Поиск по базе сайта:
Урок 3 Журналист ведет расследование Когда произносят слова «журналистское расследование» icon

Урок 3 Журналист ведет расследование Когда произносят слова «журналистское расследование»




Скачати 45.59 Kb.
НазваУрок 3 Журналист ведет расследование Когда произносят слова «журналистское расследование»
Дата конвертації14.09.2013
Розмір45.59 Kb.
ТипУрок

Урок 3


Журналист ведет расследование


Когда произносят слова «журналистское расследование», сразу приходит на ум телепрограмма «Максимум» с ее надрывными анонсами: «Скандалы, интриги, расследования!» Или что-то вроде нее.

Но журналистское расследование вовсе не обязательно связано с кровавыми или грязными тайнами, небезопасными для того, кто берется их разоблачать.

Вот что говорит известный публицист Андрей Константинов, создатель первого в России специализированного агентства: журналистское расследование — это «всестороннее исследование любого вопроса. Вот и все. Но, как правило, у нас оно связано с тем, что эта работа каким-то образом затруднена».

^

Что мешает «всестороннему исследованию»


По закону журналист имеет право «искать, запрашивать, получать и распространять информацию», «посещать государственные органы и организации, предприятия и учреждения», «быть принятым должностными лицами в связи с запросом информации»… Право-то есть, но ни у простых граждан, ни у больших или маленьких начальников («должностных лиц») нет обязанности пускаться в откровенности: что они сочтут нужным, то и сообщат, — и не более того. А уж если перед ними не сотрудник солидного издания, а всего лишь корреспондент школьной газеты, то вполне можно вежливо (а то и невежливо) отказаться с ним разговаривать.

Сложность, однако, не только в этом.

«Исследование» означает, что ответ на вопрос, который ставит перед собой журналист, не лежит на поверхности и надо потрудиться, чтобы этот ответ найти. И не просто потрудиться, но проявить при этом качества, о которых я уже писал — по форме, может быть, шутливо, по сути же — совершенно серьезно: любопытство, пронырливость и настырность.

Не будет первого — не возникнут никакие вопросы. Не будет второго — не сможешь выйти на источник информации. Не будет третьего — первое же затруднение в поиске истины окажется неодолимой преградой.

И еще: от других видов исследования (или расследования) журналистское расследование (ЖР) отличается только тем, что его результат предназначен для публикации, в нашем случае — в школьной прессе. То есть адресован прежде всего рядовому читателю, а не руководству, специалистам или «компетентным органам».

Тут, как в любом другом случае, надо ясно представлять: могут ли быть интересны проблемы (события, факты), о которых вы пишете, этому самому читателю. Впрочем, когда Пушкин сетовал: «Мы ленивы и нелюбопытны», — он словно говорил от имени нынешних школьников. Они, бедолаги, настолько «перекормлены» всевозможной информацией, что бессознательно ограничивают круг своих интересов: кто компьютерными играми, кто новинками поп-культуры, кто бесконечной болтовней в Интернете. Я не осуждаю их (и не оправдываю). Но хоть немного расширить их поле зрения — это нелегкая задача, и будет здорово, если кому-то удастся ее решить.

^

Предлагается тема


Вот одна из возможных тем ЖР, которая прямо касается школьников, — школьная форма. Администрация нашей школы вроде бы отказалась от ее насаждения во всех классах, и тем не менее проблема до конца не снята. Какие доводы приводят сторонники формы? Прежде всего, что форма делает менее заметным социальное неравенство учеников. И, конечно, дисциплинирует. Понятно, большинство школяров без воодушевления принимает попытки их «дисциплинировать», а как с первым аргументом?

Хорошо бы выяснить точку зрения специалистов (в частности психологов), работников школы, родителей и, конечно, самих учеников. Для начала поискать в Сети публикации на эту тему, потом взять несколько интервью, провести опросы (как это грамотно делается, вы скоро узнаете).

Можно порыться в семейных фотоальбомах. Можно обратиться, наконец, к истории (а было время, когда форму обязаны были носить не только школьники, но и студенты, и преподаватели). В общем, тема-то оказывается просто неисчерпаемой!

Кстати, поиск публикаций привел меня к мысли, что во введении формы больше всех заинтересованы… правильно, швейные и торговые фирмы — именно их реклама на 95% заполнила страницы «Яндекса».

Вообще-то делать выводы из добытой информации — это уже выход за рамки ЖР, но в журналистике, как и в литературе, нет жестких жанровых рамок.


^

Случаи из практики


О том, как надо проводить ЖР (и как оно проводится в реальности), написано немало. Но я не буду цитировать учебные пособия, а просто расскажу о двух случаях из практики. Об одной удаче и об одном провале.

Оба случая — уже давние (2000 год или около того), но довольно поучительные.

Недалеко от нашей школы расположен квартал, который местные жители называли «Чикаго». Не очень уж оригинально, но все же любопытно — почему? И когда две недавние выпускницы взялись исследовать происхождение этого названия, выяснились неожиданные подробности. Правда, для этого девушкам пришлось поискать старожилов района, которые могли бы что-то вразумительно рассказать о его истории. Еще интереснее было то, что следы его прошлого обнаружилось не где-нибудь, а в книге А. И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ»!

Затем в расследование включилась еще одна выпускница, которой не пришлось далеко ходить: нужную информацию она получила от собственного деда. (Характерно, что ей в голову не приходило расспрашивать его, пока в школьной газете не появился первый материал на эту тему.)*

Вскоре после того я, обрадованный первым успехом наших репортеров, предложил новую тему. В Парке Дружбы (наши школьники там нередкие гости) наткнулся на большой камень с металлической табличкой, которая гласила: «Аллейка имени Алисы Селезневой». За камнем, действительно, начиналась аллейка только что посаженных деревьев. От неожиданности я не сразу сообразил, что это за «памятник». А ведь Алиса — это героиня фантастических книг Кира Булычева, некогда столь популярных у родителей нынешних школьников!

Кому пришло в голову увековечить таким образом «девочку из будущего»? Чьими руками был устроен этот не совсем обычный мемориал? Я наметил такой план расследования: Парк Дружбы — на территории Левобережного района; значит, начинать надо с районной управы.

Туда и отправились две старшеклассницы с «мандатом» не только нашей школьной газеты, но и окружной «Молодежки». Встретили их без особой радости, но сказали все-таки, что инициатива заложить аллейку исходила — кажется! — от главы управы, и он знает больше кого бы то ни было. Вот только на месте его не оказалось.

А дальше… ничего не было. Позвонили разок, опять не застали нужного человека и успокоились на этом. Видно, не глодало любопытство души юнкоров. А может, настырности не хватило?

Вы спросите: какие же это расследования? Да, они смыкаются с краеведением — но разве не интересно выяснить, что у скучной, невыразительной окраины мегаполиса есть загадки, связанные и с ее прошлым, и с ее настоящим?

Ну, а кому подобные темы кажутся слишком пресными, пусть попробуют выяснить, по чьей вине так затянулся ремонт школы или почему в школьном буфете булочки дороже, чем в соседнем магазине. Или с какой стати приходится списывать в макулатуру новенькие учебники… Только учтите, что эти задачки не решаются «в одно действие».

_______________________________

Познакомиться с подборкой публикаций «Мы из "Чикаго"» можно здесь: www.1blin.ru/p6-002.shtml



Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації