Поиск по базе сайта:
Электронная газета юук №8(10) 2010 год icon

Электронная газета юук №8(10) 2010 год




Скачати 133.98 Kb.
НазваЭлектронная газета юук №8(10) 2010 год
Дата конвертації15.08.2014
Розмір133.98 Kb.
ТипДокументи

c:\documents and settings\администратор\мои документы\музыкальный отдел\материалы встречи муз.руководителей. курсы-2008\music_logo.jpg


Музыка - прекрасный способ успокоить ребенка в возрасте до одного года. Известно, что музыка может утихомирить даже дикое животное. Есть звуки, которые справляются с этим лучше всего - это звуки природы и, так называемый, белый шум.


Электронная газета ЮУК №8(10) 2010 год




«... Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что существование музыки в условиях рынка, при внешнем стилевом многообразии, не привело к достаточно равномерному и пропорциональному соотношению в музыкальном кругозоре молодежи основных звуковых «пластов»: классики, фольклора и эстрады. Коммерциализированная эстрадная музыка вытеснила со сцены практически все другие виды, которым для выживания пришлось приспосабливаться к новым условиям нового звукового лидера – поп-музыке. Отсюда, постмодернистский звуковой коллаж смешения стилей и жанров. Изменить соотношение в пользу высокой и традиционной музыки способна только разумная художественная политика со стороны взрослого мира, заинтересованного в сохранении этих ценностей».



ВНИМАНИЕ! Важное исследование:
^

Музыка как элемент
социализации молодежи



Главными источниками музыкальной информации для молодежи являются электронные СМИ (всегда устойчивый показатель в опросах – две трети молодых людей в возрасте до 25 лет). Другим важным информатором становятся сверстники (44,7% всех опрошенных получают музыкальную информацию от друзей, у школьников статистические данные значительно выше – 57,1%). Что же касается традиционных источников: театральных, филармонических, музыкально-образовательных учреждений города, то их влияние незначительно (9,7%). Это свидетельство того, что музыка становится независимым каналом коммуникации молодых. Обмен мнениями между ровесниками ведет к осмыслению музыкальной информации, затем, через представления референтной группы, эти установки активно влияют на музыкальный кругозор молодого человека. Содержание музыкальной информации молодежь черпает из радио-, телепередач и Интернет-сайтов. Музыкальные трансляции по радио для молодых предпочтительнее, так как их вкусы ориентированы на любимые и часто звучащие произведения, реже – на новые сочинения. Серьезную конкуренцию музыкальному радиовещанию составляют только индивидуальные прослушивания музыки на личной звуковоспроизводящей аппаратуре, в основном – компьютере. В слуховом багаже респондентов музыкальные записи превалируют над «живым» звуком. Итак, познавательная функция музыки сегодня напрямую связана с техническими средствами ее трансляции; а поскольку данные источники информации имеют чисто коммерческий характер, то и содержание музыкальных интересов молодежи зависит от рынка музыкальной продукции. Это всегда модный «товар» массовой музыкальной культуры. Значительный объем музыкальной информации молодежь черпает в общении со сверстниками. Сопоставим степень влияния на формирование музыкальных установок молодежи этого важного внеинституционального фактора с действием других источников социализации. Близкие друзья – постоянная среда функционирования музыкальной информации в молодежном кругу (сообщили 80,4%), индивидуальное домашнее прослушивание значительно уступает – 37,9%. Вместе с родными музыку слушают немного (11,3%). Взрослея, потребность в музыкальном наставничестве со стороны родителей испытывают только девушки, юноши стремятся скорее замкнуться в собственном звуковом мире. Около трети респондентам безразлично с кем, и как слушать музыку. Воспринимая ее как фон, сопровождающий развлечение, не важно кто в данный момент окажется советчиком. В семейном быту музыка функционирует как эмоциональный компенсатор, без нее не обходится ни одно домашнее торжество. Чаще она исполняется в записи, но музицирование все еще живо (27,3% исполняют музыкальные произведения лично, или вместе с родными). Что звучит? В основном, эстрадные и народные песни. Редко кто играет на классических музыкальных инструментах, иногда используется для музицирования синтезатор. Считается, что это занятие, повышает их престиж в глазах сверстников. Таким образом, можно говорить о частичном сохранении семейного бытового музицирования, но в традиционном смысле этого слова, оно уходит из жизни молодого поколения. На его место вторгается техника, вытесняющая существовавшие многие десятилетия семейные национальные музыкальные традиции. Даже столь естественная для России певческая культура активно заменяется искусственным звучанием современной аппаратуры, и один из важнейших институтов социализации – семья – оказывает крайне низкое влияние на формирование музыкального вкуса нового поколения. Можно утверждать, что следующее за студентами поколение почти полностью пренебрегает музыкально-воспитательной ролью семьи. По большей части, она не оказывает воздействие на музыкальный кругозор подростков, самоустранившись из этого процесса. Возможно, музыкально-образовательные учреждения более активно влияют на формирование музыкальных установок подрастающего поколения? Ведь наличие музыкального образования должно содействовать развитию у молодежи художественного вкуса и способствовать пополнению рядов филармонической публики. По данным социологических опросов, многие респонденты обучались профессионально музыке: в музыкальных школах и студиях (21,2%), в хоровых коллективах (13,6%), брали самостоятельно уроки игры на каком-либо инструменте (14,4%). Но повлиял ли этот факт на устойчивость музыкального поведения активного любителя музыки в дальнейшем? Сопоставив ответы двух групп респондентов: обучавшихся в учебных музыкальных учреждениях и освоивших навыки игры самостоятельно, выяснилось, что постоянством интересов и активностью музыкального поведения характеризуются молодые люди, самостоятельно овладевшие музыкальными навыками, чем те, которые получили профессиональное музыкальное образование. Они знают и увлекаются различными музыкальными жанрами; посещают концерты и слушают записи классического репертуара, музицируют дома на любимом инструменте. Что же касается обучавшихся в музыкальных школах, то таких активных любителей в данной группе оказалось на треть меньше. Значит, современное музыкально-профессиональное образование слабо влияет на формирование устойчивого типа любителя высокой музыки. На наш взгляд, причина кроется в репертуарной политике данных учреждений. В большинстве своем, программы ДМШ утратили свою значимость по отношению к современному звуковому миру. Музыкальные организации, созданные для воспитания широких кругов любителей музыки, все более ориентированы на взращивание музыкантов-профессионалов. Прошедший в них курс обучения среднеспособный ученик (будущий потенциальный филармонический слушатель) оказывается в маргинальном положении: и не профессионал, и не любитель музыки. Крайне низкое материальное положение музыкально-образовательных и других учреждений культуры усугубляет положение с просветительской работой. Государственные дотации на поддержку объектов культуры и так минимальны, да еще тратятся на многочисленные культурно-увесилительные мероприятия, устраиваемые по-разному поводу и чаще на один раз. Надежда на меценатство, к сожалению, не оправдалась. Эта традиция имеет тенденцию к существованию в крупных культурных центрах страны, но не в провинции; к тому же, ее цель – поддержка уже известных коллективов, а не взращивание новых талантов. Другая печальная статистика свидетельствует об упразднении школьного музыкального образования из художественного воспитания юношества. Согласно учебным планам общеобразовательных учреждений, занятия музыкой либо интегрируются с другими предметами гуманитарного цикла, либо упраздняются. Не удивительно, что в памяти нового поколения они не оставляют следа. Таким образом, важные институты социализации – семья и учреждения образования, призванные осуществлять преемственность национальной музыкальной культуры, слабо выполняют эту функцию. Они постепенно вытесняются из музыкально-воспитательного процесса пропагандистским натиском СМИ. Вот почему музыкальная оценка сверстников более значима, чем рассуждения о музыке учителей, и родителей. В музыкальной трансмиссии наблюдается межпоколенный разрыв (подтверждается расчетом коэффициента ранговой корреляции значения музыки в общении двух поколений: ρ = ─ 0,8). Современная молодежь, за редким исключением, формирует собственную звуковую среду из материала массовой музыкальной культуры. Согласно концепции межпоколенных отношений М.Мид, музыка становится демонстрацией нарождающегося префигуративного типа культуры. Молодежь стремиться найти свое место в звуковой реальности, отторгая традиционную культуру старшего поколения. Возникают условия для реализации различных форм девиации: от творческих исканий, до негативных социальных проявлений. Способна ли современная музыка быта, как это сделали песни бардов-шестидесятников и перестроечных рок-музыкантов, нести сегодня инновационное преобразование обществу? Думается, что нет. Поп-музыка, как главная звуковая основа музыкального мира современной российской молодежи, полностью лишена модификационных качеств. Ее удел не создавать, а паразитировать на чужом музыкальном материале, поскольку природа поп-музыки эклектична. Разумнее предположить, что под влиянием данного звукового материала будут возникать конформные по отношению к ней, но непримиримые к образцам высокого искусства слушатели. Отсюда, общее падение художественного уровня. Раскрепощенные стандарты поп-культуры способствуют тому. В молодежной среде растут агрессивность и различные виды эпатажа. Заметим, что треть участников исследования положительно высказались о возможном употреблении ненормативной лексики в качестве реакции на музыку. К тому же, количество грубо ругающихся школьниц-девушек в этом превзошли юношей. Мы склонны считать, что качество создаваемой и пропагандируемой масс-медиа музыкальной продукции – источник распространения грубости и вульгарных форм поведения. Итак, происходит падение роли институтов семьи и образования в музыкально-воспитательном процессе из-за отсутствия целенаправленной государственной художественной политики в вопросах развития национальной музыкальной культуры. Представленные данные социологического мониторинга позволяют считать главными источниками формирования рекреативных музыкальных потребностей у молодежи СМИ. Сила их влияния так велика, что создается прецедент: познавательный материал и творческий импульс молодые получают от экранной культуры, а не под действием традиционных источников. Мир музыкальных грез заменяет им подлинное искусство. Информационному звуковому потоку легче функционировать в лишенной жестких нормативных установок среде сверстников-подростков, и он становится важной социализирующей инстанцией в новых культурных условиях.




Борисова Е.Б. доцент Астраханской государственной консерватории

^

Правда ли, что мелодии христианских гимнов заимствованы из мира?

Должна ли духовная музыка отличаться от светской?





В наши дни нередко можно услышать мнение, что музыка сама по себе нейтральна, в том числе и музыка, употребляемая на богослужении. Но на самом деле музыка не бывает нейтральной. Она обязательно оказывает влияние на наши эмоции, а потому важно, чтобы ее характер соответствовал характеру слов гимна. Музыка не должна быть чересчур яркой в мелодическом или ритмическом

отношении, и не должна быть слишком сложной по своему построению, потому что в таком случае она будет отвлекать наше внимание от размышления над содержанием слов.

Еще древние греческие философы учили, что музыка оказывает на душу глубокое влияние. Они считали, что с помощью музыки можно формировать характер человека (с чем мы не согласны), но мы не сомневаемся в том, что музыка способна затмевать собой истинное поклонение Богу, а также — если это мирская музыка — притуплять у верующих чувство отвращения к мирскому.

Августин в свое время был озабочен тем, чтобы музыка использовалась не в ущерб богослужению. Виклиф также серьезно переживал о правильном употреблении музыки. Утренняя звезда Реформации (Лютер) любил пение, но он сказал, что если мелодия нравится ему больше, чем слова, то такая мелодия ему не нравится. Злоупотреблением музыки был озабочен также Кальвин.

Музыка не бывает нейтральной еще и в том отношении, что она вызывает определенные ассоциации (пробуждает воспоминания). Если христианская музыка слишком близко напоминает музыку греховного мира, то нарушаются принципы библейского сепаратизма (отделения от мира). Так, например, современная так называемая христианская музыка иногда преднамеренно подражает музыке в стиле диско, потому что такой стиль нравится некоторым христианам. На самом же деле, между духовной и светской музыкой существует огромное расхождение.

В наши дни бытует популярное мнение, что музыка всех христианских гимнов когда-то была светской. Многие верующие верят в это мнение. Стоило бы задать вопрос, откуда взялось такое мнение и соответствует ли оно истине.

Правда заключается в том, что это мнение совершенно беспочвенно. Те, кто верит в него, слишком доверяют источнику, из которого они его услышали. А источник, по ошибке, доверяет своему источнику, и так далее. Но если мы захотим проследить происхождение этой идеи от первоисточника, то задача окажется невозможной, а сама же идея — абсолютно ложной. На самом деле, это широко распространенный миф, не имеющий основания в истории.
^

Лютер и песни из таверны




Существует молва, что тот же Лютер использовал в своих гимнах "кабацкие песни" и танцевальные мелодии. Говорят, что церковная музыка всегда находилась под мирским влиянием, и музыка "нового стиля" не является исключением из этого правила.

Если эта молва достоверна, тогда теряют смысл все те места Писания, которые говорят об отделении от мира, и все то, что сказано, чтобы мы не участвовали в бесплодных делах тьмы, переворачивается вверх ногами. Действительно, как мы сможем не использовать на богослужении мирскую музыку, если наша "священная" музыка уходит в нее корнями?

Но действительно ли Лютер использовал для духовных песнопений мирскую музыку своего времени, как гласит молва? Нет, такое обвинение не имеет никакой почвы. На протяжении всей истории церкви серьезные верующие относились к музыке с особой осторожностью.

Лютер любил музыку сам и желал, чтобы пели другие. Он внес существенные изменения в церковное пение своего времени. Он хотел, чтобы гимны пелись на хорошие мелодии. До Реформации в католической церкви вообще не было общего пения. Прихожане могли только слушать. Они слушали, например, григорианские канты и другие песнопения, составлявшие церковную литургию.

Лютер сам составлял хорошие гимны, а также использовал труды других композиторов. Роберт Харрел в своей книге «Мартин Лютер, его музыка и проповедь» пишет, что Лютер написал тридцать семь хоралов. Из них пятнадцать он сочинил сам, тринадцать взял из латинских гимнов и из церковной музыки, четыре — из немецких народных духовных песен, и только в одном гимне мелодия позаимствована из светской народной музыки.

На основании этих фактов вряд ли можно доказать, что Лютер в своей церковно-музыкальной практике широко использовал мирские источники. И даже если одна мелодия взята из светской песни, вполне возможно, что эту мелодию мир украл у церкви, и Лютер всего лишь вернул ее назад (разумеется, после соответствующей адаптации и аранжировки).
^

Лютер не признавал того, что не священно




Слова Лютера "Почему все хорошие мелодии должны быть у дьявола?", надо понимать в контексте католических кантов. Лютер был заинтересован не в том, чтобы заимствовать мелодии у мира, но в том, чтобы снабдить духовные песни хорошими мелодиями, пригодными для общего пения в церкви. Если даже использовалась светская
мелодия, она претерпевала существенные изменения. Это и не удивительно, ведь великий реформатор говорил:

"С особой бдительностью старайтесь избегать тех извращенных понятий, которые позволяют людям злоупотреблять этим прекрасным даром природы и искусства, используя его для удовлетворения своих сладострастных прихотей. И будьте совершенно уверены, что ни кто иной, как дьявол подстрекает людей попирать собственную человеческую природу, так что они похищают дар Божий и используют его для поклонения Божьему врагу".

Лютер ясно понимал, что по музыке можно определить как ее источник, так и сорт людей, которые употребляют эту музыку. В дни Лютера именно мир воровал у церкви мелодии, чтобы использовать их для непристойных трактирных песен.

Я помню времена (надеюсь, что помнят и многие мои читатели), когда в школах проводился еженедельный урок "народной песни". Разучиваемые на этих уроках песни уходили корнями в прошлые века и были достаточно безобидны для того, чтобы учить им детей. Эти песни можно было легко распознать, потому что они составляли свой особый жанр. Вполне понятно, что заимствование такого рода мелодий не было бы слишком предосудительным делом. И все же вплоть до последнего времени мелодии гимнов не были напрямую заимствованы либо сформированы под влиянием музыкальных стандартов безбожного мира.

Лютер твердо заявляет, что он никогда не использовал трактирных песен и танцевальных мелодий. Поэтому его обвиняют в том преступлении, которого он сам боялся как огня. Повторяем еще раз, что это обвинение не подтверждается историческими данными.
^

Особый стиль музыки



Реформация дала миру известный Женевский песенник. До сего дня мы поем некоторые мелодии из этого песенника. В течение нескольких веков в Христовой церкви существовал особый христианский стандарт музыки, легко отличаемый от музыки светской. "Новый стиль" богослужения в наши дни разрушает до основания этот христианский стандарт.
^

Нужно ли поднимать руки?




Некоторые заявляют, что поднятие рук во время поклонения одобряется в Библии, и поэтому ему надо дать в современном богослужении надлежащее место. Действительно, в Псалмах и в Новом Завете есть несколько мест, где говорится о поднятии рук.

Почему поднимал руки Давид? Что он хотел этим показать? В каких случаях он это делал?

Мы читаем в Псалме 27:2 "Услышь голос молений моих, когда я взываю к Тебе, когда поднимаю руки мои к святому храму Твоему".

В это время Давид был далеко от Иерусалима, может быть, когда убегал от Авессалома. Не имея возможности присутствовать в храме, он поднимал руки к жертвеннику в Иерусалиме. Он делал это с целью таким образом присоединиться к тем людям и священникам, которые приносили там жертвы. Не имея возможности присутствовать лично, он выражал свое единство с приносящими жертвы.

В Псалме 62:5 он говорит: "Так благословлю Тебя в жизни моей; во имя Твое вознесу руки мои". На этот раз Давид был в пустыне Иудейской, снова вдали от места жертвоприношения. Он жаждал быть во святилище (ст. 3), и в то время как приносилась вечерняя жертва, он снова поднимал руки, чтобы выразить свое соучастие в приношении жертвы.

В Псалме 140:2, вполне очевидно, описывается подобный же случай. Будучи вдали от скинии, он молился, чтобы его молитва вознеслась, как фимиам пред лицо Божье, и поднятие рук — как жертва вечерняя.

Всякий раз, когда Давид не мог быть в скинии, он выражал этим жестом свое единство с теми, кто приносил жертвы. Его поднятие рук не было "благочестивой бутафорией", но имело вполне реальное значение.

Должны ли и мы поднимать руки? Конечно же, нет, потому что жертвоприношения такого рода в наши дни уже прекратились. Иисус Христос совершил за нас все Ветхозаветные жертвы и символы. Вечерняя жертва теперь не приносится. Именно по этой причине мы не находим никаких повелений поднимать руки во время богослужения в буквальном смысле. Делая это, мы будем пытаться возродить Ветхозаветное жертвоприношение, и таким образом уходить от той великой Жертвы, которая была принесена однажды за всех в искупительной смерти Христа.

В трех других Псалмах поднятие рук упоминается по другому поводу. В Псалме 118:48 сказано: "руки мои буду простирать к заповедям Твоим, которые возлюбил, и размышлять об уставах Твоих". Здесь образно говорится о послушании Богу в нашем повседневном хождении. Мы должны "простирать руки" к заповедям Божьим в том смысле, как работник "простирает руки" к инструменту, то есть берет в руки свой рабочий инструмент. В Псалме 133:2 сказано: "Воздвигните руки ваши к святилищу, и благословите Господа". Здесь говорится о священниках, которые в буквальном смысле приносили жертвы в святилище. В Псалме 142:6 сказано: "Простираю к Тебе руки мои; душа моя к Тебе, как жаждущая земля". Здесь Давид простирает руки в образном, а не в буквальном смысле, подобно тому, как ребенок тянется к матери со своей нуждой.

Когда Павел в 1 Тим.2:8 предлагает христианам молиться, "воздевая чистые руки без гнева и сомнения", он имеет в виду духовный смысл. Было бы нелепо думать, что надо в буквальном смысле мыть руки перед молитвой, как дети моют руки перед едой, и показывать их потом Богу. В данном случае руки представляют наши дела, и Павел имеет в виду, что, прежде чем молиться, мы должны стремиться поступать свято во всех наших делах.




Питер Мастерс. Богослужение: библейское и современное





Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації