Поиск по базе сайта:
Семейно-бытовые обряды и обычаи башкир Степного Заволжья (этнографическое исследование башкирских деревень Саратовской области) icon

Семейно-бытовые обряды и обычаи башкир Степного Заволжья (этнографическое исследование башкирских деревень Саратовской области)




НазваСемейно-бытовые обряды и обычаи башкир Степного Заволжья (этнографическое исследование башкирских деревень Саратовской области)
Сторінка3/3
Фаттахова Тамара Даяновна
Дата конвертації16.10.2014
Розмір0.52 Mb.
ТипИсследование
1   2   3
§ 1. Обряды, связанные с охраной покойного. Отношение саратовских башкир к смерти можно считать прагматичным: смерть – неизбежное событие, завершающее жизненный путь человека, длительность которого определяет Всевышний: «Башкиры утверждают, что при рождении каждого человека в книге судеб назначается число дней, которое он должен прожить, и количество пищи, нужное ему для употребления. Первое называется абжаль, а последнее – нафяка. Если умирает кто-нибудь из башкир, обыкновенно говорят о нем: абжаль его исполнилась и нафяка кончилась». Распространено так же мнение, что смерть человека – кара за его грехи при жизни. Согласно анимистическим воззрениям, смерть связана с потерей души – дыхания «йән» и перемещением души – сознания «рух» в потусторонний мир, иногда эти два понятия сливаются в одно «әруах» (дух, душа), иногда взаимно заменяют друг друга. Генезис понятия души в двух ее проявлениях восходит к первобытной вере.

Факт наступления смерти в башкирском языке обозначался выражениями: «үлде», диал:. «китте», «үтте», «ҡайты», что означает «ушел», «перешел», «вернулся», имеется в виду в загробный мир. Смерть молодых людей и детей воспринимается как безысходное горе («ҡайғы»).

Существует ряд примет-предвестников смерти: вой собаки, строительство гнезда совой недалеко от дома, сны с определенными сюжетами (строительство жилища, гашение огня, выпадение зуба), «караван», «повозка», «машина» – проводники в иной мир. По поверью, в прошлом башкиры видели, как за ними приходила смерть – ангел смерти Азраил. Как древний реликт ныне сохранился обычай занавешивания зеркал, стекол, экрана телевизора в помещении у смертельно больного человека, чтобы в них не отразился лик ангела смерти. В настоящее время сохранилась традиция посещения тяжелобольного человека, находящегося дома или в больнице, суть которой – прощание, духовная поддержка, возможность человеку высказать свое завещание («васыят»).

Над человеком, находящимся при смерти, совершаются особые обряды: умирающего (будь то мужчина или женщина, взрослый или ребёнок) кладут на спину или на бок таким образом, чтобы ступни его ног были обращены в сторону Мекки. Умирающему читают суру «Ясин» – мусульманскую отходную молитву и смачивают губы водой, чтобы мифический дьявол, сатана Иблис непременно не воспользовался агонией и не предложил человеку за глоток воды отказаться от «имана» (мусульманской веры). Умирающему желают: «Иманың юлдаш булһын» («Да пребудет с тобой Иман»).

Через полчаса-час после наступления смерти над умершим совершается ритуал «Ризалыҡ алыу» («Получить согласие» на отделение умершего от живых сородичей): покойника укладывают на пол в лицом к Мекке, вытянув руки вдоль тела, закрывают глаза, голову покойника перевязывают платком, подсовывая этот платок под подбородок, и подвязывая челюсть. Перевязывают платком ноги, привязывают друг к другу большие пальцы ног. Поверх одежды на грудь умершему кладут пачку соли, чтобы не пучился живот, накрывают белой простыней или куском белой материи. Поверх куска белой ткани на покойника кладут ножницы острым концом вниз для отпугивания злых духов. В обязательном ночном бдении при охране умершего участвуют пожилые люди. Сохраняется строгий запрет на оплакивание покойного, что связано с представлениями о сложности пути в загробный мир. Запрещается приветствие сородичей традиционным рукопожатием, уборка жилища, приготовление и прием пищи.

§ 2. Подготовка к погребению. Подготовка умершего к погребению, это одна из самых сложных стадий традиционной похоронной обрядности башкир, которая требует специальных знаний и практического опыта.

К подготовительным обрядам и ритуалам относят: порядок рытья могилы («ҡәбер») и могильной ниши («ләхет»), регламентированную церемонию хождения за водой для обмывания умершего, окуривание помещения с дезинфицирующей целью и для отпугивания злых духов (разогревают на сковороде высушенные семена гвоздики), ритуал кройки и шитья савана, ритуал полного завершающего омовения («камил тәрәһәте»), облачение тела покойника в саван («кәфенләү»). Все эти обряды и ритуалы осуществляются под руководством муллы или абыстай (знающей Коран женщины) и когорты людей – «служителей мертвых».

§ 3. Проводы покойного. Считается, что соблюдение всех норм проводов покойного должно способствовать невозвращению души умершего и ограждению здравствующих сородичей от возможного нанесения ею вреда. Вынос тела к месту захоронения предваряют прощальные обряды: «дәур итеу» (искупление грехов), «тәһлил әйтеу» (возвеличивание Аллаха), «доға ҡылыу» (обращение к Аллаху с просьбой принять умершего в иной мир). Поверх савана покойника заворачивают в большой ковер «ҡабык», полотенце длиной 10 метров (чаще вафельное белое полотенце) разрывают руками на 3 части и в трех местах (над головой, в поясе, под ногами) покойника «ҡабык» перевязывают. Покойника выносят во двор и над ним читают молитву «йыназа» – религиозное отпевание (панихида, заупокойная на имя самого покойника), что означает, умерший уже не является членом данного социума, он получает свое жилище и не должен возвращаться к людям. При чтении «йыназа» муллой четко произносятся полное имя покойника и имена его родителей. Если умер безымянный ребенок, без прочтения «аҙана», «йыназа» читается на имя «Абдулла» для мальчиков, для девочек на имя «Фатима» или «Гайша». После «йыназа» «ҡабык» с телом умершего укладывают на деревянные или лубяные носилки – «йынаҙа ағасы», состоящие из двух длинных жердей с несколькими поперечными перекладинами и несут на кладбище головой вперед.

В момент отправления похоронной процессии на кладбище, «мәйет хужаһы» (хозяин покойника) раздает всем присутствующим «хәйер» (подаяние) – носовые платочки, полотенца, платки – символ разрыва покойника с социумом. До захоронения необходимо принести религиозный дар земле – обряд «гүр саҙаҡаһы» (могильное подаяние), или «ер хаҡы» (стоимость земли), в составе которой обычно живая курица и пара обуви. По поверью, живая курица своими поклонами может выкупить стоимость земли для покойника, а глубокие кожаные галоши якобы необходимы покойнику для перехода по религиозному мосту через чистилище над огнем «сират күпере». После выноса покойника тщательно начинают обмывать весь дом и вещи умершего. Женщины и дети провожают покойника на окраину села, говорят: «Бәхил бул», «Риза булып кит», «Саләм әйт» («Прощай, уходи смиренным, передавай привет»).

§ 4. Захоронение покойника. Захоронение покойника на башкирском языке терминологически обозначено выражением «ерләу» – как возвращение человека земле в кладбищах («зыярат»). Считается, что земля кладбища обладает притягательной силой, из-за чего существует негласный запрет на произношение слова «зыярат», а о самом кладбище принято говорить иносказательно. Выкопанная могила охраняется. Похоронное шествие мужчин, приблизившись к воротам кладбища, останавливается для громкого приветствия мертвых: «Ғәммәттән» (досл:. нарушение покоя мертвых по причине печали, скорби). Носилки с покойником устанавливаются у края вырытой могилы, вокруг которой мужчины садятся на землю кругом, мулла читает молитву, затем трое мужчин спускаются в могилу и принимают покойника в свои руки. В могильной нише под голову покойного в виде подушки кладут сухие листья, стружку или землю. Укладывают умершего на спину или на правый бок лицом, обращенным на юг. Нишу могильной ямы обкладывают досками и толем. У изголовья покойника устанавливают бревенчатый столб. В могилу первую горсть земли бросает мулла, затем родные и все остальные. Могильный холм обкладывается дёрном («кәҫ менән»). В прошлом в изголовье могильного холма ставили каменную плиту. На ней резьбой или долблением наносили тамгу – знак родовой принадлежности или высекали имя умершего, дату рождения и смерти, изречения из Корана.

После погребения умершего все мужчины усаживаются вокруг могильного холмика, мулла прочитывает 67 суру Корана, чтобы умерший мог правильно отвечать на вопросы допрашивающих ангелов. После молитвы наступает предписанная шариатом раздача милостыни («хәйер») деньгами, полотенцами, платками, кусками материи.

Процесс захоронения покойника регламентирован полуденной молитвой «өйлә» (до 13ч. 30 мин., время местное). Затем все отправляются в дом умершего, так как существует обычай встречать участников похорон и ловить их взгляд. Существует поверье, что после взгляда на покойника у человека тускнеют глаза («күҙ нуры юғала»), а при встрече с участниками похорон блеск глаз у человека якобы восстанавливается.

§ 5. Поминки. Соблюдение обрядов поминального цикла в традиционном понимании призвано способствовать достижению душой покойного «иного» мира, благополучному поселению в нем и налаживанию постоянной взаимосвязи с живыми. Обязательные поминки проводятся на 3-й, на 7-й, на 40-й, на 51-й, 100-й день после смерти человека и завершаются годичными поминками. Однако поминальная трапеза может быть организована во время праздника жертвоприношения – «ҡорбан байрамы».

Главным поминальным блюдом у башкир считалась «жәймә» («йәймә») – тонкие лепешки на сале из пшеничной муки и «бутҡа» – пшеничная каша на молоке. Главным в приготовлении угощений – «создание жаренного сковородного запаха» («таба еҫе сығарыу»). Существовало поверье, что такой запах отгонял злых духов и помогал умершему отвечать на вопросы допрашиваемых ангелов. С этой целью жарили лепешки или просто растапливали масло, а там, где сковородами не пользовались, угощения варили или жарили в котлах. Поминальную пищу обязательно должен был попробовать каждый, а если не мог все съесть, уносил с собой, чтобы не обрекать покойника на голод на том свете.

У саратовских башкир в настоящее время необходимо соблюдать следующие правила: в четверг после обеда нужно подавать «хәйер» о поминовении умерших предков; не выполнять работу, связанную со стиркой белья, мытьем полов, т.е. выливанием грязной воды, калитку – вход во двор оставлять без засова. В пятницу с утра необходимо поставить сковороду на огонь и довести масло до кипения, чтобы появился в доме запах жареного масла. Считается, что несоблюдение традиции угощения души покойного может спровоцировать нанесение ею вреда, влекущего болезнь, убыток, смерть одного из родственников. Поминки сопровождаются чтением мусульманских молитв, совершением подношения свежеприготовленной мясной пищи жертвенного животного, одариванием родных и близких умершего наплечной одеждой, кусками материи, платками, полотенцами, символизирующими одновременно связь и разрыв с умершим, подаянием милостыни деньгами («хәйер»).

В Заключении сформулированы основные итоги диссертационного исследования.

Семейно-бытовые обряды башкир Саратовской области, как и любого этноса, имеют многовековую историю, истоки которой восходят к глубокой древности. Они представляют собой сложную систему, связанную с традиционным мировоззрением и родовой организацией: все населенные пункты саратовских башкир возникли на территории их родовых кочевий и этнически однородны. Несмотря на длительное проживание в инокультурной среде и трансформационные процессы, изучаемая группа башкир сумела сохранить константы обрядовой культуры, единство исполнения обрядов жизненного и календарного циклов, в которых органично переплелись язычество и ислам.

Изучение обрядов жизненного цикла у саратовских башкир позволяет сделать заключение о том, что они связаны с изменением социального статуса человека в течение жизни: рождением (родильные обряды), взрослением (пубертатные обряды), вступлением в брак (свадьба), смертью (погребение). Обряды жизненного цикла – основной вид переходных обрядов, фиксирующих переход человека или его инкорпорацию в новую социальную группу, а также приобретение другого социального статуса, способствуют его социализации (обучению ребенка жизни в обществе), инкультурации (срастанию с родной культурой).

Родильная обрядность моделирует начало жизненного цикла человека, определяет вектор развития его физических и духовных сил. Дородовый цикл характеризуется сохранением традиционных представлений о подателях души ребенка, причинах бездетности, что обусловило наличие многочисленных способов лечения от бесплодия. Поведение беременной женщины регламентировалось системой привилегий и запретов, направленных на благополучное зачатие, вынашивание и рождение здорового ребенка, основанных большей частью на принципах контактной, имитативной и парциальной магии. Традиционные родильные обряды призваны были облегчить родовой процесс для роженицы, для ребенка и представляли собой комплекс рациональных (практических) и иррациональных (магических) приемов и охранных мер. Способы захоронения последа и действия с пуповиной, действия повитухи по родовспоможению базируются на представлении о коммуникации с потусторонним миром и возможности воздействия на него на сакральном уровне.

Послеродовый цикл характеризуется действиями, направленными на сохранение жизни матери и новорожденного, предохранение их от болезней, сглаза и воздействия вредоносных сил. Способы ухода за младенцем и сегодня имеют практическое значение, в образе питания матери и ребенка после родов сохраняется традиционный рацион питания: ребенок вскармливается грудным материнским молоком, а мать питается мясным бульоном, молочным чаем. Социализация новорожденного маркируется наделением его жилищем (колыбелью), именем, разрезанием пут, обрезанием, что должно способствовать его дальнейшему благополучию.

Свадьба – это совокупность обрядов и обычаев, через которые совершается заключение брака – рождение новой семьи, воспроизведение потомства, изменения статусов жениха и невесты, изменение круга прав и обязанностей молодых супругов, укрепление материального достатка семьи. В основе свадебной обрядности башкир, в том числе и саратовских, достигнута определенная симметрия, что сопровождается символическим противоборством и соперничеством двух изначально чужеродных сторон, в которое вовлечены все представители рода. На этом этапе обряда совершается основное пространственное перемещение: невеста перемещается из «своего» в «чужое», а жених проделывает круговой путь «свое» > «чужое»> «свое». Перемещение в реальном пространстве приобретает в контексте ритуала особый смысл – переход в новый статус: невесты в ранг замужней женщины, а жениха в статус законного мужа.

Изучение свадебной обрядности саратовских башкир в конце XIX-XX вв. показывает, что трансформационные процессы в них связаны с отдаленностью проживания изучаемой группы башкир от основного этнического ядра, «советизацией», насаждением гражданской обрядности. В результате изменилась ее структура, некоторые обряды исчезли, объединились, модернизировались, формируя этническое своеобразие и сохраняя общеэтническую модель.

Погребальная обрядность оформляет завершение жизненного цикла человека и призвана способствовать благополучному переходу в «иной» мир. Проведенное исследование показало, что погребальные обряды саратовских башкир представляют собой синтез сохранившихся домусульманских и мусульманских представлений. Ислам затронул обряды омовения и облачения в саван, регламентировал неукоснительный поворот умершего на Мекку, а также порядок подготовки могильной ямы и ниши в ней, что у саратовских башкир и понималось как мусульманский обрядом.

Сложность и неоднородность похоронно-погребальных и поминальных обрядов являются, с одной стороны, следствием крайней консервативности самой природы этих обрядов, а с другой, преемственностью данных традиций изустно и на практике передававшихся из поколения в поколение.

Поминальный цикл характеризуется сохранением представлений о культе предков, которые выражаются в обычае кормления души покойного, задабривании ее во избежание действия притяжения, в чтении различных благопожелательных молитв, что основано на вере в загробную жизнь, взаимосвязь живых с душами умерших сородичей и их покровительстве на сакральном уровне.

В настоящее время в обрядах жизненного цикла у саратовских башкир четко прослеживаются следы древнейших культов: тотемного животного волка (в особом отношении саратовских башкир к собаке), предков, плодородия, животных и птиц, символика очага, символика порога, солярная символика. Национальный колорит традиционным обрядам жизненного цикла придают ритуальное угощение и чаепитие: сакральное значение молочных продуктов, жира, меда, мяса жертвенных животных. Раздача на обрядовых торжествах и поминальных трапезах наплечной одежды, кусков материи, платков, полотенец, нитей, одновременно связывающих и разрывающих членов социума, подаяние милостыни («хәйер»), значимость которых наиболее ярко проявляется в переходных ситуациях и указывает на них как на доминантные символы культуры.

Сравнительный анализ обрядов жизненного цикла саратовских башкир с обрядами жизненного цикла тюркских народов (казахи, татары, киргизы, узбеки) показывает сохранение в их традиционной культуре древнетюркской основы и свидетельствует о древних исторических этнокультурных контактах башкир Степного Заволжья с тюркскими народами Средней Азии, Казахстана и Сибири.

^ По теме диссертации опубликованы следующие работы:
Статьи, опубликованные в ведущих научных журналах и изданиях, утвержденных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации:

1. Фаттахова Т.Д. Семейно-бытовые обычаи и обряды у саратовских башкир, связанные с первым годом жизни ребенка. // Вестник Челябинского государственного университета. 2011. №9 (224). История. Вып. 44. С. 10-13.

2. Фаттахова Т.Д. Традиционные родильные обряды у саратовских башкир. // Вестник Челябинского государственного университета. 2012. № 7 (261) История. Вып.49. С. 13-20.

Публикации в других научных изданиях:

3. Фаттахова Т.Д. Штрихи к этнокультурному портрету // Бычков Ю.И., Рашитов Ф.А. Башкиры на Камелике: историко-этнографические очерки. Саратов: Торгово-промышленная палата Саратовской области, 2006. – 240 с. С. 47-58.

4. Фаттахова Т.Д. Традиционные представления саратовских башкир о смерти // Проблемы этногенеза и этнической истории башкирского народа: материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 70-летию С.Н. Шитовой, Уфа, Гилем, 2006. С.165-169.

5. Фаттахова Т.Д. Народная мудрость женщины // Феномен Евразийства в материальной и духовной культуре, этнологии и антропологии башкирского народа. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, проводимой в рамках разработки 7-томного издания «История башкирского народа» (Уфа-Сибай, 27-29 мая 2009 г.). Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2009. С. 250-252.

6. Фаттахова Т.Д. Уровень сохранения башкирского языка в Саратовской области // Городские башкиры: проблемы языка и демографии. Материалы VI Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной III Всемирному курултаю башкир. Уфа, 2010. С. 269-275.

7. Фаттахова Т.Д. Свадебные обряды саратовских башкир: сохраняемость во времени // Духовная культура народов России. Материалы заочной Всероссийской научной конференции, приуроченной 75-летию доктора филологических наук Фанузы Аитбаевны Надршиной. Уфа. Гилем. 2011. С. 435-445.

8. Фаттахова Т.Д. Поминальные обряды у саратовских башкир // Этногенез. История. Культура: 1 Юсуповские чтения. Материалы Международной научной конференции, посвященной памяти Рината Мухаметовича Юсупова. г. Уфа. 17-19 ноября 2011 г. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. С. 304-307.

9. Фаттахова Т.Д. Обряд «Ҡыҙыл туй» у саратовских башкир // Труды Института истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН. Вып. V. Уфа: ИИЯЛ УНЦ РАН, 2011. С. 290-301.



1   2   3




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації