Поиск по базе сайта:
Материальная культура айнов ( XIII xix вв.): Историко-этнографическое исследование icon

Материальная культура айнов ( XIII xix вв.): Историко-этнографическое исследование




Скачати 469.69 Kb.
НазваМатериальная культура айнов ( XIII xix вв.): Историко-этнографическое исследование
Сторінка3/4
Соколов Андрей Михайлович
Дата конвертації16.10.2014
Розмір469.69 Kb.
ТипИсследование
1   2   3   4

^ Третья глава «Важнейшие составляющие айнской культуры» состоит из шести разделов.
В п е р в о м разделе «Характер территориального деления айнского общества» рассматриваются регионы расселения айнов и классификация территориальных групп.

Айнское общество, как и айнская культура в целом, занимало обширную территорию. Айны заселяли Курильские острова (яп. Тисима), Сахалин (яп. Карафуто), Хоккайдо (до 1868 г.- Эдзо или Эдзогасима), кроме того, нижнее течение Амура и южное побережье Камчатки. Непосредственное влияние на айнов оказывали нивхи и ороки - на Сахалине, ительмены – на Камчатке, русские – на Курильских островах и японцы – на Хоккайдо.

С эпохи Эдо выделялись культуры южной области Хоккайдо, где происходило соприкосновение айнов с вадзин, а также северной и восточной. Археологические данные подтверждают такие региональные отличия.

Судя по сведениям, приводимым в «Эдзодзин-но сима» – труде, написанном миссионером Игнасио Моэйра, айны в конце XVI века называли место своего обитания айну-мосёри (айну-мосир), т.е. «мир людей», противопоставляя его камуй-мосир, т.е. «миру божеств». Айну-мосир(и) разделялся на отдельные «подгруппы». Например, аборигены Хоккайдо называли свой край ияун-мосири («здешняя земля»), в отношении всех Курил использовали слово цупка («место восхода солнца») (Sasaki 2001: 13). Различные айнские родоплеменные группы входили также в крупные территориальные объединения. Наиболее крупными были мэнасикуру (яп. - хигасиэдзо) и сюмукуру (яп. - нисиэдзо).

Поскольку деление айнов на хоккайдских, сахалинских и курильских, а в свою очередь хоккайдских – на северных, западных и восточных, сопровождалось диалектальными различиями в языке, можно предположить, что в основе такого разделения заложены не только территориальные, но и родоплеменные различия.
В т о р о й р а з д е л «Базовая структура айнской культуры»

В этой структуре выделяется несколько ее составляющих:

- хозяйственная и cоциальная;

- материальная культура с характерным набором артефактов;

- духовная культура;

В основе традиционной хозяйственной деятельности айнов лежали рыболовство, охота, морской зверобойный промысел и собирательство. Главным хозяйственным занятием для айнов Хоккайдо и Сахалина являлось рыболовство, а для айнов Курильских островов – морская охота. Кроме этого, первые охотились на медведей, оленей и мелких пушных зверей, а вторые – на птиц. В этом прослеживаются ярко выраженные региональные отличия. Подсобную роль играло собирательство, и примитивное земледелие. Ремесло не выделялось в отдельную профессиональную деятельность. Каждый мужчина занимался столярным делом, а каждая женщина – ткачеством.

У айнов существовала сложная социальная иерархия, которая, вероятно, отражала высокую ступень общественного развития, обусловленную как внутренними социально-экономическими факторами, так и влиянием вадзин. Низовой структурной единицей общества являлась семья, основной социально-экономической единицей – локальная группа. Самым крупным социально-политическим объединением была «речная группировка». Несколько домов или несколько поселков образовывали соседско-родственные общины, между которыми была разделена вся территория. Территория, находившаяся в пользовании одной общины, была «закрытой» для представителей других общин. Традиционная власть и, следовательно, контроль за социальным порядком сосредотачивались в руках родовых вождей.

Для материальной культуры айнов средних веков характерны наземные и полуподземные жилища, а также амбары на сваях. В повседневной жизни айны носили одежду из луба ильма, вяза, липы или крапивы. Среди орудий охоты и рыболовства распространение получили железные и костяные гарпуны (айнск. - марэк; китэ), остроги, копья, ножи (айнск. - макири; тасиро), отравленные стрелы. Зимой по снегу передвигались при помощи снегоступов или лыж, по рекам и по морю плавали на долблёных, дощатых или берестяных лодках. Среди кухонных принадлежностей важное место занимали деревянные чашки (айнск. - итанки) и котелки. В земледелии, собирательстве и различного рода хозяйственной деятельности использовались мотыги, палки-копалки, серпы, топоры, молоты, а для транспортировки и хранения различного рода продукции – мешки (айнск. - саранип). Важнейшими предметами культа являлись заструженные палочки инау и «усодержатели» икуниси.

Айнская духовная культура представлена прежде всего комплексом ритуалов, группировавшихся вокруг сакрального центра – медвежьего праздника, и культом инау.

Религиозная сфера во многом поддерживалась товарообращением, и, таким образом, напрямую была связана с материальной культурой. Товарообращение предполагало включение в быт айнов большого количества японской продукции. С религиозной сферой связана также социальная, а именно становление укреплений тяси, образование поселений котан и формирование самобытной структуры айнского общества.

Религиозная жизнь айнов носила общинный и семейный характер. Старейшина деревни руководил ритуальной практикой. В пределах одной семьи религиозные функции исполнялись главой дома. Проведение обрядов возлагалось на родственников по мужской линии. Так, участники медвежьего праздника были кровно связаны по линии отца и имели идентичный родовой знак (айнск. - итокпа).
В т р е т ь е м разделе «Проблема становления айнской культуры в свете археологических данных» объектом исследования стали айнские археологические памятники средних веков и эпохи Кинсэй. К ним относятся, прежде всего, поселения, места «отправок» и укрепления тяси, а также айнские погребения.

На поселениях археологи находят множество изделий айнского производства, а также японскую и китайскую продукцию. Импортные изделия указывают на развитую торговлю между айнами и вадзин в эпоху Кинсэй. Вызывает интерес тот факт, что в некоторых местах (на Хоккайдо) предметы быта и культа айнов были обнаружены в пределах владений вадзин. Это свидетельствует о тесных контактах айнов и вадзин не только в торговой сфере, но и в повседневной жизни.

Особое внимание привлекают места «отправок»: раковинные кучи, жилища татэана и деревья. В числе предметов, обнаруженных в них – стрелы, лакированная утварь и бусы. Предметы же быта и вооружения происходят из укреплений тяси.

Погребальная утварь представлена в мужских захоронений луками, стрелами, копьями, гарпунами, ножами, мечами, кремнем (огнива), трубками и табаком, одеждой, чашками и палочками. Женская погребальная утварь включала: ткацкие станки, веретена, иглы, нити, одежду, котелки, чашки, ложки, поварешки, ножи, серпы, палки для копания. В могилах пожилых женщин также – трубки и табак. Предварительно все вещи ломались.

В диссертации рассматриваются два основных типа захоронений: прямые погребения в земле (ямы доко:бо, принадлежавшие как японцам, так и айнам), а также кремационные (японские). Сравнительный анализ айнских захоронений и погребений вадзин наглядно показал их кардинальное отличие.

Изучение погребального инвентаря показало, что устойчивый комплекс предметов, такой, который зафиксировали этнографы в новейшее время, получил в айнской культуре развитие уже с конца XIV - XV вв.
В ч е т в ё р т о м разделе «Проблема культурных взаимовлияний» рассматриваются параллели в культуре айнов и соседних народов.

Наличие ряда сходных черт в материальной и духовной культуре айнов и вадзин было обусловлено включением части айнского населения Северной Японии в состав японского народа. Вместе с тем, не все совпадения в культуре айнов и других народов являются результатом прямых контактов между ними, а, возможно, восходят к какому-то третьему источнику. Таким источником могла являться прото-айнско-аустронезийская неолитическая культурная общность.

Существование единой «протоайнской основы», на которую в процессе формирования государства Ямато наложились культуры «бронзовых мечей» (север Кюсю) и «бронзовых колоколов» (р-н Кинаи), объясняет сходства тройного комплекса, ставшего символом японской государственности и получившего распространение в культуре протоайнов: меч, зеркало и яшмовые подвески. У протоайнов - это палица вождя (сэкибо), дискообразные символы солнца и те же подвески.

Не исключена связь мечей с дубинками сэкибо. Подражая населению с более развитой культурной традицией (вадзин), предки айнов, возможно, заменили свои сэкибо мечами и их имитациями.

Рассмотрев айнский обряд самоубийства пере, автор диссертации поддерживает гипотезу о формировании под его влиянием японского харакири.

Большой интерес представляет такой ритуальный элемент айнов как инау (заструженные палочки). Он обнаруживает сходство с нивхским нау, ультским илау, нанайским иляу и орочонским илау. Айнские инау оказали значительное влияние на развитие японских гохэй и нуса. Кроме этого, вполне вероятно, что антропоморфные фигурки айнов Сахалина ниипохо-инау послужили прототипом для японских деревянных кукол кокэси-нингё.

В сфере хозяйственной деятельности айнов и вадзин следует обратить внимание на метод обрушки зерна в ступе двумя двусторонними пестами. Такой метод айны, видимо, некогда заимствовали у вадзин. У айнов и вадзин обнаруживаются также аналогичные методы рыбной ловли и охоты на животных.

В данном разделе особо отмечается то, что, несмотря на негативное отношение вадзин к айнам, японское население соседних территорий активно заимствовало айнскую одежду, орнаменты и айнскую лексику.

В п я т о м разделе «Процесс взаимодействия айнской и японской культур в период Кинсэй» рассматривается проблема взаимодействия айнской и японской культур в эпоху Кинсэй.

В становлении межкультурных контактов между вадзин, с одной стороны, и эмиси / айнами с другой, можно выделить три стадии. Сначала происходило насильственное оттеснение аборигенов Хонсю на северные земли (Хоккайдо) и освоение южной части Хоккайдо – п-ва Осима (VIII - XII вв.). Вторая стадия ознаменовалась установлением торговых отношений вадзин с айнами (XIII - XVIII вв.). Особую роль в этой связи играл дом Мацумаэ, долгое время осуществлявший монопольную торговлю с айнами и контролировавший рыбный промысел. С конца XVIII в. все более активную роль в освоении Хоккайдо стало играть бакуфу, постепенно лишавшее дом Мацумаэ многих прежних привилегий. Третья стадия – коммерциализация Хоккайдо и освоение природных ресурсов, следствием чего стало вторжение вадзин в жизненное пространство айнов и разрушение их традиционного уклада жизни.

С начала периода Мэйдзи на Хоккайдо создавалась система военных поселений. Поселенцы занимались сельским хозяйством, обучались военному делу, выполняли полицейские функции. Правительством были введены запреты на некоторые айнские обычаи, айнов обязывали изучать японский язык. Хотя в 1899 г. вышел «закон о покровительстве аборигенному населению», во многом это мероприятие носило формальный характер. Развитие торговли и предпринимательства на землях Эдзо сопровождалось ассимиляцией айнов. Таким образом, на всем протяжении истории взаимоотношений айнов и вадзин благоприятных условий для активных межкультурных контактов так и не сложилось.

Отрицательно сказывались на судьбе айнской культы и проблемы в русско-японских отношениях. По договору 1875 г. Япония получила все права на Курильские острова, а Россия на Сахалин. Решением японского правительства все курильские айны были собраны на острове Шикотан. Тяжелейшие условия существования способствовали их массовому вымиранию. После Второй мировой войны произошло насильственное переселение айнов с Сахалина и Курил на Хоккайдо, что привело к коллапсу культуры сахалинских айну.
В ш е с т о м разделе «Особенности совместного проживание вадзин и айнов в период Кинсэй» представлен анализ исследуется проблема совместного проживание вадзин и айнов в период Кинсэй.

Опорным пунктом вадзин на Хоккайдо являлось княжество Мацумаэ. Постепенно на территорию проживания айнов близ Мацумаэ в большом количестве стали переселяться вадзин, и айнское население в этих районах начало сокращаться: некоторые переселялись в другие места, некоторые вымирали от оспы. Уже со второй половины XVIII в. началась активная ассимиляция айнов, особенно на территории т.н. «торговых мест» басё, где совместно проживали айны и вадзин.

Согласно письменным источникам XVII века, айнские поселения существовали и на Хонсю в областях Цугару и Симокита. Айны добывали морскую продукцию, ведали судами сё:кайсэн (небольшие суда, на которых вадзин переправлялись по морю сами либо перевозили товары), а также занимались земледелием якибата (подсечно-огневая система) на горных полях. Но с наступлением XVIII в. айны Цугару стали «вливаться» в число японских рыбаков.

Скорее всего, айны с Хоккайдо не только торговали на Хонсю, но и занимались охотой. Они приплывали в Симокита на сезон охоты и селились во временных жилищах.

Вадзин из Цугару и Симокита также отправлялись в земли Эдзо, где занимались рубкой леса и заготовкой лесоматериала. Согласно письменным источникам, айны не работали в горах, поэтому множество людей из Оохата (клан Намбу) р-на Симокита собирались вместе, под руководством айнов приплывали на Хоккайдо и отправлялись в Исикари. Вероятно, вырубка леса на Хоккайдо осуществлялась именно вадзин.

Всё это способствовало, с одной стороны, ускорению процесса ассимиляции айнов, с другой – заимствованию некоторых айнских обычаев вадзин.
^ Четвертая глава «Структура материальной культуры айнов и её артефакты» состоит из одиннадцати разделов. В каждом разделе рассматривается определенная категории предметов.
1. Орудия рыболовства и средства передвижения по воде.

Исконными айнскими орудиями рыболовства и средствами передвижения по воде являлись сети из растительных волокон, костяные и металлические гарпуны, деревянные запруды тэс, долблёные лодки и суда из коры, а также дубинки для битья рыбы. Способы рыбного и морского промысла у айнов несколько различались в зависимости от региона.

У айнов Хоккайдо особенно широкое распространение получили гарпуны и сети японского происхождения, некоторые ставные и закидные невода, ловушки. Тем не менее, большая часть орудий для рыбного и морского промысла айнов, а также средств передвижения по воде, близки к типам орудий рыболовства и лодкам народов Сахалина и Амурской области. Об этом свидетельствует, например, распространение у айнов дощатой амурской лодки-плоскодонки с острым носом и широкой тупой кормой.

2. Орудия охоты и средства передвижения по снегу.

Древнейшим охотничьим орудием айнов являлся лук. Айны Хоккайдо выработали самобытный способ охоты с коротким луком и отравленными стрелами, просуществовавший без изменений вплоть до XX в. Айны Сахалина использовали как маленькие луки, так и большие – типа нивхских и орокских.

Стрелы снабжались каменными, костяными, железными наконечниками или сделанными из растительного материала (типичны именно для айнов). Айнские колчаны по форме близки к колчанам нивхов и значительно отличаются от японских образцов.

Самострелы и ловушки, использовавшиеся айнами, большей частью были заимствованы у сибирских народов.

Незаменимым орудием айнов при охоте на крупных животных являлись копья с наконечники из камня, кости или металла самостоятельно, а после установления тесных контактов с вадзин – из стали. На Сахалине айны получали копья от нивхов.

Распространение среди айнов огнестрельного оружия относится лишь к XX веку. На Хоккайдо айны выменивали ружья у японцев, а на Сахалине и Курилах – у русских.

Важным средством передвижения в зимних условиях у айнов Хоккайдо, Сахалина и Курил являлись снегоступы. Айны Хоккайдо употребляли кольцеобразные снегоступы, которые по форме и по способу изготовления обнаруживают сходство со снегоступами вадзин, айны Сахалина – снегоступы и приспособления в виде лыж, аналогичные бытующим у народов Сибири, курильские айны – кольцеобразные снегоступы удлиненной формы, получившие распространение у чукчей и коряков.

3. Орудия сельского хозяйства и ремесленные инструменты.

На ранней стадии этнической истории айнов бытовали довольно примитивные орудия собственного производства (плуги, мотыги, палки-копалки). По мере расширения контактов с вадзин, к айнам стали поступать их более усовершенствованные изделия (заступы, небольшие серпы, топоры, долото, предметы кузнечного ремесла, иглы, гвозди и скобы). Однако собственные айнские изделия из употребления не вышли.

Особый интерес представляют ножи макири и тасиро. Они получили распространение на Хоккайдо, Сахалине и Курильских островах, и применялись айнами в повседневной жизни. Традиционные айнские макири возникли под влиянием культуры вадзин. Клинки ножей айнов Хоккайдо и Сахалина различаются по форме.

Самобытной продукцией айнов стали деревянные ножны макири. На трансформацию ножен айнов Хоккайдо оказали значительное влияние вадзин (ножны стали делаться с изгибом, повторяя форму клинка), а айнов Сахалина – нивхи и ороки (до последнего времени айны Сахалина изготовляли прямые ножны из кожи или дерева, идентичные нивхским и орокским).

4. Предметы быта.

Основным материалом для производства утвари у айнов были дерево и растительные волокна. Керамика и береста – играли второстепенную роль, железные изделия самостоятельно не производились.

В большинстве своём деревянная утварь айнов собственного производства типологически тяготеет к продукции народов Сахалина и низовья Амура. В кулинарии и во время трапезы айны повсеместно использовали ложки, вилки, черпаки, лопаточки и палочки, которые не получили распространения в японской культуре.

Айнами высоко ценилась привозная утварь вадзин (деревянные лакированные изделия, железные и керамические). Она использовалась не только на Хоккайдо, но на Сахалине и Курильских островах. Тем не менее изделия производства вадзин так и не вытеснили самобытную продукцию.

Что касается изделий из травы и растительных волокон, то здесь прослеживается влияние, с одной стороны, вадзин (айны Хоккайдо и Сахалина производили мешки и циновки японского образца), с другой – малых народов Сахалина и низовьев Амура (айнские сумочки для кремней, мелких принадлежностей и кисеты, напоминают соответствующие изделия народов Сибири), и, возможно, алеутов и эскимосов группы юпик. При переноске небольших тяжестей по суше айны на Хоккайдо и Сахалине применяли налобные повязки, как и некоторые народы Сибири.

5. Жилища.

Традиционным типом зимнего жилища айнов являлись полуземлянки, летнего – наземные дома. Полуземлянки особенно широко использовались айнами Сахалина и Курильских островов.

6. Традиционный айнский костюм.

В комплекс традиционной айнской одежды входила плечевая наплечная верхняя и нижняя одежда типа халата, пояса, а также передники, рукавицы, перчатки и полуперчатки, штаны, набедренные повязки, наголенники и различного рода обувь. Способы ношения одежды и материал у айнов варьировались в зависимости от сезона. Фиксируются некоторые различия в одежде мужской и женской.

Хотя в айнской культуре с древности и наблюдалась преемственность в использовании определенных типов одежды, с течением времени происходила также и ее трансформация. Это было связано с введением в употребление новых материалов, таких как шелк и хлопчатобумажные материи, с переходом от использования одежд из шкур (наиболее древний тип одежды) к изделиям из луба, а впоследствии и из хлопчатобумажных материй.

Различные культурные влияния испытывали на себе айны в эпоху Кинсэй: влияние со стороны вадзин (в обиход айнов Хоккайдо вошла одежда из хлопчатобумажных и шелковых тканей, айны начали изготовлять одежду с широкими руковами), со стороны нивхов и народов Нижнего Амура (на Сахалине айны познакомились с одеждой материкового типа, стали широко использовать штаны, а в качестве материала для одежды - собачьи шкуры и рыбью кожу), со стороны алеутов и русских (в культуру курильских айнов была включена одежда из перьев и одежда русского покроя). Айны, в свою очередь, оказали зачительное влияние на одежду вадзин (среди вадзин широкое распространение получила одежда из хлопчатобумажной ткани и растительных волокон типа аттуси, украшенная традиционным айнским орнаментом).

Использование айнами таких атрибутов одежды, как пояса и наголенники, было обусловлено доминирующим положением в айнской одежде халатов.

7. Украшения.

Айнские украшения можно разделить на головные (серьги), шейные (ожерелья) и наручные (браслеты и кольца). Если серьги являлись и мужским и женским аксессуаром, то ожерелья, браслеты, кольца, а также пояса (с металлическими бляшками) – женскими.

Анализ бытования в айнской культуре ожерелий и серег показал, что изначально они выполняли культовые функции.

Прослеживается связь между формой айнских серег, браслетов и перстней и аналогичных артефактов малых народов Сахалина и низовьев Амура. Наиболее самобытным и архаичным айнским украшением является ожерелье с диском тамасай.

8. Предметы вооружения.

Исследование предметов вооружения и защитного снаряжения показало, что эта сфера материальной культуры айнов на Хоккайдо подверглась значительному влиянию со стороны вадзин, а на Сахалине и Курильских островах – со стороны народов низовьев Амура.

Влияние вадзин выразилось в том, что айны использовали изготовленные ими доспехи или отдельные их элементы. Айны Сахалина и Курильских островов сами изготавливали доспехи, сходные по конструктивным особенностям с нивхскими. Существует большая вероятность того, что курильские айны были знакомы также с доспехами камчадалов, алеутов, чукчей и коряков.

Кроме доспехов, айны получали от японцев фурнитуру мечей. Она применялась для производства собственных мечей.

На охоте и в боевых действиях айны применяли палицы с вставленными в них камнями, аналогичные палицам нивхов, а также луки, копья и мечи. Со временем мечи в айнской культуре утратили функцию боевого вооружения и превратились в культовый предмет.
1   2   3   4




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації