Поиск по базе сайта:
Численность армии Митридата icon

Численность армии Митридата

Реклама:



Скачати 330.97 Kb.
НазваЧисленность армии Митридата
Дата конвертації19.09.2013
Розмір330.97 Kb.
ТипДокументи

Численность армии Митридата


Древние авторы дают довольно подробную характеристику численности войск понтийского царя, хотя как вскоре выясниться сообщениям этим можно доверять не во всем.

Суммируем то, что нам известно. Страбон сообщает, что главная сила экспедиционного корпуса Диофанта в Крыму фаланга в 6 000: «Против сомкнутой и хорошо вооруженной фаланги, всякое варварское войско оказывается бессильным. И действительно, роксоланы в числе почти пятидесяти тысяч не могли устоять против шести тысяч, бывших под началом Митридатова полководца Диофанта, и большинство их погибло" (Strb. VIII, 3, 17)

Юстин сообщает, что в 100 г. до н.э. для войны в Каппадокии царь собрал «восемьдесят тысяч пехотинцев, десять тысяч всадников, шестьсот боевых колесниц, снабженных серпами»(Just., XXXVIII, 8). И тут же говорит, что войско Ариарта «было не меньше».

К началу Первой войны по сообщению Аппиана у Митридата « его собственного войска было 250.000 и 40.000 всадников» (Арр., Mithr, 17). Кроме того были «вспомогательные войска»: «Вспомогательные войска привел к нему сын самого Митридата Аркафий из Малой Армении — 10.000 всадников и Дорилай... выстроенных в фаланги, а Кратер — 130 боевых колесниц» (Арр., Mithr, 17). Греческий историк Мемнон, правда, называет другие цифры 190 тыс. пехоты и 10 тыс. конницы (Memn. XXXI, 1).

Противники собирали войско из «Вифинии, Каппадокии, Пафлагонии и из галатов, живших в Азии», в результате они были разделены на три корпуса: «Кассий в середине Вифинии и Галатии, Маний — там, где Митридату был наиболее легкий путь вторжения в Вифинию, а Оппий, второй военачальник, — у границ Каппадокии, имея каждый из них по 4000 всадников и пехоты около 40.000». Кроме того у вифинского царя Никомеда (союзника Рима) было 50.000 пеших и 6000 всадников (Арр., Mithr, 17).

Именно эти силу участвовали в компании 89 г. до н.э. Как можно понять эти же вооружение силы участвовали и в компании 88 г. до н.э., когда Митридат захватил провинцию Азия: подкреплений он не получал, формирование новых войск началось только после этого.

По поводу компании в Элладе римские авторы сначала ничего не сообщают. Численность корпуса Архелая точно не указана, говориться, что к нему присоединились «присоединились ахейцы и жители Лаконии и вся Беотия». Численность корпуса Митрофана также не указана.

Указано, что Сулла переправился с - пятью легионами и несколькими манипулами и отрядами конницы и тотчас стал собирать в Этолии и Фессалии … союзников…. (Арр., Mithr, 30). После осады Афин и Пирея римская армия существенно уменьшилась. Так Плутрах сообщает, что всадников оказалось не больше полутора тысяч, а пеших меньше пятнадцати тысяч (Plut., Sulla, 16).

«Тем временем военачальник Митридата Таксил, спустившись из Фракии и Македонии со ста тысячами пехотинцев, десятью тысячами всадников и девятью десятками серпоносных колесниц» (Plut., Sulla, 15). Аппиан считает, что после прихода корпуса Архелая войско составило 120 тыс. (Арр., Mithr, 41). Из этого можно сделать вывод, что, по мнению римских авторов, Архелай привел из Пирея около 10000.

Следующее сражение произошло у Охромена. Поскольку по мнению Плутарха Сулла при Херонеи потерял всего 15 человек (???), то можно сделать вывод, что римская армия не уменьшилась. Дорилай привел 80 тыс. (Арр., Mithr, 41). Об этом же сообщает и Плутарх: «В Халкиду с множеством кораблей прибыл Дорилай, который привез восемьдесят тысяч отборных воинов Митридата, наилучшим образом обученных и привыкших к порядку и повиновению» (Plut., Sulla, 20). У Архелая после Херонеи оставалась 10 000 (Арр., Mithr, 45). Всего, следовательно 90 000. Аппиан сообщает, что в сражении погибло 10.000 всадников, в том числе сын Архелая, Диоген . Пехота бежала в лагерь. (Арр., Mithr, 49). Из чего можно сделать вывод, что конницы было не менее 10000.

Известно, что на завершающем этапе войны, у Митридата оставалось «двести военных кораблей, двадцать тысяч гоплитов, шесть тысяч всадников и множество серпоносных колесниц» (что, впрочем, не означает, что это были все его вооруженные силы). Армия Суллы насчитывала те же 15000-16000. Кроме того, в Азии действовали два легиона Фимбрии.

Численность понтийской армии во Второй войне неизвестна. Аппиан сообщает, что Мурена, командовал двумя легионами Фимбрии (они потом перешли под командование Лукулла), потому что свои пять легионов Сулла увел в Италию.

Компания 73 года в Третьей войне началась, когда у Митридата было «пехоты около 140.000, а всадников до 16.000» (Арр., Mithr, 69). Правда перебежчики сообщили Лукуллу, что «войско царя равняется приблизительно 300.000» (Арр., Mithr, 72). Но это «перебежчики сообщили». Плутарх оперирует этой же цифрой и так же неуверенно: «Говорят, что если считать вместе и обозных и воинов, то у врагов погибло немногим меньше трехсот тысяч человек» (Plut., Luc, 11). Здесь, как мы видим, 300000 получается, если прибавить к солдатам обозников.

По мнению римских историков армия Лукулла была намного меньше: «двинулся из Рима с одним легионом и, присоединив два других, бывших у Фимбрии, и к ним набрав еще два, всего имея 30.000 пехоты и около 1600 всадников» (Арр., Mithr, 72).

В компании 72 г. до н.э. в Понте Митридат командовал 40000 пехоты и 4 000 конницы (Арр., Mithr, 78, Plut., Luc, 15). Армия Лукулла включала те же пять легионов, но во Фракию и против городов Западного Понта была направлена армия Марка Лукулла (два легиона?).

Военные действия в Армении в 69-68 гг. до н.э.

Армия Тиграна в сражении при Тигранокерте, по мнению Плутарха, насчитывала «лучников и пращников у него было двадцать тысяч, всадников — пятьдесят пять тысяч, из которых семнадцать тысяч были закованы в броню тяжелой пехоты полтораста тысяч (в соединениях различной численности» (Plut., Luc, 26). Правда, похоже, что Плутарх сомневается в этих цифрах, потому что, внезапно дипломатично уточняет: «это число приводится в донесении Лукулла сенату». Аппиан называет еще большую цифру 250 тыс пехоты и 50 тыс. конницы (Арр., Mithr, 85).

В 68 году до н.э. царь Армении собрал для продолжения войны более 10000 («70.000 пеших и половину этого числа конных») (Арр., Mithr, 87).

Численность армии Лукулл в армянском походе – предмет дискуссий. Аппиан считает, что у римского полководца было два отборных легиона и пятьсот всадников (Арр., Mithr, 84). Плутарх сначала сообщает, что Лукулл: «с двенадцатью тысячами пехоты и меньше чем тремя тысячами конницы отправился вести следующую войну» (Plut., Luc, 24). На первый взгляд речь идет о той же численности пехоты (два легиона – 12000) и разница только в числе всадников. Обычно именно эта цифра попадет в исторические труды. Однако, уже через пару страниц, рассказывая о ходе боевых действий под Тигранокертой Плутарх сообщает, что Лукулл «разделил войско на две части: Мурену с шестью тысячами пехотинцев он оставил продолжать осаду [Тигранокерты], а сам взял с собой двадцать четыре когорты, которые составляли не более десяти тысяч тяжеловооруженной пехоты, а также всю конницу и около тысячи пращников и стрелков из лука и двинулся с ними на врага [против Тиграна]» (Plut., Luc, 27). Иными словами получается, что у него было 17 000 пехоты. Причем это никак не два легиона. 24 когорты – уже почти два с половиной легиона. Следует считать, что когорты Лукулла не полной численности, что совершенно естественно на пятый год войны, и подтверждается простым расчетом. 24 когорты составляют 10000, то есть в когорте 400-500 человек. Тогда шесть тысяч, которые остались у Мурены – 12-15 когорт. Иными словами Лукулл повел в Армению не два легиона, а практически четыре.

Компания 67 года до н.э.

После того, как Лукулл отступил из Армении в Месопотамию «Митридат устремился в Понт…имея 4000 собственных воинов и взявши столько же других у Тиграна» (Арр., Mithr, 88). Всего, следовательно, 8000. Можно предположить, что в Понте армия царя увеличилась. Как соотносилась пехота и конница? Можно предположить, что раз через год у Митридата были 2-3 тыс. всадников, то они были у него с самого начала этой компании.

Сколько было римлян? Это опять загадка. Как известно Митридату противостояли войска Фабия, Сорнатия и Триария. Плутарх считает, что Лукулл оставил « Сорнатия с шеститысячным отрядом стеречь Понтийскую область» (Plut., Luc, 24). Численность войск Фабия неизвестна, но Аппиан сообщает, что он потерпел поражение от Митридата и потерял 500 человек. Затем Фабий соединился с Триарием и они также были разгромлены Митридатом. Ход этого сражения мы еще будем внимательно анализировать. Пока важна численность римлян. Аппиан сообщает, что Триарий потерял 24 трибуна и 150 центурионов (Арр., Mithr, 89). Плутарх подтверждает эту цифру и еще добавляет, что «в битве полегло более семи тысяч римлян» (Plut., Luc, 35). 150 центурионов – это 150 центурий, что означает два с половиной легиона (24 трибуна - та же цифра). Кто-то смог спастись. Иными словами у Фабия и Сорнатия вместе было, видимо, не менее трех легионов. Кроме того, Аппиан упоминает, что у римлян была конница.

Компания 66 года до н.э.

Аппиан утверждает, что «у Митридата было отборное местное войско — 30.000 пехоты и 3000 всадников» (Арр., Mithr, 97), Плутарх считает, что конницы было 2000 (Plut., Pomp., 32). Численность армии Помпея римские историки не указывают. Понятно, что к Помпею перешли 4-5 легионов Лукулла, так как Народное собрание приняло «закон о передаче Помпею всех провинций и войск, во главе которых стоял Лукулл, с прибавлением Вифинии, для войны с царями Митридатом и Тиграном; за Помпеем должны были также сохраниться морские силы и командование на море на прежних условиях» (Plut., Pomp., 30). Сколько войска было у Лукулла? 17 000 пехоты и 3000 конницы было у него в Армении. Несколько тысяч должно было остаться после разгрома трех легионов Триария под Зелой. Всего 23000 -26 000. В Вифинии стояли войска консула Глабриона, численность которых не сообщают. Есть мнение, что Помпей получил и три легиона, расквартированных в Киликии. Вообще во время войны с пиратами у Помпея, по мнению Аппиана, было 120.000 пеших и 4000 всадников и 270 кораблей. (Арр., Mithr, 94), а по мнению Плутарха «пятьсот кораблей, набрал сто двадцать тысяч тяжелой пехоты и пять тысяч всадников» (Plut., Pomp., 26). Как уже говорилось выше, флот Помпей сохранил, а войска можно было рассматривать как стратегический резерв.

После поражения Митридата в бою у Никополя у царя оставалось три тысячи пехотинцев (Арр., Mithr, 101). с которыми он совершил переход через Кавказ. На Боспоре Митридат собрал «60 отборных отрядов по 600 человек в каждом и много прочего войска, равно и корабли» (Арр., Mithr, 108).

Понтийские и армянские войска

Римские войска

соотношение

Пехота

конница

пехота

конница

Компания 89 г. до н.э в Вифинии, Галатии и Кападокии

пехота

конница

250 000

50 000

170 000

18 000

1,5 : 1

2,8 : 1

Битва при Херонее







110000

10000

15000

1500

7,3 : 1

6,6 : 1

Битва при Охромене







80000

10000

15000

15000

5,3 : 1

6,6 : 1

Осада Кизика







140 000

16000

30000

1600

4,7 : 1

10 : 1

Компания 72-71 гг. до н.э в Понте







40000

4000

30000

1600

1,3 : 1

2,5 :1

Компания 69 г. до н.э. в Армении







170 000

50 000

17 000

3000

10 : 1

16,5 :1

Компания 68 г. до н.э в Армении







70 000

35 000

17 000

3000

4,1 : 1

11,6 :1

Компания 67 – 66 г. до н.э в Понте







6000-8000

2000-3000

10000-12000

?

1 : 1,6

1:0

Компания 65 г. до н.э. в Понте







30 000

3000

20 000- 23000 или 50000

3000

1, 4 : 1

Или

1:2

1:1

1:1



















Если проанализировать данные римских историков, то ясно видны закономерности:

- практически все время, кроме 67-65 гг. до н.э. понтийская армия имеет численный перевес (часто огромный).

- обычно перевес в коннице у понтийцев больше, чем перевес в пехоте.

Однако, есть сомнения в достоверности этих сведений и очень cерьезные сомнения. На первом плане – загадка разгрома Триария. Кроме того не понятно как и почему Митридат в 72-71 гг. до н.э. готов воевать с Лукуллом не имея того сокрушительного перевеса в силах, который был у него и в Первой войне и под Кизиком.

Что думают по этому поводу историки?

В целом отечественные историки используют данные римских историков.

Сапрыкин указывает, что в начале войн у Митридата было 190 000 пехоты и 10000 конницы1. Е.А. Молев указывает, что накануне Первой войны у Митридата было 1500002

Численность армии Архелая при Херонеи он определяет в «60000 человек. Из них 10000 составляли всадники. Кроме того, в армии было 90 боевых колесниц»3. Накануне Третьей войны, пишет он, «общая численность его (Митридата – Л.Н.) войска составила 140000 пехотинцев и 16000 всадников. Кроме того, в состав армии вошли 120 колесниц»4 .

Иными словами историки понимают, что цифры Аппиана и Плутарха завышены и вызывают сомнения, но других-то все равно нет. Около ста лет назад известный военный историк Ганс Дельбрюк пытался доказать, что ситуация выглядела совершенно иначе. С его точки зрения «возможно, что римляне не только качественно, но и количественно имели перевес»5. Дльбрюк даже убежден, что сражения при Херонее не было, «вероятно, все это сражение — плод фантазии»6

Аргументы его на первый взгляд просты: «Митридат был настолько умен, чтобы не выводить на поле сражения массы, которые требовали питания и не могли ничего дать взамен. Содержать же способных наемников много лет на военном положении слишком дорого, — тем более что Митридат имел не только сухопутное войско, но и флот»7. Иными словами знаменитый военный историк аргументирует к логике военной экономике. С его точки зрения преувеличена и численность персидской армии Ксеркса, вторгшейся в Элладу, и армии Дария сражающейся с Александром Македонским.

Кроме того он пытается применить к рассказам Аппиана и Плутарха методы литературного анализа и доказать, что «рассказы о войне Мария против кимвров и тевтонов и о войне Суллы против Митридата» похожи как две капли воды. «Однотипность рассказов основана не на подражании, а на психологии. Чтобы усилить впечатление от славных подвигов, рассказчики затемняют основные исторические моменты и при разных полководцах в разных войнах выдвигают общие типы и картины, решительно похожие одни на другие; иногда только различаешь, что тут идет речь о грубом солдате Марии, там — об изнеженном аристократе Сулле; тут — о грубых сынах Севера, там — об азиатском царе Митридате»

Что произошло на самом деле мы не знаем и, по-видимому, не узнаем, считает Дельбрюк: «Как эта победа досталась, мы подробностей не знаем, так как описания ее не имеют большей цены».

Однако, может быть у нас все таки есть некоторые возможности для поиска истины. Попытаемся использовать такой прием – анализировать не то, как римские авторы определяют общую численность армии Митридата, а то с каким противником они вступают в реальное взаимодействие. Не то какую цифру назвали перебезчики или какая попала в донесение, направленное в сенат, а кого и сколько увидели перед собой на поле боя.

Итак.


Битва на Амнейоне

Описание сражения есть Аппиана. Из рассказа историка следует, что у царя Вифинии Никомеда было 50000 пехоты и 6000 конницы. Со стороны понтийцев в бою приняли участие легковооружение пехотинцы, конница и колесницы («Неоптолем и Архелай [вывели] только легковооруженных и тех всадников, которых имел с собою Аркафий, и несколько боевых колесниц» (Арр., Mithr, 18).

Численность армии Архелая называет Мемнон: «Митридат передал стратегу Архелаю 40000 пехоты и 10000 конницы, приказав ему предпринять поход против вифинов» (Memn. XXXI)». Конницы была из Малой Армении («вспомогательные войска привел … сын самого Митридата Аркафий из Малой Армении — 10.000 всадников» (Арр., Mithr, 17)). Аппиан несколько раз подчеркнул, что вифинцы намного превосходили понтийцев численностью.

Сражение началось с столкновения за холм, который по мысли Неоптолема должен быть стать опорным пунктом обороны. Без захвата этого холма Никомеду было трудно окружить войско Митридата. Поскольку мы знаем, что Архелай командовал правым флангом, а боялся окружения Неоптолем, то можно предположить, что он стоял на левом фланге. Тогда конница Аркафия стояла в центре. Это логично и с точки зрения политической (где еще должен стоять царевич?) и с точки зрения военной – конница самая сильная часть понтийского войска. Колесницы стояли на правом фланге.

В самом начале сражения Никомед захватил опорный пункт обороны Неоптолема. Тогда понтийской полководец перешел в контратаку, «приглашая вместе с собой и Аркафия» (Арр., Mithr, 17). Фраза эта представляется понятной – Неоптолем не мог приказать сыну царя. Но Аркафий правильно понял ситуацию и тоже перешел в атаку. Однако, она была неудачной потому что полководцы Митридата атаковали намного превосходящие силы противника («Никомед, обладая большими силами, стал одолевать»).

Архелай атаковал вифинцев с правого фланга, отвлекая их на себя. Цель его была дать возможность Неоптолему и Аркафию остановить бегство своих войск. Им удалось привести своих солдат в порядок. Так как главные силы Никомеда были сосредоточены теперь против Архелая, то Неоптолем и Аркафий оказались у них в тылу. В решающий момент Архелай бросил в атаку « колесницы с косами, стал их рубить и рассекать кого на две, а кого и на много частей. Это обстоятельство повергло в ужас войско Никомеда, когда они увидали людей, разрезанных пополам и еще дышащих, или растерзанных в куски, а их тела повисшими на колесницах. Вследствие отвращения перед таким зрелищем, скорее, чем вследствие поражения в битве, они в ужасе смешали свои ряды» (Арр., Mithr, 17). Именно в этот момент Аркафий и Неоптолем атаковали вифинцев с тыла. Войско Никомеда было окружено и пыталось сопротивляться («долгое время защищались, повернувшись против тех и других»). Царь Вифинии смог прорвать кольцо и уйти, но большая часть его армии была уничтожена.

Подводим итог. В начале войны в армии Митридата сражаются всадники из Малой Армении, легкая пехота и колесницы. Правда Аппиана дважды подчеркивает, что была у Митридата была еще фаланга, но она не успела на поле боя.

Хочется обратить внимание и на использованный Архелаем тактический прием: атака колесниц с фронта и армянской конницы, (которую поддерживают легковооруженные пехотинцы) с тыла.


Битва при Херонее

Рассказ о битве при Херонее у Плутарха и Аппиана совпадает в общих моментах, но и имеет отличия. Плутарх приводит существенно больше подробностей.

С точки зрения Аппиана замысел Суллы заключался в том, чтобы вынудить Архелая к битве. Как можно понять понтийский полководец не был убежден в необходимости сражения.

Источник прямо говорит, «чтобы заставить Архелая принять его даже против воли (выделено мной – Л.Н.). Позади римлян простиралась ровная и гладкая как для преследования, так и для отступления равнина, а у Архелая в тылу были крутые горы, которые не позволяли нигде сразу пустить в дело все войско, так как на такой неровной местности он не имел возможности выстроить его все; в случае же поражения отступление по кручам было невозможно». Этот рассказ ясно показывает, что Архелай не хотел сражения. Позиция им выбранная была удобна для обороны – он мог не опасаться того, что противник зайдет ему в тыл. Странная позиция, если верить в то, что у него численный перевес. Он боится, что Сулла устроит Канны?

В самом начале сражения римляне отбили у понтийцев контроль за холмом Фурий. («Фурий — это скалистая вершина конусообразной горы» (Plut., Sulla, 17) Контролируя эту гору римляне, не давали возможность левому флангу Архелая обойти Суллу.

Построение римской армии было традиционно: в центре пехота, по флангам конница. Левым флангом командовал Мурена, а правым – Сулла. (Plut., Sulla, 17). Кроме того, была резервная колонна под командованием Гальбы и Гортензия – «легаты же Гальба и Гортензий с запасными когортами поставлены были в тылу на высотах» (Plut., Sulla, 17). Мы знаем, что у Гортензия было пять когорот (Plut., Sulla, 17). Можно предположить, что и у Гальбы было столько же. Тогда построение римлян выглядит таким образом: в центра два легиона и один легион в резерве.

Построение понтийской армии – предмет некоторой дискуссии исследователей. В сражении упомянуты колесницы, фаланга, «медные щиты» Таксила и конница Архелая. Точно ясно, что Архелая стоял на правом фланге(«Архелай повел правое крыло в обход»). Но правый фланг понтийцев не совпадает с правым флангом римлян, о чем сообщает Плутарх опираясь, видимо, на воспоминания Суллы: «было видно (!), что неприятель, укрепив одно из своих крыльев многочисленной конницей и проворной легкой пехотой, сделал его гибким и подвижным, готовясь сильно растянуть ( выделено мной – Л.Н.) его и обойти римлян» (Plut., Sulla, 17).

Напротив левого фланга римлян, которым командовал Мурена, стояли «медные щиты» Таксила. В таком случае фаланга стояла против центра и правого фланга римлян.

Римские историка выделяют в сражении неудачную атаку колесниц. Правда, описывают они это событие по-разному. Аппиан сообщает, что понтийский военачальник «прислал шестьдесят колесниц (с косами), в надежде стремительным натиском порубить косами и разорвать фалангу неприятелей. Но римляне расступились перед колесницами, которые вследствие своей стремительности проскочили в задние ряды римлян, а так как они поворачивались с трудом, то были окружены находившимися в задних рядах и уничтожены их копьями и стрелами»

По мнению Плутарха римляне атаковали первыми: Сулла «тут же ударил и быстро преодолел расстояние, разделявшее оба войска, чем лишил силы серпоносные колесницы. Дело в том, что главное для этих колесниц — продолжительный разбег, который сообщает стремительность и мощь их прорыву сквозь неприятельские ряды, а на коротком расстоянии они бесполезны и бессильны, словно стрелы, пущенные из плохо натянутого лука» (Plut., Sulla, 18).

Иными словами Аппиана обращает внимание на большую скорость колесниц («стремительность»), а Плутарх как раз это отрицает. Следует обратить внимание и на еще одну деталь. Упоминаются только 60 колесниц из 90, которые привел Таксил. А где остальные? Неисправны? Были ли они вообще?

Кроме того, оба историка говорят о смелой атаке понтийской конницы, которая едва не привела к разгрому армии Суллы, правда и здесь есть отличия в деталях. По рассказу Архелай «выслал вперед конницу, которая сильным натиском разрезала фалангу римлян на две части, и затем ввиду малочисленности римлян стал легко их окружать» (Арр., Mithr, 43). Примерно то же утверждает и Плутарх: «под натиском превосходящих сил противника Гортензию пришлось отойти к склону горы, а враги мало-помалу оттесняли его от основных сил римлян и захватывали в кольцо » (Plut., Sulla, 19). Но историк подробно описывает маневры конницы Архелая. По его мнению, понтийский полководец сначала отрезал когорты Гортензия от главных сил, а затем с тыла атаковал правый фланг римлян. Важная информация – по сообщению Плутарха у Архелая было 2000 всадников.

Исход боя спасла контратака римской конницы под личным командованием римского полководца: «Но тут Сулла двинулся на них с большим количеством всадников, - пишет Аппиан. - По значкам военачальника и по поднятой большой пыли Архелай заключил, что приближается Сулла; поэтому он прекратил окружение и отступил в свой боевой строй» (Арр., Mithr, 44).

Существенное различие в рассказе Аппиана и Плутарха только одно: автор жизнеописания Суллы подробно рассказывает о столкновении римской пехоты и понтийской фаланги.

«Затем в бой вступила пехота; варвары выставили вперед сариссы и, сдвинув щиты, пытались сохранить сомкнутый строй». По упоминанию «сариссы», можно сделать предположение, что это македонская фаланга. 16 рядов гоплитов, что совпадает с численностью, о которой говорит и Плутарх – в фаланге было 15 000 рабов, которым дали свободу. «Благодаря глубине и плотности своего строя, рабы слишком медленно уступали напору римской тяжелой пехоты и, вопреки своей природе, стояли отважно. Только множество дротиков и зажигательных стрел, пущенных римлянами из задних рядов, обратило их в беспорядочное бегство. (Plut., Sulla, 18). Как известно задние ряды в македонской фаланге защищены хуже передних, и замешательство в тылу могло вызвать разрушение всего строя фаланги.

На какой фазе боя произошел этот эпизод? Плутрах ясно утверждает, что после атаки колесниц и до атаки Архелая (Plut., Sulla, 18-19). Кроме того, известно, что вслед окружением когорт Гортензия «медные щиты» Таксила атаковали Мурену.

Оба римских автора описывают штурм лагеря и гибель армии Архелая. Однако, они описывают панику, охватившую «варваров». На это можно списать много…

Подведем итог. На стороне Митридата сражаются 15-16 тыс. гоплитов, 2 с лишним тысяч конницы, «медные щиты» Таксила и 60 колесниц. Немного. Полчища варваров растворились…

Если мы вспомним, что 15 тыс. пехоты и 1500 всадников были у Суллы, то численность армий совпадает. Качественный перевес, конечно, на стороне Суллы - 15 тысяч вчерашних рабов не могут сдержать три легиона. Тогда становиться понятно, почему Архелай именно так выбрал место лагеря. Ему важно, чтобы пехота, в которой он не уверен, не имела возможности отступить. С другой стороны перед ним равнина, на которой может маневрировать конница.

Знание действительного соотношения сил позволяет понять и планы полководцев. Архелай рассчитывал на «подвижные соединения»: колесницы и конницу. Он, видимо, планировал, что атака колесниц в лоб дезорганизует строй легионов и вызовет пусть временное, но замешательство. Одновременно планировалась фланговая атака конницы. Вместе эти два удара, если провести их синхронно, могли привести к результату. Дело в том, что понтийская конница накануне произвела на римлян очень сильнее впечатление. Хорошо вооруженная «скифская и мидийская конница ««огненную, устрашающую картину, так что римляне сгрудились в своем лагере, и Сулла, который никакими уговорами не мог вывести их из оцепенения» (Plut., Sulla, 16). Похоже, что Архелай пытался применить тот же прием, что и при Амнейоне: одновременный удар колесниц с фронта и конницы с тыла. Совпадает даже бой за возвышенность на левом фланге. Что в этом больше самоуверенности или отчаяния мы не знаем, но кажется, что второго. Успех зависит от синхронности удара конницы и колесниц, а это трудно достигнуть…

Понятно, что именно понтийская конница более всего тревожила Суллу. Опасаясь окружения, он оставил во второй линии когорты Гальбы и Гортензия. Сам видимо планировал атаку на правом фланге: во-первых о сам там находился, а, во-вторых, именно здесь он подготовил возможность наступления, захватив Фурий. Однако, первоначальный план Суллы сорвался и он, увидев колесницы Архелая (и поняв его замысел?), бросил легионы в атаку и сорвал тем самым синхронность действия понтийских колесниц с фронта и конницы с фланга.


Охромен

В битве при Охромене трудно установить численность понтийского войска. Схема сражения заметно проще, чем при Херонее.

Римляне опасаются понтийской конницы: «римляне из-за страха перед конницей сражались слабо» (Арр., Mithr, 49.). Сулла пытается защититься от понтийской конницы тем, что приказывает копать «рвы с двух сторон, чтобы, если удастся, отрезать врагов от удобных для конницы мест с твердой почвой и оттеснить в болота» (Plut., Sulla, 21). Однако смелая атака понтийской конницы (видимо в центре) «смяли большую часть выстроенного к бою [римского] войска, которое обратилось в бегство» (Plut., Sulla, 21). Сулле пришлось перебросить подкрепления с правого фланга и во главе отрада телохранителей броситься в атаку. Плутарх и Аппиан утверждают (думается, опираясь на воспоминания римского полководца), что бегство легионеров было остановлено призывом Суллы: «Римляне! Если кто спросит вас, где вы предали вашего вождя Суллу, скажите: когда он сражался под Орхоменом» (Арр., Mithr, 49).

После этого Архелай перенес атаку на правый фланг. Кто участвовал в этой атаке не понятно. Плутарх сообщает ТОЛЬКО о лучниках, и о гибели пасынка Архелая Диогена. После неудачной атаки конницы пехота отступила в лагерь, который был взят после штурма. Подводим итог: в реальности Сулла сражался только против конницы и легковооруженных пехотинцев. Численность конницы неизвестна. По словам Аппиана она составляла «приблизительно (!) 10000».

Дальше опять паника, захват лагеря понтийцев и «гибель десятков тысяч варваров».

Говорить о численном превосходстве армии Митридата на основании рассказа историков о ходе сражения очень трудно. Зато есть основания снова обратить внимание на страх, который вызывает понтийская конница у римлян. Сулла рискует жизнью, пытаясь остановить паническое бегство легионеров.


Кизик

Считается, что накануне Третьей войны Митридат собрал 140 тыс. пехоты и 16 тыс. конницы. Под Кизиком у него было вроде бы до 300 000 (вместе с обозом). Иными словами они устанавливают соотношение воинов и обозников как 1:1.

Применить тот же метод, который использовался выше в данном случае трудно – Лукулл, как известно, избегал сражений, пытаясь лишить армию Митридата продовольствия.

Однако, как мне кажется, есть один способ решить поставленную задачу. Зимой 73 года до н.э. Митридат попытался эвакуировать свои войска из-под Кизика. Определив, какие именно соединения он отводил, можно представить себе какими силами он обладал.

Первым делом понтийский царь попытался отвести конницу: «когда Лукулл занялся осадой какого-то укрепления, Митридат поспешил воспользоваться случаем и отослал в Вифинию всю свою конницу вместе с обозом и наименее боеспособную часть пехоты» (Арр., Mithr, 75). Сколько было конницы? Лукулл отправился преследовать противника, взяв с собой легион и все конницу (3000) – т.е. около 9000. Римляне попали в снежную бурю, многие отстали, но у реки Ринадк они настигли противника. Понтийская конница шла медленно, потому что было много «коней, … ослабевших от бескормицы и охромевших, так как они сбили себе копыта». Нападение было, видимо, внезапным. Неизвестно уничтожил ли Лукулл всю колонну или наиболее мобильная (и наиболее боеспособная) часть успела переправиться и уйти. Известно, что «Лукулл взял 15.000 человек пленных, около 6000 коней и много вьючного скота» (Арр., Mithr, 75). Эту же цифру называет и Плутарх. Кроме того, он сообщает, что «убито было врагов в этом сражении, надо полагать, (выделено мной – Л.Н.) множество» (Plut., Luc, 11). Понятно, что в 6000 коней входят и обозные лошади, понятно, что в 15000 пленных входит и обозники. Сведений о том сколько точно было конницы у Митридата мы не получили, но есть основания предполагать, что было около 10 000 всадников (надо помнить, что часть конницы ушла с Эвмахом и Диофантом).

После неудачного штурма Кизика Митридат принял решение эвакуировать свои войска. Для этого были выбраны несколько маршрутов. Сам царь морем отплыл в Парос а войско сухим путем пошло в Лампсак. Лукулл атаковал отступающие войска и перебил около 20 тыс., взяв множество пленных. Однако значительные силы достигли Лампсака. Так как по суше отступить в Понт они не могли, то Митридат решил вывести их морем. «Десять тысяч отборных воинов на пятидесяти кораблях оставив в распоряжении Вария, присланного к нему от Сертория в качестве главнокомандующего, а также Александра из Пафлагонии и Дионисия-евнуха» (Арр., Mithr, 76). он направил в Эгейское море. У острова Лемнос их настигли римляне и уничтожили. Остальные отплыли в Понт, но «его застигла страшная буря; от нее он потерял людей до десяти тысяч и около шестидесяти кораблей» (Арр., Mithr, 78).

Суммируем, что сообщают нам римские историки. Реально упоминаются всадники (от 6000 до 16000) и 40000-50000 тысяч пехотинцев. Всего значит около 60000. Действительно много и понятно, почему Лукулл боялся открытого боя. Косвенно эта цифра может быть подтверждена и еще одним соображением. Плутарх пишет, что Митридат окружил Кизик десятью лагерями (Plut., Luc, 9). А сколько было в каждом лагере? Если мы вспомним, что учили понтийское войско римские советники и организовано оно было по принципам римской армии, то, может быть, мы и получаем десять легионов понтийцев? Но следует помнить численность отступающих войск - это не численность сражающейся армии. Достоверность цифр понтийской армии при осаде Кизика меньше, чем в случае с Амнейоном, Херонеей и Охроменом.


72-71 гг. до н.э. Бои в Понте

Как известно, кампания началась с осады Лукуллом Амиса, Темискиры и Евпатории. Царские гарнизоны ожесточенно сопротивлялись. Зиму 72-71 гг. Лукулл повел под Амисом. Митридат зимовал в Малой Армении (Арр., Mithr, 78). Именно здесь в области Кабиров он собрал новое войско: 40.000 пеших и 4000 конницы. Причем Плутарх подчеркивает, что именно на , конницу царь «возлагал особые надежды» (Plut., Luc, 15).

Военные действия начались с весны 71 г.до н.э.: Лукулл поручил осаду Амиса Мурене, а сам двинулся на юг, перевалив через горы. Митридат ожидал его в Кабирах.

В долине реки Лик произошло конное сражение. Понтийская конница победила, римляне бежали, бросив своего раненого командира (!) Помпония.

Дальше римские историки сообщают странную, на первый взгляд, информацию: «Лукулл боялся сойти на равнину, так как перевес в коннице был на стороне врагов» (Plut., Luc, 15, Арр., Mithr, 80). Он поднялся в горы над Кабирами и занял там позицию, опасаясь спуститься на равнину.

^ Что же это за конница такая, что пять римских легионов бояться встретиться в бою с четырьмя тысячами всадников? Римские историки об этом подробно не рассказывают, сообщая только, имена понтийских командиров.

Дальше всадники Митридата попали в засаду в ущелье и понесли большие потери, после чего царь решил, что сейчас он не готов к столкновению с римлянами (Plut., Luc, 17, Арр., Mithr, 81), а солдат царя внезапно охватила паника. Митридат отступил в Команы, откуда он с двумя тысячами всадников ушел в Армению (Арр., Mithr, 82).

Еще одна загадка: было у Митридата 4000 всадников, осталось 2000. Этого оказалось достаточно, чтобы они принял решение, о том, что соотношение сил качественно изменилось в пользу Лукулла и надо отступать…

Так или иначе, в реальном боевом контакте с римлянами участвовало 4000 всадников, остальные 40000 (больше? меньше?) исчезли во время паники в лагере. Опять паника в лагере и исчезновение десятков тысяч солдат…

Война в Армении

Армия Тиграна вступала в бой с римлянами несколько раз. Сначала это корпус Митробарзана («три тысяч конницы и великое множество пехоты» (Plut., Luc, 25). Аппиан считает, что у Митробарзана было только 2 тыс. всадников (Арр., Mithr, 84). Кажется, что это единственная цифра, которая вызывает доверие…

Наиболее известное сражение – конечно, битва при Тигранокерте. Боевой порядок Тиграна описан Плутархом: «Сам царь принял командование над средней частью войска, левое крыло доверил адиабенскому царю, а правое, в передних рядах которого находилась также большая часть броненосной конницы — мидийскому» (Plut., Luc, 27). Броненосной конницы, Лукулл насчитал 17 000.

Лукулл приказал своей коннице атаковать правый фланг Тиграна, а затем отступить («чтобы ряды варваров при преследовании расстроились» (Арр., Mithr, 85), сам же с двумя когортами пехоты двинулся в обход, стремясь занять холм в тылу у армянской броненосной конницы. Когда этот маневр удался, римская пехота атаковала армян с тыла. «Броненосные всадники не дождались нападения римлян, но с воплями обратились в постыднейшее бегство, врезавшись со своими отягощенными броней конями в строй своей же пехоты, прежде чем та успела принять какое-либо участие в сражении (выделено мной – Л.Н.) (Plut., Luc, 28)». Иными словами в данном случае разгром правого фланга Тиграна (броненосной конницы) и разгром всей его армии синонимы.

Далее Плутарх со слов Лукулла упоминает бой у реки Арсаний. Лукулл успел переправить половину своего войска («двенадцать когорт»), а остальные остались на том берегу и прикрывали тыл. а Тигран должен был все пешее войско и большую часть конницы поставил на холме. В авангарде армянской армии стояли «мардийские лучники на конях и иберийские копейщики, на которых … Тигран возлагал особые надежды, как на самых воинственных». Затем стояла конница Тиграна, которая опять вызвала у римлян страх: «Лукулл был устрашен ее грозным видом и огромной численностью» (Plut., Luc, 31). Однако какова эта огромная численность мы не знаем - боя было: «они побежали прежде, чем дошло до рукопашной». Не случайно Аппиан практически не описывает эту великую победу Лукулла над «тремя царями». Вместо этого он описывает другие столкновения, в которых Митридат и Тигран мешали солдатам Лукулла собирать продовольствие (Арр., Mithr, 87).

Зела

Мы подходим к самому интересному и самому интригующему моменту Митридатовых войн. Уничтожены три легиона. Причем уничтожены без возможности восстановления – перебиты центурионы. Солдат можно набрать, но центурионов надо учить очень долго.

Как это произошло? Свидетельств почти не осталось, во-первых, потому что римляне, видимо, не хотели сами разбираться в причинах своей неудачи (или знали, но не хотели ее объяснять). А во-вторых, мало кто остался, кто мог рассказать о причинах катастрофы.

Попытаемся собрать то, что известно по крохам.

Сражение началось по инициативе римлян – Триарий хотел разгромить Митридата, до подхода Лукулла, С другой стороны и царь был заинтересован в сражении – он получал шанс разгромить римлян по частям (Лукулл был в нескольких днях пути). Триарий выступил еще ночью. Неизвестно, хорошо ли он представлял себе топографию местности, но в Понте он провел уже несколько лет. Город Зелы окружен холмами. Митридат занимал самый высокий холм, находящийся в трех милях от города. Лагерь его был укреплен.

Римляне видимо выстроились традиционно – легионы в центре и конница на флангах. Как можно понять первоначально их атака была вялой («долгое время сражение было нерешительным»). В решающий момент Митридат лично атаковал противника. Можно понять, что он возглавил удар конницы, потому что далее говориться о преследовании им римской кавалерии (что нельзя осуществлять пехотой). Поскольку Митридат пришел в Понт из Армении, (Тигран дал ему 4000 солдат) есть все основания предполагать, что часть конницы были армянская тяжеловооруженная конница. Как мы помним, с 2000 он отступил в Армению в 70 году до н.э. и 3000 всадников было у него спустя год во время войны с Помпеем. Предположение о том, что конницы у Митридата было 2000-3000, кажется обоснованным.

Атака конницы Митридата разорвала строй легионеров («рассеяла» по выражению Аппиана) и сбросила их в болото. После чего царь начал преследовать римскую конницу, которая, видимо, пыталась спастись, добравшись до укрепленного лагеря. Но преследование и полное уничтожение римского войска сорвалось, так как Митридат был ранен в ногу римским центурионом.

Эпическая картина: «Митридат же был унесен в тыл, и его друзья поспешно отозвали войско назад, несмотря на блестящую победу». Заканчивает Аппиан таким литературно-историческим сравнением: «Среди сражающихся возникло смятение и недоразумение при таком бессмысленном отозвании, возник страх, нет ли чего ужасного с другой стороны; узнав, наконец, в чем дело, солдаты окружили тело Митридата на равнине и шумели, пока врач Тимофей, остановив кровь, не показал его с возвышенного места; так было и с македонянами в Индии, испугавшимися за Александра: Александр показался перед ними у храма выздоравливающим»


^ Компания 66 года до н.э. и сражение у Никополя.

Как уже говорилось, общую численность понтийской армии римские авторы определяют в 30000 пехоты и 2000 или 3000 всадников (ср. Plut., Pomp., 32 и Арр., Mithr, 97). Компания длилась несколько месяцев, причем Митридат уклонялся от решающего боя. Он, рассчитывал продолжить тактику войны на измор «надеясь, что, сидя в этой опустошенной стране, Помпей будет терпеть такие же лишения» (Арр., Mithr, 97). Сначала произошло несколько стычек на границе (Помпей «стал лагерем на границах царства Митридата»), затем Митридат отступил вглубь своего царства к Комане. Сам царь, видимо, рассчитывал на подвоз продовольствия из Армении. По крайней мере, Помпей опасался именно этого и попытался обойти Митридата с востока, построить укрепления и перерезать коммуникации. Тогда царь отступил в Малую Армению. На берегу Евфрата Помпей его догнал, Митридат занял оборонительную позицию на крутом холме. Произошло сражение, которое Аппианом и Плутрахом описываются по-разному (см. ниже). В результате было убито или попало в плен 10000 (Арр., Mithr, 100, Plut., Pomp., 32). Аппиан утверждал, что лагерь Митридата был со всех сторон окружен крутыми скалами, дорогам вела только одна и по ней поднимались римляне - бежать было невозможно. Митридат прорвался с 800 всадниками, потом к нему собралось 3000 пеших. В результате получается, что войско царя насчитывало менее 14 000. Понятно, что были дезертиры, кто-то погиб в стычках с римлянами раньше, были потери в результате быстрых переходов в горах Малой Армении. Но все равно, либо у Митридата было меньше 32-33 тысяч, либо прорваться из окружения мог не один Митридат (что вероятно).

Подведем итоги. Выбранный нами метод полностью подтвердил гипотезу Дельбрюка. Римские авторы преувеличивали численность понтийской армии. В действительности она обычно равна по численности римской, иногда несколько больше, иногда - заметно меньше.

В начале войн с Римом войско Митридата кажется типичным эллинистической армией с комбинацией различных родов войск: есть и фаланга, и колесницы, и легковоруженная пехота, и конница. Причем прослеживается «этническая» структура организации армии.

В Третьей войне ситуация была иной. Как известно, перед вторжением в Вифинию, Митридат реорганизовал свою пехоту по римскому образцу: «Задумав начать войну во второй раз, он ограничил свои силы и их вооружение тем, что было действительно нужно для дела. Он отказался от пестрых полчищ, от устрашающих разноязыких варварских воплей, не приказывал больше готовить изукрашенного золотом и драгоценными камнями оружия, которое прибавляло не мощи своему обладателю, а только жадности врагу. Мечи он велел ковать по римскому образцу, приказал готовить длинные щиты» (Plut., Luc. 7).

Эта же особенность понтийской пехоты сохранилась до конца третьей войны. Помпей считает (только говорит?), что ему «предстоит борьба с настоящим войском, научившимся воевать на неудачах, так как Митридат обратился теперь к коннице, мечам и большим щитам».

Причем царь, видимо, хорошо, понимал, что дело не только и не столько в вооружении – сила римлян в организации. Аппиан рассказывает, что набирая пополнение новобранцев Митридат «распределил на отряды и когорты почти так же, как италийское войско, и передал их на обучение понтийским учителям» Арр., Mithr, 87.Вот как – были оказывается понтийские воины профессионалы, которые выполняли роль римских центурионов.

Именно так, видимо произошло и на Боспоре, где царь начал формировать войско организованное в когорты.

Однако, анализируя сведения римских авторов, мы можем сделать еще одно наблюдение. ^ Ударная сила и костяк войска Митридата не пехота, а конница. В сражении при Херонее, при Охромене, в компании 72-71 года до н.э. в Понте, в компании 67 - 66 года до н.э.– именно она в первую очередь пугает римских полководцев. Легионеры Суллы, увидев конницу Митридата, бояться выйти из лагеря. Легионеры Лукулла бояться спуститься с гор, избегая столкновения с его конницей. Одно из самых загадочных поражений римской армии – разгром Триария при Зеле – результат успешных действий понтийской конницы.

Кто были эти всадники? Их этническая принадлежность упоминается редко. В описании битвы при Ампейоне говориться о всадниках из Малой Армении, которых привел царевич Аркафий. Именно их он вел потом в Грецию, но умер по дороге. Командование перешло к Архелаю. Плутарх считает, что конница Архелая в была скифская и мидийская.

Во время компании 72-71 гг. до н.э. в Понте Митридат набирает конницу в Малой Армении. Кроме того, мы знаем, что тогда в его войске были скифские всадники, точнее дандарии. Затем Махар изменил, и помощь с севера перестала поступать…

Армянские всадники… Как можно догадаться речь идет о тяжеловооруженной коннице - катафрактариях.

Одно из первых описаний этой конницы историками относится как раз к Митридатовым войнам - они участвовали в сражении при Тигранокерте, «Вся сила этой броненосной конницы — в копьях, у нее нет никаких других средств защитить себя или нанести вред врагу, так как она словно замурована в свою тяжелую, негнущуюся броню». (Plut., Luc. 28).

По справедливому замечанию Хазанова «Катафрактарии врезались в строй противника, прорывали его, рассекая надвое, и тем самым решали исход сражения».

У нас нет прямых доказательств того, что они входили в состав понтийской конницы, но есть все основания так предполагать. Конница формируется в Малой Армении, Тигран – союзник Митридата, Лукулл уже знаком с катафрактариями и дает своим солдатам тактические советы как с ними бороться: «фракийским и галатским всадникам ударить на неприятельскую конницу сбоку и мечами отбивать ее копья», легионерам «не пускать больше в ход дротиков, но подходить к врагу вплотную и разить мечом в бедра и голени — единственные части тела, которые не закрывала броня» (Plut., Luc. 28). Кстати и доспех самого Митридата похож на доспех катафрактария. Кроме того, как мы помним, у Митридата была скафская конница. Лучники?

Естественно возникает вопрос: почему катафрактарии под командованием Тиграна не испугали римлян, и Лукулл легко разгромил их, а конницу Митридата боялся? Есть несколько возможных ответов на этот вопрос. Один из них – Лукулл преувеличил численность катафрактариев под Тигранокертой. Их было не 17 000, в 10 – 20 раз меньше. Очень вероятное предположение, но трудно доказуемое. А как объясняют это противоречие римские историки? Оказывается – объясняют.

«Не раз — и через нарочных, и в письмах — Митридат советовал Тиграну уклоняться от сражения, но при помощи конницы отрезать неприятеля от подвоза продовольствия. Столь же настоятельно уговаривал царя быть осторожнее и избегать встречи с «неодолимым», как он говорил, римским оружием и Таксил, который прибыл от Митридата и принимал участие в походе» (Plut., Luc, 26).

Дело в том, что еще несколько лет назад, после Кизика, во время боем в районе Кабир у Митридата сложился план разгрома Лукулл. Суть замысла заключалась в том, чтобы используя превосходство в коннице перерезать коммуникации, лишить римлян подвоза продовольствия.

Интересно, что Плутарх ничего об этом замысле не знает. Об этом не рассказывал сам Лукулл? Зато Аппиан рассказывает довольно подробно и считает, что план мог привести к успеху: «План был хорош — пишет он, - отрезать Лукуллу подвоз съестных припасов, которые он мог получать из одной только Каппадокии» (Арр., Mithr, 80). Именно это он и советовал Тиграну: «ему не вступать с римлянами в сражение, но, окружая их одной только конницей и опустошая землю, постараться довести их до голода тем же способом, как и сам он под Кизиком, доведенный Лукуллом до истощения, потерял без битвы все свое войско». (Арр., Mithr, 84). Как можно понять речь идет о заменить «скифской тактике». Четыреста лет назад во время похода Дария против скифов эта тактика была успешно применена последними. Сначала скифы не вступая в открытое сражение отступали, угоняя скот и засыпая колодцы. Затем они усложнили тактику, «решили не завлекать дальше персов, а нападать на них, когда те выходили на поиски пищи. Выполняя это решение, скифы подстерегали воинов Дария, когда те добывали себе пищу. Скифская конница постоянно обращала в бегство вражескую конницу... Подобные же нападения скифы производили и по ночам» (Her., Mel.128).

Конечно, Митридат, которого его официальная пропаганда превозносила как победителя скифов, знал о том, что такое «скифская тактика». Надо заметить, что этот способ ведения, в конечном счете, дала результат. Римское войско было измотано длительным походом и отказалось выполнять приказы Лукулла. Сначала легионеры встречали приказы военачальников «угрюмое неповиновение», а затем стали кричать, что уйдут из Понта, оставив его Митридату (Plut., Luc, 26).. Митридат воспользовался этим, вернулся в Понт и ударом конницы разгромили легионы Триария.

Но, окончательный триумф этой стратегии и тактики произошел спустя десять лет. 8 легионов Красса двинулись в Парфию, уверенные в быстрой и легкой победе. Они столкнулись всего с тысячей катафрактариев и 10 легкой конницы. У римлян был большой численный перевес. Парфяне применяли именно «скифскую тактику»: отступали, заманивали, отрезали коммуникации, но избегали решающего сражения. Парфяне активно использовали конных лучников: «от преследующих парфян убежать невозможно, сами же они в бегстве неуловимы, будто их диковинные стрелы невидимы в полете и раньше, чем заметишь стрелка, пронзают насквозь все, что ни попадается на пути» (Plut., Crass. )..

И только в решающий момент появились катафрактарии. «Вооружение закованных в броню всадников такой работы, что копья их все пробивают, а панцири выдерживают любой удар» (Plut., Crass. )., - рассказывали спасшиеся римские солдаты. Вооружены катафрактарии были тяжелыми длинными пиками: «Парфяне вонзали … тяжелые, с железным острием копья, часто с одного удара пробивавшие двух человек». Шок для жителей империи от этого первого столкновения с парфянами был настолько велик, что передавался еще столетия. В Откровении Иоанна говориться о всадниках «при великой реке Евфрате»: «Число конного войска было две тьмы тем; и я слышал число его. Так видел я в видении коней и на них всадников, которые имели на себе брони огненные, гиацинтовые и серные; головы у коней - как головы у львов, и изо рта их выходил огонь, дым и сера» (Откр. 9. 16-17). Сравним с рассказом Плутарха: «Парфяне вдруг сбросили с доспехов покровы и предстали перед неприятелем пламени подобные — сами в шлемах и латах из маргианской, ослепительно сверкавшей стали, кони же их в латах медных и железных». Такое впечатление, что историк, спустя двести лет, видел слова евангелиста, описывая ужас римлян от парфянских катафрактариев.

А когда появились катафрактарии у парфян? Мы ничего не знаем о них во II в. до н.э. Наоборот, одно время даже парфяне пытались реорганизовать свое войско на греческий лад. Если верить Плутарху: «Против парфянского царя, который совершил вторжение в Гордиену и разорял подвластные Тиграну племена, Помпей послал войско во главе с Афранием. Последний изгнал парфян и преследовал их вплоть до Арбелитиды» (Plut., Luc, 26). То парфяне без боя отступили, то ли они не были убеждены в своих силах. А спустя десять лет они были очень успешны.

Митридат, видимо, переписывался с парфянами. Письмо Аршаку, которое приводит Саллюстий скорее всего - литературное произведение. Но о переговорах Тиграна и Митридата с Аршаком сообщают и Аппиан, и Плутарх. Упоминается даже «тайный союз» (Арр., Mithr, 87). Да и сами парфяне, наверное, «изучали опыт». Ведь поход Лукулла на Аршакидов сорвался именно потому, что, используя тактику изматывания противника, Митридату удалось парализовать волю легионеров к победе.

«В битве с катафрактариями римский тяжелый пехотинец, доселе непобедимый, лишался большинства своих преимуществ. Тяжелая конница оказалась единственным родом войск, способным противостоять легиону, и притом не эпизодически, а постоянно. Если легион был высшим достижением античной военной мысли в отношении пехоты, то катафрактарии были тем же в отношении кавалерии» - пишет Хазанов. Символично, что победоносная стратегия и тактика использования катафрактариев была сформулирована на родине амазонок в Темискире.

Правда Митридат войну с Римом проиграл, а парфяне выиграли.


.



1 Сапрыкин С.200

2 Молев С.64

3 Молев С.73

4 Молев С.92

5 Дельбрюк С.

6 Дельбрюк С.

7 Дельбрюк С.



Реклама:

Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації