. Он полагает, что единое индустриальное общество способно на безграничное прогрессивное развитие.

Американский социолог Даниел Белл (1919). В 1973 г. он опубликовал работу История, по Беллу, развивается в зависимости от уровня развития техники в обществе. Он выделил три этапа общественного развития. Первый доиндустриальный, характеризуется преобладанием сельского хозяйства в сфере экономической деятельности, особой ролью армии и церкви в сфере социальной организации, лидирующим положением феодалов и священнослужителей. На втором, индустриальном этапе преобладает, соответственно. Промышленное производство, фирма, корпорация и бизнесмены. В последней трети XX в. происходит переход от товарно-производящей к обслуживающей экономике, ведущая роль в которой принадлежит науке и образованию, что соответствует третьему этапу постиндустриальному. В постиндустриальном обществе, по мнению Белла, университеты становятся центрами формирования новых идей и перспектив развития, ученые лидерами, а интеллектуальный талант и знания превращаются в средства власти.

Другой американский социолог Алвин Тоффлер (1928) в книге «Третья волна», вышедшей в 1980 г. им предложена следующая общеисторическая схема. Первая волна, как сельскохозяйственная цивилизация существовала до Нового времени. Затем последовала вторая волна индустриальная цивилизация. С конца XX в. человечество вступило в эпоху третьей волны грядущей цивилизации, с названием которой Тоффлер не определился. В основе третьей волны, т.е. общества будущего, лежит иной принцип развития: рост, но ограниченный и сбалансированный. Путь перехода к нему Тоффлер видит в гуманизации всех сфер жизни современного человека на основе повсеместного внедрения новейшей компьютерной техники, которое позволит перейти к максимально индивидуальному обслуживанию.

В конце XX в. были сформулированы и пессимистические теории относительно перспектив цивилизационного развития. Американский ученый Самуэль Хантингтон в 1996 г. опубликовал книгу «Схватка цивилизаций и переустройство мирового порядка». В ней утверждается, что будущее человечества будет определять конфронтация цивилизаций. Он выделил четыре цивилизации китайскую, индийскую, мусульманскую и западную. Они возникли на основе мировых религий буддизма, индуизма, ислама и христианства. По мнению Хантингтона, современная западная цивилизация воспринимается другими цивилизациями как слишком агрессивная. К тому же меняется баланс сил: мощь западной цивилизации убывает, и набирают силу другие цивилизации, прежде всего исламская. Ожидается, как утверждает Хантингтон, что к 2025 г. мусульманский мир составит одну треть населения земли. По Хантингтону в будущем человечество ждет схватка цивилизаций.

Таким образом, со времени первых теоретических исследований по проблемам цивилизации в этой области достигнут значительный прогресс. По мере усложнения цивилизационных реалий появлялись все более совершенные теории. Создание новых схем и моделей продолжается и в настоящее время. С конца XX в. оно несколько отстает от темпов развития самой цивилизации. Все более настойчиво дает о себе знать глобализация. Взаимозависимость стран, народов, отдельных групп и личностей становится неоспоримым фактом и требует объяснения. Потребность в объяснении это потребность в теории, а теория - это сеть, которой можно поймать и в которую можно попасться.


^ РАЗДЕЛ I. ЧЕЛОВЕЧЕСТВО ДО ПОЯВЛЕНИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ.


ГЛАВА 1. ВЫДЕЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА ИЗ ЖИВОТНОГО МИРА.


Предпосылки антропогенеза.

Обращаясь к данной проблеме, проблеме антропогенеза, необхо­димо учитывать те признаки человека, которые не только отличают его от других животных, но и сближают с ними. Прежде всего, это касается языка. Язык как средство коммуникации существует у многих животных.

Однако язык человека отличается наибольшим совершенством. Многие животные с центральной нервной системой обладают примитивным со­знанием. Человеческое сознание характеризуется гораздо более высоким уровнем развития. Человек — это общественное существо. В то же вре­мя и у других животных существуют элементы коллективизма, хотя сте­пень развития общественной жизни человека не идет ни в какое сравне­ние с ними. Известно также, что целый ряд животных занимается трудовой деятельностью. Если говорить о ее отличии от трудовой дея­тельности человека, речь может идти лишь о характере ее организации и результативности. Доказано, наконец, что даже использование орудий труда не является отличительной особенностью человека. Ими пользу­ются некоторые виды обезьян. Но использование орудий труда у них не имеет регулярного характера. Еще более важно то, что человек использует орудия труда искусственного происхождения.

Таким образом, целый ряд качеств, которые, казалось бы, отлича­ют людей от других животных, существуют у них в зачаточном состоя­нии. С развитием этих качеств было связано формирование человека со­временного типа. Поэтому решить проблему антропогенеза, значит объяснить, как возникла человеческая речь, как сформировалось челове­ческое сознание, как сложилось человеческое общество, почему человек встал на путь изготовления орудий труда.

В связи с этим заслуживает внимания то, что человек как биологи­ческий организм — это естественная химическая лаборатория. Химичес­кие реакции предполагают строго определенные температурные усло­вия. У челове­ка она составляет 36,6 °С. Отклонение буквально на 1-2 °С способно породить болезненное состояние, а отклонение на 5-6 °С чревато смер­тельным исходом. Для жившего в естественных условиях и не знавшего одежды пер­вобытного человека она не должна была опускаться ниже +10...+15 °С. Поэтому первобытный человек мог обитать только в районах с теплым климатом.

Мы вынуждены расходовать на поддержа­ние температуры тела более 90 % потребляемой нами энергии. Причем на единицу живого веса мы расходуем больше тепла, чем другие живот­ные с центральной нервной системой. Это значит, что биологические особенности человека требуют от него проявления большей жизнедея­тельности, т. е. большей активности добывании пищи.

А поскольку человек является всеядным, добывание им мясной пищи в древности во многом зависело от его физических данных. Меж­ду тем он не был способен угнаться за многими животными, не имел ни острых когтей, ни мощных клыков, позволявших сражаться с другими животными, а затем разрывать свою добычу на части. По этой причине первобытный человек должен был или довольствоваться падалью, или же охотиться лишь на мелких животных. В таких условиях потребность в пище животного происхождения могла сначала стимулировать обра­щение первобытного человека к орудиям труда естественного происхож­дения, а затем натолкнуть его на мысль о возможности их изготовления.

Этому способствовало то, что наше поведение регулируется двумя типами рефлексов: врожденными и приобретенными. Действие врожден­ных рефлексов связано главным образом с функционированием внутрен­них органов. В основе трудовой деятельности лежат условные, или же приобретенные, рефлексы. И хотя условные рефлексы не передаются по наследству, связанные с ними знания человека об окружающем мире и его трудовой опыт могут передаваться от одного индивидуума к другому в порядке личного общения (воспитания и образования), что позволяет человеку накапливать знания об окружающем мире и совершенствовать свой опыт.

Как же развивался этот процесс на стадии антропогенеза? В реше­нии данной проблемы существуют два совершенно разных подхода. Один из них связан с именем французского ученого Жоржа Кювье (1769-1832), другой — с именем английского ученого Чарльза Дарвина (1809—1882).

По мнению Ч. Дарвина, в основе эволюции животного мира лежит 1) борьба за существование, которая ведет к 2) естественному отбору, а есте­ственный отбор — к 3) трансформации отдельных видов животных. Так, считал Ч. Дарвин, происходила эволюция обезьяны и превращение ее в человека. Однако, как показали исследования генетиков, трансформа­ция одного вида животных в другой посредством естественного отбора невозможна. Подобное превращение, в основе которого лежит резкое из­менение (мутация) наследственных признаков, предполагает другой ме­ханизм.

Ж. Кювье считал, что все крупные изме­нения в животном мире — это следствие глобальных перемен, происхо­дивших на нашей планете и имевших для растительного и животного мира катастрофический характер. Это могли быть изменения климата, в том числе температуры, магнитного поля Земли, радиации и какие-то другие изменения, о которых мы пока даже не догадываемся.

В связи с этим особый интерес представляет так называемая «лед­никовая теория». Согласно ей, под влиянием изменения солнечной активности наша планета пережила целый ряд крупных изменений кли­мата. Ледниковый покров, имеющийся в районах Се­верного и Южного полюсов, неоднократно расширялся и вел к сокраще­нию территории с благоприятным для проживания первобытного человека климатом.

Климатические изменения на планете связаны не только с солнеч­ной активностью. Вот мнение специалистов на этот счет: «Земной шар при своем вращении вокруг Солнца делает колебательные движения, причем полюсы медленно перемещаются; благодаря таким колебаниям воображаемая земная ось, проходящая через полюсы, ежегодно повора­чивается несколько в сторону, к новым областям небесного простран­ства. Вследствие такого постоянного изменения в направлении земной оси происходит изменение и в положении земного экватора относитель­но Солнца, так что с каждым годом наступление мартовского равноден­ствия начинается на 16 минут раньше, чем в предшествующем году. Так как земная ось неизменно поворачивается в течение длинного ряда ве­ков, то по прошествии периода в сто пять веков условия времен года на обоих полушариях совершенно изменятся. Полушарие, получавшее преж­де наибольшее количество тепла, будет получать его меньше, а то полу­шарие, на долю которого выпадало большее количество зимних дней, будет получать больше света и тепла, и в этом полушарии лето будет длин­нее зимы». Как установлено, 9252 г. до Р. X. был самым холодным го­дом для всего северного полушария; затем температура северного полу­шария постепенно повышалась, с тем, чтобы в 1248 г. снова начать свое движение в обратном направлении, которое в 11747 г. достигнет кульми­национной точки».

Происходившие на планете изменения климата имели своим след­ствием гибель одних особей первобытного человека и мучительное при­способление к новым условиям других.

^ Выделение человека из животного мира.

Вопрос о начале и основных этапах антропогенеза до сих пор остается разрабо­танным явно недостаточно. Все исследователи сходятся в том, что на­шим предком мог быть дриопитек (буквально — древесная обезьяна), обитавший в зоне тропиков и субтропиков несколько миллионов лет на­зад. Дриопитеки жили на деревьях и питались растительной пищей. По­зднее (по одним данным — 5 миллионов, по другим — 1 миллион лет назад) сформировался тип первобытного человека, получивший назва­ние австралопитек (что значит южный человек). Он отличался от своего предшественника тем, что передвигался на двух конечностях, использо­вал в пищу мясо и был знаком с каменными орудиями.

Одни исследователи считают, что эти орудия являлись искусствен­ными. По мнению других, они имели естественное происхождение. Оста­ется неясным и вопрос о том, насколько регулярно ими пользовался авст­ралопитек. В любом случае с этого момента каменные орудия входят в жизнь первобытного человека. Время их использования получило назва­ние «каменного века».

Каменный век

палеолит – 2,5 млн. лет – 10 тыс. лет до н.э.

нижний – до 100 тыс.

средний палеолит — 45-40 тыс.,

верхний палеолит — 12-10 тыс.,

мезолит – 10 – 6 тыс. лет до н.э.

неолит – 6 – 4 (3) тыс. лет до н.э.

Особое значение для первобытного человека имело овладение ог­нем. На протяжении всего своего существования животные неоднократ­но становились как свидетелями, так и жертвами пожаров. Последнее обстоятельство, по всей видимости, привело к тому, что страх перед ог­нем приобрел у животных почти врожденный характер. Но что-то заста­вило первобытного человека перебороть в себе подобное чувство и при­близиться к огню. В результате из врага огонь превратился в помощника человека и открыл перед ним такие возможности, которых не имеет ни одно животное.

Во-первых, человек получил в свое распоряжение новый, допол­нительный вид энергии, следовательно, с этого момента начался рост его энерговооруженности.

Во-вторых, огонь в руках человека превратился в оружие, с которым он стал сильнее любого хищного зверя.

В-третьих, если до этого человек мог использовать только механическую обработку камня, теперь появилась возможность термической обработки, что озна­чало значительное повышение производительности при изготовлении орудий труда.

В-четвертых, огонь позволил расширить пищевой рацион

В-пятых, приготовление пищи на огне повысило ее усвояемость и тем самым повело к сокращению объе­ма продуктов, требующихся для получения необходимого человеку ко­личества калорий.

В-шестых, с этого момента открылись новые возмож­ности в обработке шкур животных, а также других материалов, которые можно было использовать для изготовления одежды, обуви, некоторых предметов домашнего обихода.

В-седьмых, с овладения огнем происхо­дит не только освоение естественных укрытий (например, пещер), но и возведение построек. Это, а также появление одежды позволило челове­ку выйти за пределы тропиков и субтропиков и начать заселение плане­ты. Данное обстоятельство следует подчеркнуть, так как для животных характерно то, что они могут обитать только в определенных природно-климатических условиях.

В-восьмых, преодоление страха перед огнем представляло собою первый шаг на пути подавления человеком живот­ных инстинктов и формирования нового, совершенно не характерного для других животных, типа поведения.

Все это, вместе взятое, дает основания рассматривать овладение огнем как революционный переворот в жизни первобытного человека. Показательно, что у многих народов данный факт лег в основу легенд. Вспомним хотя бы древнегреческий миф о Прометее. Вопрос о том, ког­да именно человек сумел овладеть огнем, остается открытым. По одним данным, это произошло примерно 700, по другим — 400 тыс. лет назад.

Но прошло много времени, прежде чем использование огня стало обычным явлением. Дело в том, что первоначально человеку был доступен только огонь естественного происхождения, возникавший в резуль­тате грозы, извержения вулканов, самовозгорания некоторых минераль­ных и органических веществ. Не умея искусственно получать и возобновлять огонь, те немногие первобытные люди, которым удавалось овладеть им, должны были поддерживать его непрерывно. Утрата Огня, а она происходила неоднократно, отбрасывала рождавшееся человечес­кое общество назад. Так продолжалось до тех пор, пока не было обраще­но внимание на тепло, выделяемое при трении, и искры, высекаемые кремнем. Возникла технология искусственного получения огня .С этого момента использование огня стало распространяться по всей планете, а начавшиеся под его влиянием изменения в жизни первобытного челове­ка приобрели необратимый характер.

Вполне возможно, что они отразились и на его биологической эво­люции. Австралопитек, живший до овладения человека огнем, имел мозг объемом до 600 см3 и в этом отношении почти не отличался от некото­рых видов обезьян. Не позднее 700 тыс. лет назад сформировался пите­кантроп (обезьяночеловек), мозг которого, составлял около 900 см3. Мозг неандертальца, жившего между 250 - 40 тыс. лет назад, достигал 1400 см3. Примерно 40-30 тыс. лет назад сформировался современный тип человека, получивший название Homo sapiens, или «человек разумный». Объем его мозга был равен уже 1500 см3, что соответствует объему мозга современного человека.

Формирование «человека разумного» было связано с появлением у него речи и совершенно иного уровня сознания. Это нашло свое отраже­ние в зарождении искусства (наскальная живопись) и идеологии (рели­гия).

В основе возникновения религиозных представлений лежало, с од­ной стороны, стремление первобытного человека понять мир, который его окружал, а с другой — желание оказать на него влияние. Так зародились первые магические обряды, с помощью которых человек пытался защитить себя от стихийных сил природы и обеспечить более успешное добывание пищи. Одним из первых религиозных культов был культ про­мыслового зверя. Возникновение религии представляло собою важное событие в зарождение духовной культуры.

Овладение огнем и формирование человека современного типа спо­собствовали совершенствованию его производительной деятельности, прежде всего орудий труда. Примитивные каменные орудия, почти не отличимые от природных камней, постепенно превращаются в многочисленные тонко обработанные специализированные орудия. Затем появляются составные орудия труда – ножи. Происходит совершенствование ножей, появ­ляются каменные топоры и копья с каменными наконечниками. Человек выходит из пещер и приступает к возведению деревянных строений.

Более быстрые изменения в орудиях труда происходят в мезолите (10-6 тыс. до н. э.). В это время появляются лук со стрелами, палица, бумеранг, гарпун, рыбо­ловный крючок, леска, глиняная посуда, долото, лодка-долбленка, зарож­дается ткачество.

^ Первобытное общество.

Первоначально человек вел образ жизни, который принципиально не отличался от образа жизни других животных, в частности, он питался за счет того, что давала ему природа: занимался собирательством, охотился и ловил рыбу.

Несовершенство людей как хищников не всегда позволяло им охо­титься и заниматься рыболовством в одиночку. Более того, поскольку когда-то леса кишели хищными зверями, в одиночку небезопасно было даже собирательство. Это заставляло первобытных людей жить коллек­тивами и совместно добывать пищу. Это и определяло и те отношения, которые складывались между ними.

С самой ранней формой их объединения, по всей видимости, было первобытное стадо, на смену которому позднее пришла родовая община. Род объединял несколько десятков человек. Постепенное его расширение вело к отпочкованию от него других родовых коллективов. В результате, возникало объединение нескольких родов — племя. Состав племени колебался в пределах нескольких сотен человек, разрастание племени делало неизбежным выделение из него других племен, что, как правило, имело своим следствием не просто обособление, но и изоляцию новых коллективов.

Причина этого заключалась в следующем. Присваивающее хозяйство могло существовать, не нарушая процесса воспроизводства в животном и растительном мире, в зависимости от природно-климатических условий, при плотности населения чаще всего не выше 0,3-0,5 чел на км2, или же при соот­ношении 2-3 км2/чел. Хозяйственная территория рода в пределах 50 чел. должна была составлять не менее 100 км2, а племени численностью в 500 чел—не менее 1000 тыс. км2. В первом случае радиус деятельности превы­шал 5, во втором — 18 км. Очевидно, что уже в рамках племени, по мере его разрастания, связи между родами начинали ослабевать, регулярные контак­ты между отдельными племенами и тем более их совместная деятельность были невозможны.

Эволюция первобытного коллектива сопровождалась трансформа­цией взаимоотношений между отдельными его членами, связанных с добыванием и распределением пищи, а также с организацией и управле­нием самим коллективом, поскольку труд в это время имел коллективный характер, не существовало индивидуальной собственности на его результаты. Право собственности означает право владеть, пользоваться и распоряжаться материальными ценностями, что удавалось добыть даже отдельному человеку, принадлежало всему коллективу.

Древнейшим способом распределения пищи было совместное ее поедание. В одном случае по кругу пускался кусок мяса, и каждый отре­зал себе столько, сколько считал допустимым. В другом — по кругу шла растительная пища, в третьем — сосуд с питьем. Такую форму распреде­ления некоторые специалисты называют разборно-коммуналистической. На этой стадии пища находилась в полной собственности коллектива, и все имели на нее более или менее равные права.

Со временем разбору начинает предшествовать раздел. В некото­рых коллективах пища первоначально делилась между мужчинами и женщинами. Обособление рода и возникновение внутри него семей по­влекли за собою предварительное разделение пищи между семьями.

Широко распространено мнение, будто бы присваивающее хозяй­ство могло дать человеку только необходимый минимум средств суще­ствования. В действительности оно тоже было способно давать избыток пищи. Полная зависимость ее получения от природно-климатичес­ких условий вела к тому, что периоды изобилия пищи чередовались с периодами, когда человек оказывался на грани голодной смерти. В таких условиях не редкостью было людоедство, или каннибализм.

Более важно другое. Первоначально пища человека состояла из ско­ропортящихся продуктов (мяса, рыбы, овощей, фруктов). Поэтому главная проблема заключалась не в невозможности получения, а в невозможности сохранения избытка пищи. Данное обстоятельство способствовало возник­новению и распространению такого явления, как дарообмен. Если перво­бытный коллектив не мог потребить все заготовленные им продукты, он делился ими с другими. Так возникла одна из древнейших форм реализа­ции избыточного продукта.

Постепенно дарообмен, раздел, и совместное потребление пищи начинают регулироваться. В семье эти функции выполнял глава семьи, в родовой общине — родовладыка, или старейшина, в племени — вождь. В связи с этим складывается обычай дарения не просто племени, а его вождю, не просто роду, а старейшине, не просто семье, а ее главе.

В древности общественные потребности в основном определялись личными потребностями. Их рост был связан главным образом с ростом численности населения С учетом этого в развитии присваивающего хо­зяйства можно выделить два этапа. На первом из них темпы роста чис­ленности населения примерно соответствовали темпам освоения новых земель. На втором этапе по мере исчерпания резерва свободных и удоб­ных для присваивающего хозяйства земель темпы их освоения начина­ют отставать от темпов роста численности населения. И как результат этого складывается кризис присваивающего хозяйства.


^ ГЛАВА 2. ПЕРЕХОД ОТ ПРИСВАИВАЮЩЕГО ХОЗЯЙСТВА К ПРОИЗВОДЯЩЕМУ.


Возникновение производящего хозяйства.

До сих пор остает­ся нерешенным вопрос: возникло ли производящее хозяйство где-то в одном месте и отсюда было заимствовано другими народами или же в разных местах планеты его возникновение происходило самостоятельно. Долгое время считалось бесспорным, что от присваивающего хозяйства человек сначала перешел к скотоводству и только потом к земледелию. Сейчас большинство ис­следователей склоняется к мнению, что в разных регионах в зависимос­ти от местных условий в качестве первой отрасли производящего хозяй­ства могли возникнуть и скотоводство, и земледелие.

Наиболее ранние следы земледельческого производства, относящи­еся к 10-9 тыс. до н. э., обнаружены в Таиланде. Первыми одомашнен­ными растениями здесь стали овощные культуры и плодовые деревья. Между тем фрукты и овощи относятся к числу скоропортящихся продук­тов. Поэтому их культивирование хотя и делало возможным сокращение хозяйственной территории, которая могла обеспечить существование человека, но не позволяло создавать запасы пищи и тем самым не устра­няло прежней зависимости человека от природы.

Совершенно иное значение в этом отношении имело окультурива­ние злаков, которые могут храниться на протяжении долгого времени. Как установил советский ботаник Николай Иванович Вавилов (1887-1943), на планете существовало восемь центров произрастания диких злаков: Северная Африка, Передняя Азия, Центральная Азия, Индостан, Восточные Гималаи, Индокитай, Центральная Америка. Поэтому только здесь кризис присваивающего хозяйства мог привести к возникновению земледелия.

В отличие от фруктов и большинства овощей употребление злаков в пищу предполагает их предварительную обработку на огне. Поэтому становлению земледельческого производства предшествовало появление глиняной посуды. Гончарное производство возникло тогда, когда чело­век обратил внимание, что, попадая в огонь, глина приобретает не харак­терную для нее твердость. Глина широко распространена в природе, но не везде. Поэтому не везде могло возникнуть и гончарное производство. Одним из регионов планеты, где в древности существовало сочетание этих условий (произрастание диких злаков и широкое распространение глинистых почв) был Ближний Восток. Именно здесь в 8-7 тысячелети­ях до н. э. зародилось зерновое производство.

В становлении земледелия можно выделить, по крайней мере, три стадии. Первая из них характеризовалась тем, что человек от простого собирательства переходил к уходу за дикими растениями. Затем произошло их одомашнивание, возникло земледелие. Но первоначально оно играло вспомогательную роль в обеспечении человека продукта­ми. Превращение земледелия в основу производящего хозяйства было связано с изменением техники обработки земли и повышением произ­водительности труда.

Занимаясь собирательством, человек использовал такие орудия как палка-копалка и заступ, представлявший собою разновидность лопаты. Соединение палки-копалки с заступом привело к появлению мотыги. Мотыга являлась главным орудием обработки земли на стадии становле­ния земледельческого производства.

При столь низкой производительности труда мотыжное земледе­лие могло обеспечить необходимые потребности человека в пище толь­ко там, где в условиях теплого климата для нормального функциониро­вания человека требовалось наименьшее количество калорий, и в силу благоприятных условий земля давала высокий урожай. Это были тропи­ки и субтропики. Однако даже здесь мотыжное земледелие не позволяло получать значительный избыток продуктов. Чем дальше от тропиков на север и юг, тем в меньшей степени мотыжное земледелие могло иметь самостоятельный характер и служить основой хозяйства.

По мере того, как падала роль присваивающего хозяйства и возрас­тала роль земледелия, усиливалась необходимость повышения скорости

и эффективности обработки земли. В результате появились первые па­хотные орудия. Первоначально они приводились в движение людьми. Позднее для этой цели стали использовать скот. Использование тяглово­го скота для вспашки земли позволило повысить производительность труда до 0,25 — 0,5 га/день и сократить расход рабочего времени на один гектар с 80 до 2-4 дней. Это был самый настоящий переворот в экономи­ке, который некоторые авторы характеризуют как технологическую ре­волюцию. Поэтому у большинства народов, даже у тех, у кого земледе­лие зародилось ранее животноводства, оно могло стать ведущей отраслью производящего хозяйства только тогда, когда эти народы перешли к ис­пользованию тяглового скота. Наиболее пригодными для этого оказались лошадь и крупный рогатый скот.

Одомашнивание животных началось еще в палеолите, когда человек сумел приручить собаку. Ее стали использовать для охоты. Тогда же началось одомашнивание животных; на которых охотился человек. От­дельные их особи, которых удавалось захватить живьем, и которых чело­век не мог съесть сразу, стали пускать в загородку и подкармливать, пока до них не дойдет очередь убоя. Содержание диких животных со временем привело к приручению некоторых из них и их последующему разве­дению. Подобная концепция одомашнивания животных получила название концепции «живых консервов».

Дикий крупный рогатый скот был распространен на просторах Азии, Африки и Европы. Дикая лошадь обитала на более ограниченной территории, главным образом в степях Евразии. На американском континенте человеку в качестве тяглового скота удалось приручить только ламу, не способную по своим физическим данным конкурировать с ло­шадью и крупным рогатым скотом. В Австралии вообще не было ни одного вида дикого скота, который мог быть приручен в качестве тяглово­го. Таким образом, если австралийские племена вообще были лишены возможности самостоятельно перейти от присваивающего хозяйства к производящему, то американские индейцы не могли самостоятельно под­няться на стадию развитого пашенного земледелия.

Самые ранние останки одомашненного крупного рогатого скота
обнаружены на территории Ближнего Востока. Их датируют 8-7-м тысячелетиями до н. э. Лошадь была приручена еще позднее, не ранее 4-3-го тысячелетий до н. э. Только после этого тягловый скот мог появиться в тех местах планеты, где не существовало соответствующих видов диких животных.

Те народы, которые ко времени появления тяглового скота уже за­нимались земледелием, получили возможность перейти от мотыжной обработки земли к ее вспашке. Земледелие стало превращаться в основу производящего хозяйства, а производящее хозяйство — в основу эконо­мики. Народы, сумевшие одомашнить некоторые виды животных, но еще не знавшие земледелия, стали скотоводами. В отличие от земледельцев скотоводы вели кочевой образ жизни, перемещаясь вместе со своими ста­дами. Особую подвижность среди них приобрели кочевники, приручив­шие лошадь. На протяжении нескольких тысячелетий их волны устрем­лялись из степей Евразии на восток, запад и юг.

Развитие кочевого скотоводства было связано с изобретением колеса, которое появилось на Ближнем Востоке примерно в 4-3-м тыся­челетиях до н. э. До этого все наземные перемещения грузов человек мог производить, только используя свою мускульную силу. Зарождение ско­товодства привело к появлению вьючных животных. На дальние рассто­яния человек может переносить грузы до 20-30 кг. Лошадиная или воло­вья повозка позволяла увеличить этот показатель, как минимум, до 100-200 кг. Следовательно, появление тяглового скота представляло собою переворот не только в земледелии, но и на транспорте. Это в свою оче­редь открыло новые возможности в других отраслях производства, а также в сфере обмена.

Между тем появление и усовершенствование колесной повозки ста­ло возможно только с возникновением и развитием металлургии, т. е. с переходом от каменных орудий труда к металлическим.


^ Древняя металлургия

Народы, сумевшие осуществить по­добный переход, получили возможность увеличить производительность труда, ускорить темпы и масштабы накопления избыточного продукта и тем самым обеспечить себе дальнейшее развитие. А поскольку знаком­ство человека с металлами имело случайный характер, оно первоначаль­но происходило там, где рудные месторождения имели выход на поверх­ность земли. Чаще всего это были берега рек или горные разломы.

Познакомившись с металлами и установив их способность плавить­ся на огне, человек далеко не сразу смог создать металлургическое про­изводство. Одна из важнейших проблем, с которой он столкнулся на этом пути, заключалась в получении необходимой температуры. Сгорание древесины в костре позволяет получать максимум 600-700 °С. И, хотя некоторые металлы начинают плавиться при более низкой температуре, для выжигания примесей ее недостаточно. Так, температура плавления олова 232 °С, но для завершения плавки требуется не менее 800 °С. Тем­пература плавления меди — 1083 °С, а железа — 1539 °С.

Поэтому металлургия возникла тогда, когда человек сумел найти способ повышения температуры выше того уровня, который дает про­стое сгорание древесины в костре. Решающее значение в данном случае имели два наблюдения. Во-первых, то, что при большем притоке воздуха процесс горения идет интенсивнее, а температура поднимается быстрее и выше обычного уровня. Во-вторых, то, что она зависит не только от интенсивности процесса горения, но и от сохранения выделяемого теп­ла. В результате на смену костру пришла печь и появились устройства для специальной подачи воздуха в огонь. Так возник плавильный горн.

У многих народов металлургия началась с плавки меди. Самые ран­ние медные изделия обнаружены на территории Ближнего Востока в вер­ховьях реки Тигр и датируются 8-6-м тысячелетиями до н. э. Однако между этими и позднейшими находками изделий из меди существует большой и труднообъяснимый хронологический разрыв. Плавка меди, как более или менее распространенное явление, прослеживается на тер­ритории Передней Азии только с 4-3-го тысячелетий до н. э. Правда, сама медь не отличается твердостью. Поэтому металлические изделия стали вытеснять каменные только тогда, когда удалось получить брон­зу — отличающиеся большей твердостью сплавы меди с оловом, мышь­яком, свинцом или сурьмой. Самым твердым из них является сплав меди и олова.

Древнейшие разработки месторождений олова известны на полуос­трове Малакка (территория Малайзии и Таиланда). Именно здесь в 4-м тысячелетия до н. э. впервые возникло производство бронзы. Однако таи­ландские мастера строго оберегали открытую ими технологию, в резуль­тате чего сделанное открытие не оказало особого влияния даже на сосед­ние народы. В первой половине 3-го тысячелетия до н. э. секрет плавки бронзы был открыт «египетскими рудознатцами», а затем стал известен другим народам.

Начался переход от каменного века к бронзовому. Переход от камен­ных орудий труда к металлическим способствовал повышению произво­дительности труда. Изменилась строительная техника. Металлическая пила позволила изготавливать доски и совершенствовать как наземный транс­порт, так и судостроение. Появилось бронзовое оружие. Лук и копье про­должали играть важную роль в военном деле, но в ближнем бою воин, вооруженный металлическим кинжалом или мечом, мог встретить серьез­ное сопротивление только со стороны воина, имевшего такое же оружие.

^ От варварства к цивилизации.

Переход от присваивающего хозяйства к производящему повлек за собою повышение эффективности трудовой деятельности человека, увеличение и накопление так называемого прибавочного, или же избыточного продукта. Это открыло возможность содержания части общества, которая, не участвуя в произ­водстве средств существования, могла заниматься управлением, военным делом, религией, обменом, могла превращать избыточный продукт в пред­меты материальной и духовной культуры. В связи с этим все дальнейшее развитие общество было поставлено в зависимость от возможности накопления материальных и духовных ценностей. Осуществление подоб­ного накопления делало возможным прогрессивное развитие общества, с прекращением накопления развитие общества приобретало регрессив­ный характер.

Между отдельными обществами и внутри каждого из них развер­нулась борьба за обладание создаваемыми материальными и духовными ценностями. Возникли государство, частная собственность, эксплуата­ция. Произошло разделение общества на классы.

Все или почти все историки сходятся в том, что превращение про­изводящего хозяйства в основу экономики сделало ненужным существо­вание прежней родоплеменной организации и повлекло за собою ее рас­падение на отдельные семьи. В результате этого на смену родовой общине пришла община соседская, или территориальная. Историки сходятся и в том, что переход к производящему хозяйству повлек за собой сначала имущественную, затем социальную дифференциацию. А далее начина­ются разногласия.

В свое время К. Маркс и Ф. Энгельс сформулировали концепцию, в соответствии с которой разложение родовой общины привело к разде­лу родоплеменной территории и возникновению частной собственнос­ти на землю разные семьи оказывались обеспеченными землей по-раз­ному. Те, кто захватил больше земель, составили господствующий класс (рабовладельцев или феодалов). Другие стали крестьянами. Для укреп­ления и сохранения своего господства класс земельных собственников создал специальные органы принуждения. Так, как инструмент наси­лия, как аппарат господства одного класса над другим возникло госу­дарство.

Однако накопленный фактический материал свидетельствует, что у многих народов формирование государства, частной собственности и классов происходило иначе.

Если родовладыка имел возможность совмещать исполнение обя­занностей главы рода с участием в добывании пищи, то племенному вож­дю подобное совмещение осуществлять было труднее. В его деятельнос­ти осуществление управленческих функций играло уже главную роль.

С переходом к производящему хозяйству происходило сокращение необходимой для обеспечения человека продуктами питания хозяйствен­ной территории. Там, где раньше едва мог прокормиться род (т.е. несколь­ко десятков человек), теперь уживались рядом сотни и тысячи людей. В этих условиях отпочкование нового племени делало возможным сохра­нение им связей и регулярных контактов с тем племенем, из которого оно вышло. Так появляются союзы и даже суперсоюзы племен.

Вождь союза племен, состоящего из нескольких тысяч человек, уже не мог отвлекаться от исполнения управленческих обязанностей и дол­жен был иметь помощников. На уровне суперсоюза племен, объединяв­шего несколько десятков тысяч человек, неизбежно происходило фор­мирование государства. Государство — это совокупность обособленных от народа учреждений, занимающихся управлением общества, т. е. ис­полнением законодательных, исполнительных, судебных, а во многих случаях и духовных функций.

Первыми учреждениями, которые обособились от народа, были армия и церковь. В первобытном обществе все взрослые мужчины, явля­ясь охотниками, имели оружие. По этой причине старейшина и вождь племени выступали в качестве военачальников, С переходом к произво­дящему хозяйству охота отходит на второй план Основным занятием мужского населения становится сельское хозяйство. Вместе с тем, по­явившееся металлическое оружие было дорого и доступно немногим. Это делало неизбежным выделение из общества группы лиц, которые брали на себя исполнение военных функций.

Первоначально армия поддерживала также порядок на местах, т. е. выступала в качестве полицейской силы, осуществляла суд, собирала налоги. И только затем, по мере увеличения численности населения, она начинает передавать отдельные функции другим, специально создавае­мым для этого учреждениям. Воины, обособившиеся от народа, во мно­гих случаях становились ядром господствующего класса. В Западной Европе это были рыцари, в Японии — самурай.

Раньше все, что добывалось членами родовой общины, передава­лось старейшине для раздела внутри рода. Распадение рода, выделение из него большой патриархальной семьи и замена родовой общины тер­риториальной породили стремление к сокращению количества продук­тов, которые отдельные семьи готовы были добровольно передавать родовладыке, а отдельные родовые общины - вождю племени. Это должно было стимулировать ответные, силовые действия со стороны старейшин и племенных вождей: В результате прежние дары постепенно трансфор­мировались в общественную подать и превратились в налог.

Эффективность его взимания возрастала по мере разоружения на­рода и обособления армии. Происходившее в связи с этим ослабление контроля над властью родовладыки и вождя племени со стороны народа сопровождалось сокращением круга лиц, с которыми они считали необ­ходимым делиться поступавшими к ним продуктами. Как правило, ими становились те, с чьей помощью и родовладыка, и вождь осуществляли свои общественные функции. К этому кругу лиц в первую очередь при­надлежали их ближайшие родственники.

Появление стабильного избыточного продукта породило борьбу, за его распределение не только внутри общества, но и между отдельными племенами. Побежденные племена оказывались вынужденными делиться с победителями избыточным продуктом, который таким образом превра­щался в дань, а победители — в господствующий класс. С этого времени вся последующая история человечества стала историей непрекращающихся войн. За последние 3,5 тысячи лет на планете было только около 300 мир­ных лет. За 5,6 тысяч лет произошло более 14,5 тыс. военных конфликтов, которые унесли 3,6 млрд человеческих жизней. Ровно столько людей про­живало на нашей планете во второй половине XX в.

Таким образом, присвоение определенной части избыточного про­дукта началось задолго до появления индивидуальной частной собствен­ности на землю, и было связано не с собственностью на землю, а с пуб­личной властью или же военным превосходством. В первом случае возникало стремление родоплеменной знати закрепить свое положение и передать власть по наследству. Важную роль в этом отношении играло исполнение вождем жреческих функций и функций военачальника. Про­шло много времени, прежде чем наследование публичной власти стало возможным.

Усложнение хозяйственной жизни человека и формирование госу­дарства породили необходимость записи информации. В результате это­го зарождается и получает развитие письменность. Различают три вида письма: рисуночное, иероглифическое и буквенное. Наиболее ранние сведения о рисуночном письме относятся к мезолиту. На стадии перехо­да от неолита к бронзовому веку возникает иероглифическая письмен­ность. Появление письменности открыло возможность сохранения и на­копления культурного опыта, а также передачи его не только в результате личного общения, но и на расстояние. Поэтому, если возникновение про­изводящего хозяйства открыло возможность накопления материальных ценностей, возникновение письменности способствовало накоплению духовных ценностей.

Переход от присваивающего хозяйства к производящему и возник­новение письменности стимулировали зарождение и развитие элемен­тарных научных знаний: агрономических, астрономических, зоотехни­ческих, математических, физических, химических и т. д.

С формированием государственности было связано возникновение поселения нового типа, получившего название «город». Во-первых, по­явление города свидетельствовало о возникновении обособившегося ад­министративного центра, а значит, элементов государственности. Во-вто­рых, город — это религиозный или культовый центр, что дает основание говорить о появлении церкви и духовенства (жречества) В-третьих, само слово «город» в русском языке и в языке многих других народов обозна­чает укрепление или крепость, а поэтому свидетельствует об обособле­нии армии (дружины). В-четвертых, город — обычно представлял собою торгово-ремесленный центр, даже если ремесленное производство и об­мен еще находились на самом низком уровне своего развития. В-пятых, появление города свидетельствовало о существовании имущественного и социального неравенства, пусть даже в зачаточной форме. В-шестых, существование города означало развитие процесса накопления, причем не только материальных, но и духовных ценностей. Поэтому возникно­вение городов можно рассматривать как свидетельство перехода обще­ства к новой стадии развития.

Превращение производящего хозяйства в основу экономики, воз­никновение государства и письменности свидетельствовали о складыва­нии совершенно нового типа общества, которого не знала предшествую­щая эпоха. Эта стадия в развитии человечества получила название «цивилизации» (от латинского слова civilis — гражданский, обществен­ный). Цивилизациями называют также отдельные общества, находящие­ся на данной стадии развития и имеющие свои особые черты. А посколь­ку в развитии производящего хозяйства выделяется два этапа (на первом из них преобладало сельское хозяйство, на втором — промышленность, или индустрия), можно выделить два типа обществ или цивилизаций: аграрные и индустриальные.



Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації