Поиск по базе сайта:
Материальная культура айнов ( XIII xix вв.): Историко-этнографическое исследование icon

Материальная культура айнов ( XIII xix вв.): Историко-этнографическое исследование




Скачати 469.69 Kb.
НазваМатериальная культура айнов ( XIII xix вв.): Историко-этнографическое исследование
Сторінка2/4
Соколов Андрей Михайлович
Дата конвертації16.10.2014
Розмір469.69 Kb.
ТипИсследование
1   2   3   4

Теоретическое и практическое значение исследования

Научное значение диссертации заключается в том, что её материалы должны помочь при исследовании ряда спорных вопросов, связанных с этнической историей айнов, японцев и ряда народов материковой части Восточной Азии. Они также могут лечь в основу обобщающих трудов по этнографии этих народов, спецкурсов по истории и археологии и, кроме того, оказать неоценимое значение при подготовке музейных экспозиций в этнографических музеях.
^ Апробация работы

Положения данной работы отражены в выступлениях на конференциях «Сибирские чтения» (МАЭ РАН, СПб, 2001), «Кюнеровские чтения» (МАЭ РАН, СПб, 2007).
^ Структура работы

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка, приложения и иллюстраций.
Основное содержание работы
Во введении дана общая характеристика работы, обоснована актуальность темы, определены объект, предмет, цель, задачи, методологические и теоретические основы исследования. Освещено современное состояние проблем айнской этнографии, установлена научная новизна, а также источниковая база диссертации.
Первая глава «Древняя история Хоккайдо и района Тохоку (Хонсю)» состоит из четырех разделов.
В п е р в о м разделе «Проблема этнической идентичности населения «северного» и «южного» ареалов японского архипелага» рассматриваются проблемы, связанные с историей зарождения айнской народности. Здесь приводится несколько гипотез относительно процесса формирования древнего населения Японских островов и происхождения айнов, а также дается краткая характеристика т.н. «доайнских» культур Дземон, Дзокудзёмон и Сацумон. Рассматривается вопрос о процессе заселения Японского архипелага и формировании т.н. культуры Дзёмон. Создатели этой культуры расселились по всей территории островов – от Рюкю до Хоккайдо. Их хозяйственный уклад был основан на охоте, рыболовстве и собирательстве. Наиболее ярко региональные отличия культуры Дзёмон проявляются в керамическом производстве.

В V - III вв. до н.э. с материковой Азии через Корейский полуостров в южные районы Японского архипелага проникли носители энеолитической культуры Яёй, которые и послужили подосновой формирования японского этноса. Вероятно, эти племена говорили на одном из языков алтайской группы, близком к тунгусскому, и были родственны обитателям Корейского полуострова. Они быстро смешались с представителями южных культур, но сумели распространить свой язык среди местного населения. Часть этих племен создали государство Ямато (III - VI вв.), ставшее центром консолидации японского этноса. После образования государства Ямато протояпонцы (вадзин) постепенно продвигались на север, осваивая новые территории и включая их в зону своего культурного влияния.

Что же касается протоайнов и тунгусов, то можно предположить, что они большей частью продвигались с севера, занимая области Курильских островов, Сахалина, Хоккайдо и северо-восточные районы Хонсю. История Хоккайдо не знала периода культуры Яёй. Здесь можно выделить два периода – Дзёмон (7700 лет - II в. до н. э.) и Дзокудзёмон (Эпидзёмон). Период Дзокудзёмон Хоккайдо датируется приблизительно II в. до н.э. - началом нашей эры и по VIII век.

Известно, что мезолитическая культура на Хоккайдо была высоко развита ещё до начала периода Дзёмон. Этническая принадлежность её носителей неизвестна. При внимательном сопоставлении культур Дзёмон и айнской можно обнаружить примеры, когда вторая наследовала традиции первой. Однако в целом связи айнов с культурами Дзёмон и Дзокудзёмон не очень выразительны.

Представляется наиболее вероятным, что культура айнов Хоккайдо окончательно сформировалась к XIII - XIV вв. в процессе интеграции ряда этнических общностей.

В зону северных владений айнов попали также Сахалин, Курильские острова и южная часть Камчатки. Айны северных и южных областей гряды Курильских островов относились к различным зонам культурного влияния, что можно проследить на примере некоторых образцов материальной культуры. Айны южных Курильских островов находились в большей степени под влиянием японцев, а с XVIII века стали испытывать значительное влияние и со стороны русских.

Во в т о р о м разделе «Хозяйственный уклад носителей культур Дзокудзёмон и Сацумон. Формирование региональных культур» рассматривается хозяйственый уклад древнего населения Хоккайдо, а также формирование региональных культур.

В период Дзокудзёмон на Хоккайдо происходило формирование культур Эсан и Эбэцу, основными видами хозяйственной деятельности которых являлись рыболовство и охота. Наряду с каменными и костяными орудиями использовались некоторые железные предметы.

Приблизительно во второй половине VIII - середине IX века на смену культуре Эбэцу пришла культура Сацумон. Каменные орудия вышли из употребления, уступив место железным. Для орнаментирования сосудов перестали использоваться верёвки. Стал изготовляться широкий ассортимент тонкостенных сосудов.

Носитили Сацумон занимались не только охотой и рыболовством, но и земледелием. Эпоха Сацумон характеризовалась изменением типов жилищ и притоком привозной продукции.

Культура Сацумон расширила свою территорию до северной части региона Тохоку о. Хонсю. В то же время на начало эпохи Сацумон приходится распространение на Хоккайдо захоронений курганного типа Кофун (III - VII вв.). Тем не менее, такой тип погребений исчез довольно быстро. Это указывает на то, что разделения на общественные сословия в обществе Сацумон не наблюдалось.

Приблизительно с VII по XII века на Хоккайдо, Сахалине и Курильских островах получила распространение охотская культура. Сацумон и охотская культуры существовали, взаимно обогащая друг друга. Предполагается, что охотская культура имела прочную связь с амурской культурой Маккацу. Она оказала значительное влияние на айнские культовые практики.

Сложным вопросом является то, с какого времени у айнов появилось этническое самосознание. Думается, что эпохой становления и консолидации айнского народа являются именно средние века, когда активизировались военные столкновения айнов с вадзин.

В т р е т ь е м разделе «Древние эмиси, эдзо, айны (проблема идентификации). Эмиси районов Тохоку и Хоккайдо в VIII-XII вв.» затрагивается вопрос определения понятий эмиси, эдзо и айны. Объектом исследования стали эмиси районов Тохоку (Северо-восток о-ва Хонсю) и Хоккайдо.

Наименование эмиси, в отличие, например, от айну, не является этническим. На сегодняшний день большинство японских исследователей определяет словом эмиси население северо-востока Хонсю, которое не подверглось в свое время влиянию со стороны культуры Яёй (III в. до н.э. – III в. н.э.), а в некоторых случаях, и население Хоккайдо. На Хоккайдо общество эмиси стало той основой (эдзо), на которой к концу эпохи Сацумон (XII - XIII вв.) стал формироваться айнский этнос.

Слово эмиси впервые встречается в Кодзики (712 г.). и в хрониках «Нихонсёки» (720 г.) в значении «варвары» или «восточные дикари». Инородцы эмиси не представляли собой однородного общества и имели довольно сложную организацию. В древних китайских хрониках и японских источниках фудоки этноним айну не фигурирует. Хронисты среди «варваров» выделяли цутигумо, кудзу, яцукахаги, а также нисимоно, равнинных и горных саэки, а также хита или хина. Представляется наиболее вероятным сопоставление с айнами лишь цутигумо-но хито, что является точным переводом айнского тойцисекуру («люди, живущие под землей»).

С древности между эмиси Хонсю и Хоккайдо существовали торговые отношения. Об этом свидетельствуют находки остатков культуры Кофун в районах Тохоку, и на южной оконечности Хоккайдо. Вероятно, в то время население, занимавшее область от Хоккайдо до Тохоку, разговаривало на праязыке айнов.

Согласно японским средневековым письменным источникам, население отдаленных регионов Тохоку и Эдзогасима нередко вызывало у вадзин ассоциации с чем-то демоническим. Использовавшиеся для обозначения населения этих районов наименования эдзо и эмиси выражали также негативное отношение к нему со стороны жителей центральных районов; при этом отрицательная оценка распространялась не только на аборигенов, но и на вадзин, проживавших в указанных районах.

С IX века употребление слова эмиси встречается редко, на смену ему пришло слово фусю: (яп. - пленник). Это отражало то, что в общественном сознании вадзин негативная оценка эмиси значительно уменьшилась.

Окончательное разрушение общества эмиси области Тохоку было связано с падением рода Фудзивара из О:сю: в конце XII века и установлением контроля над этими территориями бакуфу Камакура.

Что касается понятия эдзо, впервые это слово встречается в «Кондзякумоноготари» (сборнике древних сказаний Японии, созданном, предположительно, в первой половине XII века). В нем представитель рода Абэ называется предводителем эбису. Здесь же указывается на то, что к фамилии Абэ относились т.н. «эдзо глубинных районов страны». Таким образом, понятия эбису и эдзо были разделены. Вероятно, слово эдзо в отношении населения Муцу, Дэва (Тохоку) и Хоккайдо употреблялось дифференцированно. С одной стороны, оно обозначало народ, именовавшийся также фусю:, с другой стороны - носителей культуры Сацумон. При этом, несомненно, имелась значительная разница между эмиси, которые способствовали развитию на Хоккайдо культуры Сацумон, и эмиси Тохоку, ставшими земледельцами и скотоводами. В целом же в средние века население на границах государства кокка (т.е. государства, живущего по письменно зафиксированному закону) и за его пределами, от востока и до севера, осознавалось как эдзо.

Если говорить об эмиси (эдзо) Хоккайдо, то в начале XIV века на острове существовали три группы населения – хиномото, карако и ватарито. Скорее всего, хиномото являлись жителями восточной части Хоккайдо, а карако – западной, со стороны Японского моря. Возможно, первые имели отношение к населению Курильских островов, а вторые – к Сахалину и прибрежным районам. О ватарито известно, что областью их проживания являлась южная оконечность Хоккайдо, а опорные пункты находились в Усорикэси (старое название Хакодатэ) и Матоумай (Мацумаэ). Ватарито обычаями и внешним видом во многом походили на вадзин, тем не менее, в их обычаях усматривались и характерные айнские черты.

Представление вадзин о том, что эдзо являются айнами, сложилось, видимо, в эпоху Кинсэй (1604-1868). Наиболее ранние сведения, согласно которым айны называли остров Эдзогасима – «Айнумосири» (следовательно, идентифицировали себя собственно с айнами), относятся лишь к концу XVI века. Первое упоминание слова айно с японской стороны встречается в «Хоккайдзуйхицу» (1739 г.). Здесь ему придавалось значение «почтенный», «уважаемый». Затем айно было зафиксировано в отчете по обследованию Эдзо Сато Гэнрокуро (1786 г.).

С начала XIX в. термин айно в отношении аборигенов Хоккайдо стал преобладающим. После того, как исследователь айнского языка Д. Бечелор предложил более правильное произношение айну, последнее закрепилось в обиходе. Можно предположить, что в среде самих айнов, в зависимости от региона, были те, кто называл себя айну, и те, кто именовался айно.

В ч е т в е р т о м разделе «Проблема становления айнской культуры» речь идет об истории становления айнской народности. Верхние временные границы определяются XIII веком, т.е. заключительным этапом эпохи Сацумон (VIII - XIII вв.).

Культура айнов Хоккайдо окончательно сформировалась в процессе интеграции локальных культур. Одним из важных критериев здесь стали отход от массового производства и использования керамической продукции, а также смена печей камадо очагами ро, которые стали занимать в устройстве жилищ того времени главенствующее место. Необходимо также отметить, что, по мнению японских учёных, в эпоху Сацумон зарождался айнский эпос юкара. Следует обратить внимание на антропологический облик айнов. Он имеет признаки, общие с южными монголоидами, американоидами, праалеутами, пракоряками и рядом групп «неклассических монголоидов».

Становление айнской культуры происходило под сильным влиянием культурных традиций населения Сибири. Многие предметы материальной культуры, обычаи, культовые практики и язык айнов имеют северную «окраску». В айнских погребальных обрядах выявляется и китайско-маньчжурское влияние (скорее всего, опосредованное через нивхов). Возможно, межкультурные контакты имелись между айнами и народами крайнего северо-востока Азии – чукчами, эскимосами, алеутами.

Разделяя мнение большинства исследователей, диссертант полагает, что временем формирования айнской народности был рубеж XII - XIII вв. Эпоха Кинсэй, немотря на начавшийся в XVII в. процесс ассимиляции айнов японцами, характеризовалась расцветом айнской культуры. В новейшее время айнский этнос начал утрачивать многие самобытные черты и практически полностью влился в состав японского.
^ Вторая глава работы «Важнейшие аспекты материальной культуры протоайнов (эпоха Дзёмон – период формирования айнской культуры)» состоит из двух разделов. Она посвящена анализу древних образцов материальной культуры, предшествовавших айнским.
В п е р в о м разделе «Древние культуры Хоккайдо - Дзёмон и Дзокудзёмон» даётся анализ древних жилищ и погребений, рассматривается керамика, а также каменные, костяные, деревянные, тканые и плетёные изделия.

Жилища культуры Дзёмон разнообразны по конструкции и планировке. Известны как наземные дома, использовавшиеся, в основном, летом, так и полуземлянки (яп. - татэана «отвесная яма») – для зимнего времени года. Очаг располагался по центру; в некоторых жилищах было по нескольку очагов. Древнейшие татэана Хоккайдо датируются 8 - 7 тыс. лет до н. э. Они строились в течение всей эпохи Дзёмон. В позднем Дзёмон их число резко сократилось.

Погребения Дзёмон демонстрируют отсутствие унификации, что указывает на разнообразие представлений о загробной жизни. Захоронения бывают как коллективные (чаще), так и индивидуальные. Они существенно различаются по положению костяка и его ориентации по сторонам света, а также по способу погребения (в земляных ямах, в раковинных кучах, в керамических сосудах. Имеется ряд деталей, которые могут указывать на параллели с айнской культурой – находки угля и бересты, обнаруженные в засыпке могильных ям Дзёмон, напоминают айнский обычай хоронить ночью.

Наиболее полно древние эпохи характеризуют керамические сосуды, поэтому в диссертации подробно рассматривается область их распространения (выделяются некоторые зоны с устойчивым культурным своеобразием, в частности, Хоккайдо и северо-восточная часть Хонсю).

Керамика Дзёмон юго-западной части Хоккайдо имеет много общего с керамикой южного Хонсю и, по-видимому, в целом принадлежит единой культурной области. В керамике же северо-восточной части Хоккайдо прослеживается влияние материковых неолитических культур Приамурья, Приморья и Кореи. В целом в развитии и трансформации керамических сосудов на Японских островах обнаруживается определенная преемственность.

Кроме керамических сосудов, в памятниках Дзёмон обнаруживаются фигурки догу. На Хоккайдо имелись единичные захоронения догу в особых ямках. Обнаруживается параллель с айнской культурой (захоронение небольшой статуэтки вместо тела человека, который погиб в результате несчастного случая, но не был обнаружен).

На Хонсю и Хоккайдо встречаются керамические маски. Предполагают, что их прототипом были маски из кожи, использовавшихся в ещё более отдаленные времена во время человеческих жертвоприношений. Одна из масок напоминает деревянную маску айнов Курильских островов.

На Сахалине самые ранние образцы керамики обнаруживаются в северной части острова и датируются 4 – 3 тыс. до н. э. Установлено, что эта керамика имеет непосредственное отношение к охотской культуре. Выявляются связи охотской культуры с неолитическими поселениями северного Сахалина, а через них и с культурами Нижнего Амура. Археологические находки дают основание предположить, что охотская культура, распространившаяся и на Хоккайдо, берёт своё начало от культур Сахалина.

В памятниках Дзёмон кроме керамики встречается каменный инвентарь: наконечники стрел и копий, ножи, топоры, мотыги, каменные жезлы сэкибо, тарелки, грузила для сетей, а также бусы из нефрита и змеевика. Часть этой каменной продукции получила в дальнейшем распространение и развитие в айнской среде.

На Хоккайдо, Сахалине и Курильских островах, каменные орудия – топоры, ножи, а также наконечники стрел продолжали использоваться аборигенами в эпоху Дзокудзёмон, Сацумон и более позднее время. Это объясняется главным образом отсутствием навыков изготовления железа и дороговизной привозной продукции.

Значительный интерес представляют костяные и роговые изделия, большей частью – из костей кита и ластоногих, рогов и костей оленя, а также акульих зубов.

Важное место в быту носителей культуры Дзёмон занимали изделия из дерева и лака. Лакировались изделия деревянные, плетёные, а также текстиль.

Фрагменты изделий из текстиля на японских островах встречаются в памятниках начального периода Дзёмон (около 8 тыс. лет до н.э.). Скорее всего, на протяжении всего Дзёмон одежда из текстиля играла не менее важную роль, чем изделия из шкур.
Во в т о р о м разделе «Переход от культуры Дзокудзёмон к Сацумон» рассмотрены изменения, происшедшие в материальной культуре населения Хоккайдо.

В период Сацумон на Хоккайдо продолжали сооружаться и полуземлянки, и наземные жилища, однако число последних, по сравнению с первыми, возросло. Полуземлянки стали принимать в основном квадратную форму, в их внутреннем устройстве наметился переход от печей камадо к очагам ро.

Существенные изменения произошли в типах грунтовых захоронений. В эпоху Сацумон начинают встречаться прямоугольные в плане могилы, что отражает распространение в погребальном обряде Хоккайдо традиций синтенсо: (погребение, при котором тело умершего находится в вытянутом положении). Очевидно, это происходило под влиянием с Хонсю.

В повседневной жизни носителей культуры Сацумон важное место, так же как и в предшествующую эпоху, занимала керамика, но ее изделия обнаруживают значительные отличия от керамики предшествующей эпохи. Появляются зачатки упорядоченной системы керамики доки, на основе которой сформировались традиции Сацумон. Это касается прежде всего комплекса сосудов ко:хоку (развившегося на основе керамики эбэцутай). Некоторые из подобных сосудов украшены рисунком, напоминающим традиционный тип айнского орнамента. На смену керамике ко:хоку пришла эпоха посуды хокудай. На этой стадии получил развитие неорнаментированный тип - скорее всего, орнамент в то время перешёл уже с керамики на одежду и утварь. На заключительной стадии эпохи Дзокудзёмон сосуды хокудай южной и западной части Хоккайдо испытали влияние посуды хадзики северного Тохоку.

В целом можно сказать, что благодаря распространению сосудов хадзики, на Хоккайдо была утрачена традиция Дзокудзёмон. На смену ей пришла культура Сацумон. На сосудах доки Сацумон формы асабати (мелкая миска) и такацуки (сосуды на ножке с поддоном) встречаются знаки, аналогичные айнским клеймам синэитокпа (знаки предков), помещавшимся на деревянную продукцию. Скорее всего, знаки являлись печатями, отмечавшими особые сосуды, использовавшиеся для проведения обрядов.

Упрощение форм и декора сосудов доки на заключительном этапе культуры Сацумон произошло из-за распространения железных котелков с ушками внутри. Носители культуры Сацумон изготовляли керамические аналоги железной продукции с Хонсю (этот процесс имел место в период XIV - XV вв, вплоть до XVI в.), а также пользовались готовыми железными изделиями. Кроме этого, котелки изготовлялись в южной части Камчатки, на Курилах, Сахалине с середины XVII по первую пол. XIX века.

Использование на Хоккайдо котелков со специфическими ушками указывает на переход от печей камадо к очагу ро. Вероятно, на этом фоне проходило становление айнских верований в отношении очага (апэой) и огня.

Носители культур Дзокудзёмон и Сацумон продолжали использовать костяные рыболовные крючки, гарпуны, а также наконечники стрел, иглы и различные предметы быта. Переход от культуры Сацумон к айнской наглядно демонстрирует процесс трансформации гарпунов.

В эпоху Сацумон важное место занимала деревянная продукция. Имеется археологический материал, включающий несколько десятков предметов деревянной утвари: выдолбленные, согнутые из дерева, а также изготовленные из коры. Многие из них находят аналоги в айнской утвари.

Связь между носителями культуры Сацумон и айнами подтверждают предметы рыболовства. Это деревянные запруды (изгороди), напоминающие айнские тэс, деревянные гарпуны, а также гарпуны с металлическим крюком типа марэк.

В эпоху Сацумон на Хоккайдо встречаются фрагменты долблёных лодок, которые типологически напоминают айнские.

При изучении становления айнской культуры важным вопросом является проблема распространения на Хоккайдо железа. В эпоху Сацумон фиксируется распространение кузнечного дела уровня вторичной обработки металла. Неудивительно, что металлические изделия получили в это время более широкое распространение, нежели в предшествующий период.

Археологические раскопки памятников Сацумон позволяют очертить круг категорий железной продукции. Большую часть составляют мечи и небольшие ножи, встречаются также наконечники стрел, топоры, серпы, мотыги, иглы, кольца, а также различного рода металлическая арматура.

Импортная металлическая продукция из памятников Сацумон представлена также сосудами буддийского культа, шлемами, наконечниками копий, зеркалами и котелками.

Интерес представляют находки тканых, плетёных и вязаных изделий. Очевидно, чтопредставители культуры Сацумон занимались этими видами ремесла.

Тщательное изучение изделий времени перехода от культуры Дзокудзёмон к Сацумон позволило выявить ряд важных аналогов в айнской культуре нового времени (эпоха Кинсэй), что даёт основание говорить о прямой преемственности культур Сацумон и айнов. Наиболее веские доказательства были получены при анализе керамики. При сравнении керамических сосудов эпохи Сацумон с продукцией айнов сходные черты обнаруживаются не только в форме, но и в орнаменте, и технологии. Наличие в археологических памятниках Дзокудзёмон и Сацумон изделий из растительных волокон указывает на традицию бытования на Хоккайдо одежд типа айнских аттуси – приблизительно с конца Дзокудзёмон.

Металлические изделия, в первую очередь железные, указывают на торговые связи между вадзин и эмиси. Они послужили предпосылкой зарождения таких прочных торговых отношений, когда стал возможен ввоз на Хоккайдо большого количество лаковой и железной утвари для сбыта ее айнам.
1   2   3   4




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації