Поиск по базе сайта:
Самораскрытие и его обусловленность социально-психологическими и личностными факторами icon

Самораскрытие и его обусловленность социально-психологическими и личностными факторами




Скачати 282.09 Kb.
НазваСамораскрытие и его обусловленность социально-психологическими и личностными факторами
ЗИНЧЕНКО Елена Валерьевна
Дата конвертації07.12.2012
Розмір282.09 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи


ЗИНЧЕНКО Елена Валерьевна


САМОРАСКРЫТИЕ И ЕГО ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИМИ И ЛИЧНОСТНЫМИ ФАКТОРАМИ


Специальность 19.00.05 - “Социальная психология”


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук


Ростов-на-Дону

2000

Работа выполнена на кафедре психологии личности факультета психологии Ростовского государственного университета


Научный руководитель: кандидат психологических наук,

доцент Шкуратова И.П.


^ Официальные оппоненты: доктор психологических наук,

профессор Скрипкина Т.П.


кандидат психологических наук,

доцент Кузнецова Е.В.


Ведущая организация: Кубанский государственный университет


Защита диссертации состоится «3» июля 2000 г. в 10.00 часов на заседании Диссертационного совета К–063.52.15 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата психологических наук при Ростовском государственном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. Октября 13, факультет психологии, а. 222.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского государственного университета.


Автореферат разослан «2» июня 2000 г.


Учёный секретарь Диссертационного совета,

кандидат психологических наук, доцент Тащёва А.И.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ


Актуальность исследования. В последнее десятилетие возрос интерес к социальной психологии личности. Специфика социальной психологии при взгляде на личность заключается в рассмотрении её как взаимодействующего и общающегося субъекта (В.Н. Мясищев, 1970, 1974; М.И. Бобнева, Е.В. Шорохова, 1979; А.А. Бодалёв, 1982, 1994, 1995; Г.М. Андреева, 1980, 1998; Л.А. Петровская, 1989 и др.). Одна из тенденций современной психологической науки состоит в переориентации с изучения феноменов восприятия другого человека на изучение того, как личность проявляет себя в общении с окружающими.

Тема личностной представленности человека в общении, в русле которой рассматриваются явления самораскрытия и самопредъявления, достаточно хорошо разработана в зарубежной психологии (S. Jourard, Р. Lasakow, 1958; Р. Cozby, 1979; V. Derlega, J. Berg, 1986; W. Stiles, P. Shuster, G. Harrigan, 1992; K. Meleshko, L. Alden, 1993). В отечественной же социальной психологии ее место в настоящее время еще не совсем определено, на что указывает даже тот факт, что понятие самораскрытия отсутствует в большинстве отечественных психологических словарей, за исключением психотерапевтических, где его определение даётся применительно к специфике психотерапевтического процесса (Б.Д. Карвасарский, 1998; В.Л. Минутко, 1999).

Отдельные исследования, затрагивающие рассматриваемую проблематику, появились в отечественной психологии сравнительно недавно (Т.П. Скрипкина, 1984; Н.В. Амяга, 1988; И.П. Шкуратова, 1998), поэтому пока не выработана однозначная позиция по отношению к определению самораскрытия, не разработан методический инструментарий для изучения этого психологического явления, не описаны его основные характеристики и виды. Особо следует отметить тот факт, что на российской выборке практически не исследованы социально-психологические и личностные факторы самораскрытия. Например, в отечественной социальной психологии не представлены работы, в которых бы учитывалась роль отношения к реципиенту в процессе самораскрытия, рассматривалось влияние когнитивного стиля коммуникатора на его самораскрытие; хотя зависимость самораскрытия от межличностных отношений прямо или косвенно подчёркивается рядом авторов (В.А. Лосенков, 1974; Л.Я. Гозман, 1987; И.С. Кон, 1989; Н.В. Амяга, 1989); а многочисленные данные о проявлении когнитивного стиля в сфере общения дают основания предполагать и его связь с самораскрытием личности (И.П. Шкуратова, 1994; А.Л. Южанинова, 1998; Т.Г. Антипина, 1998 и др.).

Важность и актуальность разработки проблемы самораскрытия в отечественной социальной психологии очевидна по нескольким причинам. Во-первых, количественные и качественные компоненты самораскрытия представляют интерес в качестве важной составляющей поведения личности в сфере общения. Каждое историческое время и каждое общество характеризуются особой культурой самораскрытия. Современное общество, одной из особенностей которого является социальная нестабильность, приводит человека к кризису идентичности, а также к глобальному недоверию к власти, судопроизводству, средствам массовой информации. В связи с этим внимание психологов всё чаще обращается к таким предметным областям как социальное познание, смыслы, доверие, самораскрытие и т.п. (Г.М. Андреева, 1998, 1999; Д.А. Леонтьев, 1997; Т.П. Скрипкина, 1998; Н.В. Амяга, 1998).

Характерные для современного общества урбанизация, компьютеризация, развит ие и внедрение технических средств массовых коммуникаций изменяют и сферу межличностных отношений, что, в свою очередь, отражается и на характере самораскрытия. Наблюдается увеличение количественной стороны контактов с одновременным уменьшением их глубины (М. Хейдеметс, 1979; Я.А. Давидович, 1981; Э.В. Соколов, 1982), усложнение условий непосредственного общения, а также увеличение доли опосредованности в коммуникативном поведении субъекта (Ю.М. Забородин, А.Н. Харитонов, 1985; В.А. Аполлонов, 1981; Е.Г. Слуцкий, 1981). Возрастающая отчужденность современного человека приводит его к необходимости общения с незнакомым или воображаемым партнером, а также с компьютером. Как следствие, перед психологией встают новые практические задачи: изучение проявления личности в виртуальном информационном социуме, выделение характеристик идеальной компьютерной личности, способной заменить человеческое общение, и ряд других. Сокращение личного пространства, накопление отрицательных эмоций, рост психической напряженности тоже способствуют изменению структуры самораскрытия личности.

Во-вторых, известно, что самораскрытие лежит в основе большей части психодиагностических процедур и психотерапии (А.С. Слуцкий, В.Н. Цапкин, 1985; К. Рудестам, 1993; Б.Д. Карвасарский, 1998; В.Л. Минутко, 1999; В.Т. Кондрашенко, Д.И. Донской, С.А. Игумнов, 1999). Оно выступает в качестве своеобразного канала, с помощью которого психотерапевт получает необходимую ему информацию, устанавливает и поддерживает контакт с пациентом; а психолог-исследователь - с испытуемым (J. Berg, V. Derlega, 1986; Л.Б. Филонов, 1979). Изучение процесса самораскрытия может помочь совершенствовать как психодиагностические, так и психотерапевтические процедуры, существенно повысить надежность получаемой таким образом социально-психологической информации.

В-третьих, известно, что самораскрытие выполняет ряд важных функций для личности. Оно укрепляет психическое здоровье, стимулирует личностный рост, способствует развитию самосознания. Поэтому исследование закономерностей самораскрытия будет способствовать изучению механизмов личностного роста. В-четвёртых, изучение феномена самораскрытия является необходимым для более глубокого осмысления и понимания сущности других психологических категорий, таких как самовыражение, личностное общение, диалогическое общение, доверительное общение.

В связи с вышесказанным можно заключить, что к настоящему моменту назрела необходимость выработки чёткого научного определения самораскрытия, уточнения места этой психологической категории в отечественной социально-психологической теории и всестороннего изучения самораскрытия как сложного социально-психологического феномена, обусловленного целой группой факторов, на российской выборке.

^ Цель исследования: изучить самораскрытие и его обусловленность социально-психологическими и личностными факторами.

Предмет исследования: объём, глубина, содержание, дифференцированность и избирательность самораскрытия личности и его социально-психологические и личностные детерминанты (социальная роль партнёра, характер межличностных отношений, пол и когнитивный стиль коммуникатора).

^ Гипотезы исследования:

1. Объём самораскрытия субъекта варьирует в зависимости от социальной роли партнёра и характера межличностных отношений коммуникатора и реципиента.

2. Когнитивный стиль детерминирует самораскрытие в межличностном

общении таким образом, что когнитивная сложность позитивно влияет на его дифференцированность и избирательность, а полезависимость - поленезависимость определяет его объём и содержание.

3. Самораскрытие девушек и юношей различается по объёму, глубине и содержанию передаваемой личной информации в общении с разными партнёрами.

Теоретические задачи исследования:

1. Осуществить теоретический анализ понятия самораскрытия как социально-психологического феномена.

2. Выделить критерии для классификации и описать основные виды самораскрытия.

Методические задачи:

3. Разработать комплекс методик для диагностики индивидуальных и групповых особенностей самораскрытия в межличностном общении.

Эмпирические задачи:

4. Произвести анализ характеристик самораскрытия и их взаимосвязи на примере юношеского возраста.

5. Установить влияние социальной роли реципиента на характеристики самораскрытия субъекта.

6. Исследовать объём самораскрытия в зависимости от характера межличностных отношений коммуникатора и реципиента.

7. Осуществить эмпирический анализ влияния фактора пола на объём, глубину, содержание, дифференцированность и избирательность самораскрытия.

8. Изучить проявление когнитивной сложности - простоты в особенностях самораскрытия личности.

9. Исследовать влияние полезависимости-поленезависимости на характеристики самораскрытия.

^ Методологические и теоретические предпосылки исследования: принцип детерминизма как закономерной зависимости психических явлений от порождающих их факторов (С.Л. Рубинштейн, А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский), концепция отношений В.Н. Мясищева, представление о самораскрытии как личностной представленности человека в общении (S. Jourard, Р. Lasakow, Р. Cozby, V. Derlega, J. Berg), понятие об общении как субъект-субъектном взаимодействии (А.А. Бодалёв, Г.М. Андреева, Л.А. Петровская, А.У. Хараш, С.Л. Братченко), представление о детерминации общения социально-психологическими характеристиками личности (К.А. Абульханова-Славская, А.А. Бодалёв, Л.И. Анцыферова), представление об общении как трехстороннем процессе, включающем перцептивные, коммуникативные и интерактивные аспекты (Г.М. Андреева), понятие о самовыражении как внешнем проявлении психического мира субъекта (В.А. Лабунская), представление о личности как интраиндивидном, интериндивидном и метаиндивидном образовании (А.В. Петровский, В.А. Петровский), положение о когнитивных стилях как устойчивых различиях в организации и переработке приобретаемого опыта (М.А. Холодная, И.П. Шкуратова, А.Л. Южанинова), теория личностных конструктов (G. Kelly), концепция психологической дифференциации (H. Witkin).

^ Методы и методики исследования. В качестве эмпирических методик использовались: 1) для диагностики характеристик самораскрытия - модифицированный опросник С. Джурарда, разработанные автором опросник “Шкалы самораскрытия” и методика “Письмо незнакомому другу”; 2) для определения полезависимости-поленезависимости - тест “Фигурки Готтшальда”; 3) для выявления степени когнитивной сложности - репертуарный тест Дж. Келли, модифицированный вариант.

При обработке данных применялись следующие методы: частотный, корреляционный и факторный анализы, контент-анализ, метод сравнения крайних групп, методы описательной (суммарной) статистики.

Достоверность результатов обеспечивалась разнообразием диагностических процедур, большим объёмом выборки, использованием ряда методов математической статистики. В исследовании использовалась компьютерная программа анализа данных “STATGRAPHICS”.

^ Объектом исследования выступили студенты в возрасте от 18 до 25 лет, из них 153 девушки и 33 юноши.

На первом этапе в исследовании приняли участие 186 человек, среди них были студенты РГУ (69 филологов, 43 журналиста, 34 психолога) и учащиеся Азовского медицинского колледжа – 40 человек. Предметом исследования на этом этапе являлись характеристики самораскрытия и их обусловленность социально-психологическими факторами.

На втором этапе выборку для решения задачи о влиянии личностных факторов на самораскрытие составили 85 студентов филологического факультета РГУ, из них 64 девушки и 21 юноша.

^ На защиту выносятся следующие положения:

1) Самораскрытие как сложный социально-психологический феномен представляет собой преимущественно добровольное непосредственное или опосредованное сообщение субъектом личной информации различной степени интимности одному или нескольким реципиентам.

2) Объём, глубина, содержание и дифференцированность самораскрытия в большой степени определяются социальной ролью реципиента по отношению к коммуникатору и характером их межличностных отношений. Близость и позитивность отношений положительно влияют на объём самораскрытия.

3) Объём, глубина и содержание самораскрытия зависят от пола коммуникатора. Девушки чаще рассказывают окружающим о себе, чем юноши; при этом они сообщают о своих чувствах и переживаниях, в то время как юноши – о своих мнениях и установках.

4) Когнитивная сложность проявляется в высокой дифференцированности и избирательности, малой глубине непосредственного и большом объёме опосредованного самораскрытия. Полезависимость-поленезависимость не оказывает существенного влияния на общий объём самораскрытия в непосредственном общении, но отражается на содержании опосредованного самораскрытия.

^ Научная новизна:

1) Впервые предпринята попытка проанализировать существующие в отечественной и зарубежной психологии подходы к пониманию самораскрытия и определить место этого феномена в системе социально-психологических категорий.

2) Предложена классификация видов самораскрытия по различным критериям и проведён их сопоставительный анализ; выделены и описаны детерминирующие самораскрытие социально-психологические и личностные факторы; рассмотрены параметры самораскрытия и методы их диагностики.

3) Апробирован русскоязычный модифицированный вариант методики Джурарда, изучены возможности диагностики характеристик самораскрытия на основе опросника “Шкалы самораскрытия” и методики “Письмо незнакомому другу”.

4) Впервые собран обширный эмпирический материал, касающийся особенностей самораскрытия российской молодёжи. Исследовано влияние социальной роли реципиента на объём, содержание, глубину и дифференцированность самораскрытия; а также влияние различных характеристик межличностных отношений («дистанция», «позиция», «валентность», «степень знакомства») на объём самораскрытия.

5) Впервые получены и описаны данные о влиянии таких когнитивно-стилевых параметров как полезависимость-поленезависимость и когнитивная сложность - простота на особенности самораскрытия.

^ Теоретическая и практическая значимость исследования. Проведенный теоретический анализ расширяет и углубляет представление о самораскрытии как социально-психологическом феномене. В работе уточняется определение самораскрытия, описываются его основные виды и характеристики. Разработан комплекс методик для диагностики самораскрытия в межличностном общении.

Выявленные различия в характеристиках самораскрытия в зависимости от пола, когнитивного стиля коммуникатора, социальной роли реципиента и характера межличностных отношений позволяют составить более полное и дифференцированное представление об особенностях самораскрытия в юношеском возрасте.

Данные о взаимосвязи между параметрами самораскрытия и показателями полезависимости-поленезависимости, а также между характеристиками самораскрытия и показателями когнитивной сложности-простоты свидетельствуют о правомерности рассмотрения когнитивного стиля в качестве одной из детерминант самораскрытия личности.

Результаты исследования могут быть использованы в психологическом консультировании, в различных видах психотерапевтической и психокоррекционной работы с молодежью, а также для психопрофилактики отклонений в личностном развитии. На основе полученных данных возможна разработка специальных программ социально-психологического тренинга, направленных на обучение навыкам адекватного самораскрытия.

^ Апробация работы. Материалы диссертационного исследования были представлены на 26-ой сессии Недели науки РГУ (Ростов-на-Дону, 1998), на II Всероссийской конференции РПО “Методы психологии” (Ростов-на-Дону, 1997), на заседаниях кафедры психологии личности (1995-1999).

Результаты исследования используются при чтении спецкурса «Диагностика индивидуальных особенностей общения» и проведении практикума по специальности для студентов дневного и заочного отделений факультета психологии РГУ; при чтении курса «Общая и социальная психология» для студентов филологического и философского факультетов РГУ; а также в работе психолога-консультанта Ростовского регионального отделения Российского общества Красного Креста по программе «Помощь РОКК вынужденным переселенцам из Чечни на территории РФ за пределами зоны конфликта».

Публикации. По теме диссертации опубликовано 6 работ, из них – 3 статьи.

^ Структура и объём диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы, включающего 300 источников (из них 19 на английском языке), и приложений. Объём основного текста составляет 154 страницы, содержит 7 рисунков и 39 таблиц (из них 5 рисунков и 33 таблицы в приложениях).

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность проблемы, определяются цель, задачи, предмет и объект исследования, формулируются гипотезы и положения, выносимые на защиту, приводится методологическая и теоретическая основа исследования, указываются используемые методы, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

^ В первой главе «Самораскрытие личности как социально-психологический феномен» представлен анализ теоретических и эмпирических исследований самораскрытия, определено понятие самораскрытия, рассмотрены его параметры, виды, функции и методы диагностики.

^ Первый параграф «Теоретический анализ представлений о самораскрытии в зарубежной и отечественной психологии» посвящён рассмотрению понятия самораскрытия и его соотношения с близкими психологическими категориями.

Отмечается, что проанализированные определения самораскрытия очень разнородны и сосредоточены на разных аспектах этого сложного феномена (S. Jourard, P. Lasakow, 1958; А.С. Слуцкий, В.Н. Цапкин, 1985; И.С. Кон, 1989; Д. Майерс, 1997; Т.П. Скрипкина, 1997; Н.В. Амяга, 1991, 1998). Большинство авторов видит в самораскрытии только процесс передачи личной информации без учёта его содержания, адреса и целей.

Проводится сопоставление понятия самораскрытия с близкими психологическими категориями: самопредъявление (Э. Гоффман, 1984; Н.В. Амяга, 1991, 1998; Е.В. Соколова-Бауш, 1999) доверительное общение (В.С. Сафонов 1981; Т.П. Скрипкина, 1996), личностное общение (М.И. Бобнева 1981; Е.А. Родионова, 1981).

В заключение делается вывод о том, что рассмотрение самораскрытия как социально-психологического феномена должно базироваться на следующих теоретических положениях: 1) самораскрытие не ограничивается простым актом коммуникации; 2) передаваемая при самораскрытии информация не всегда носит интимный характер; 3) самораскрытие бывает как добровольным, так и вынужденным; 4) оно не всегда взаимно; 5) самораскрытие может осуществляться в рамках межличностных отношений различной степени близости и позитивности.

^ Во втором параграфе «Феномен самораскрытия с точки зрения различных социально-психологических подходов» предпринимается попытка рассмотреть самораскрытие через призму таких социально-психологических категорий как общение, самовыражение, воздействие, диалог; проводится анализ явления самораскрытия в психотерапии.

Отмечается, что самораскрытие является необходимым условием существования человека в обществе, в системе социальных связей. При рассмотрении самораскрытия в качестве разновидности общения автор опирается на представление об общении как трёхстороннем процессе (Г.М. Андреева, 1998). Высказывается точка зрения, что в самораскрытии можно выделить не только коммуникативную, но и перцептивную и интерактивную стороны.

Для анализа самораскрытия как воздействия автор обращается к теории А.В. Петровского (1982). Непосредственно с самораскрытием связывается метаиндивидный аспект изучения личности. Самораскрытие рассматривается и как один из способов самовыражения. При таком анализе автор отталкивается от представления о самовыражении как совокупности всех внешних проявлений субъекта, направленных на адекватную реализацию его идеального мира (Т.Н. Курилова, 1976; В.А. Лабунская, 1990, 1999; Т.А. Шкурко, 1997).

Указывается на то, что существует давняя традиция изучения самораскрытия в психотерапевтической практике, где данный феномен имеет свои особенности как при индивидуальной, так и при групповой работе. Акцентируется внимание на ключевой роли самораскрытия в психотерапевтическом процессе (J Berg, V. Derlega, 1986, К. Рудестам, 1993, В.Т. Кондрашенко, Д.И. Донской, С.А. Игумнов, 1999; В.А. Минутко, 1999). Проводится рассмотрение феномена самораскрытия в психотерапии по следующим направлениям: роль самораскрытия пациента в коррекции психических нарушений; возможность терапевта стимулировать процесс раскрытия; границы самораскрытия терапевта.

В целом констатируется многосторонность явления самораскрытия и возможность его изучения с точки зрения различных социально-психологических представлений.

^ В третьем параграфе «Виды самораскрытия личности в общении» проводится классификация видов самораскрытия.

Отмечается, что классическим в психологии стало деление общения на непосредственное и опосредованное (Е.Г. Слуцкий, 1981; Ю.М. Забродин, А.Н. Харитонов, 1985; А.А. Бодалёв, 1995 и др.). Аналогичное разделение проводится автором и между видами самораскрытия. Опосредованное самораскрытие рассматривается как самораскрытие в письмах, по телефону, самораскрытие с помощью Интернета, самораскрытие в газетных интервью и объявлениях, а также через дневниковые записи и автобиографии (Ю.П. Кошелева, 1998; Е.П. Белинская, А. Жичкина, 1999).

В качестве второго критерия для классификации самораскрытия берётся количество реципиентов. В основе лежит разделение общения на межличностное, групповое и межгрупповое (А.А. Бодалёв, 1995; Г.М. Андреева, 1998). Указывается на то, что самораскрытие не всегда осуществляется по желанию самого субъекта (Л.Б. Филонов, 1979). В зависимости от источника инициативы выделяются добровольное и вынужденное самораскрытие. Ещё одним критерием для классификации видов самораскрытия выступает величина дистанции между партнёрами, что позволяет автору выделить личностное и ролевое самораскрытие. Анализ работ психотерапевтического направления (J Berg, V. Derlega, 1986, Т. Jacobs, 1995) приводит к разделению самораскрытия на непроизвольное и преднамеренное.

Большое внимание в работе уделяется обсуждению вопроса о степени искренности самораскрытия. На основе представлений ряда психологов делается вывод о том, что любое высказывание человека о себе содержит одновременно элементы истинности и ложности (В.В. Знаков, 1992; П. Экман, 1993; Б.С. Шалютин, 1996; С.И. Симоненко, 1998). Перевес в сторону одного из них определяется целями и намерениями субъекта.

В конце параграфа даётся определение самораскрытия как преимущественно добровольного сообщения субъектом информации различной степени интимности другому лицу или группе лиц в непосредственной или опосредованной форме.

^ В четвёртом параграфе «Параметры самораскрытия и методы их диагностики» рассматриваются как традиционные параметры самораскрытия: объём, содержание, гибкость, глубина, аффективные характеристики, продолжительность (Н.В. Амяга, 1991, 1998); так и те, которые практически не используются при анализе проблемы самораскрытия: его интенсивность, избирательность, дифференцированность (Т.П. Скрипкина 1984; И.П. Шкуратова, 1996). Приводятся несколько существующих классификаций тем самораскрытия (S. Jourard, P. Lasakow, 1958; В.С. Сафонов, 1981 и др.)

Описываются методы диагностики самораскрытия в межличностном общении: опрос, анкетирование, анализ текстов-представлений, наблюдение (Н.В. Амяга, 1998; Ю.П. Кошелева, 1998), отмечаются преимущества и недостатки каждого из них. Делается вывод о необходимости их комплексного применения для изучения самораскрытия в межличностном общении.

^ В пятом параграфе «Функции и последствия раскрытия субъектом своего внутреннего мира окружающим» описываются три группы функций самораскрытия: функции, связанные с коммуникатором, реципиентом и характером межличностных отношений.

Для коммуникатора наиболее важными являются функция укрепления психического здоровья (S. Jourard, P. Lasakow, 1958; P.Cozby, 1979; J. Berg, V. Derlega, 1986), развивающая (В.А. Лосенков, 1974; И.С. Кон, 1989; Н.В. Амяга, 1991; Т.П. Скрипкина, 1997), функция регуляции или социального контроля посредством обратной связи (V. Derlega, 1984; W. Аcta, 1993; К. Рудестам, 1993), функция удовлетворения эмоциональных потребностей (S. Jourard, P. Lasakow, 1958; Л.А. Петровская, 1989; К. Рудестам, 1993).

Для реципиента самораскрытие выполняет функцию познания субъекта самораскрытия, функцию социальной награды и эмоциональную. Акцентируется внимание на большой роли самораскрытия в построении, поддержании, развитии и углублении межличностных отношений (Л.Я. Гозман, В.А. Лосенков, 1974; J. Berg, V. Derlega, 1986; И.С. Кон, 1989; V. Derlega, 1992).

Отмечается тот факт, что самораскрытие всегда в определённой степени связано с риском для субъекта (J. Berg, V. Derlega, 1986, 1992; Н.В. Амяга, 1991; К.Рудестам, 1993; Т.П. Скрипкина, 1997). Подробно описываются негативные последствия самораскрытия: 1) использование реципиентом полученной информации для контроля и власти над субъектом самораскрытия, 2) раскрытие партнёром информации другим людям; 3) разрыв или изменение отношений с окружающими; 4) отвержение представлений о своём Я; 5) неподтверждённые ожидания коммуникатора, 5) неравенство в отношениях, 6) несоответствие нормам общества, 7) фрустрация потребности в уединении, 8) нарушение «закрытой сферы» Я.

В конце параграфа констатируется полифункциональность самораскрытия. Указывается на необходимость контроля за процессом самораскрытия со стороны субъекта, обусловленную существованием его негативных последствий.

^ Вторая глава «Факторы, детерминирующие особенности самораскрытия личности в общении» посвящена рассмотрению двух групп факторов самораскрытия: социально-психологических (внешних) и личностных (внутренних).

^ В первом параграфе «Социально-психологические факторы самораскрытия» освещаются факторы самораскрытия, связанные с реципиентом, межличностными отношениями и ситуацией.

Отмечается тот факт, что большинство исследований, касающихся пола «мишени» самораскрытия, проведено в рамках изучения особенностей мужской и женской дружбы (Л.Я. Гозман, В.А. Лосенков, 1973; И.С. Кон, 1989; J. Reisman, 1992; A. Barbour, 1997).

Анализируются исследования, касающиеся влияния на самораскрытие социальной роли, статуса партнёра и степени его родства (S. Jourard, P. Lasakow, 1958; Т. Aoki, 1994). Констатируется малая изученность социально-психологических характеристик реципиента и межличностных отношений на отечественной выборке.

На основании анализа ряда работ, посвященных влиянию ситуативных и средовых факторов на процесс общения, делается вывод о возможности распространения выявленных в них закономерностей на самораскрытие как разновидность общения (М. Хейдеметс, 1979; В.А. Лабунская, 1990, 1999; C. Salewski, 1993).

В заключение подчёркивается, что недостаточность исследования социально-психологических детерминант самораскрытия обусловила выбор автором социальной роли реципиента и характеристик межличностных отношений в качестве факторов самораскрытия для диссертационного исследования.

^ Во втором параграфе «Социально - демографические характеристики коммуникатора как фактор самораскрытия» на основе аналитического обзора ряда работ делается вывод о том, что социально-демографические характеристики играют значительную роль при самораскрытии, определяя его объём и содержание (W. Snell, 1990; А. Оnodera, 1994; В.А. Лосенков, 1994; F. Genoud, C. Schnarenberger, 1995).

Отдельно рассматриваются этнические особенности субъекта самораскрытия, его пол, возраст, национальность, социальная принадлежность. В диссертации отмечается некоторая противоречивость в исследованиях, посвященных влиянию пола коммуникатора на его самораскрытие. Так, например, есть исследования, в которых диагностировано большее самораскрытие женщин по сравнению с мужчинами (S. Jourard, P. Lasakow, 1958; R. Archer, 1979; P. Cozby, 1979; W. Snell, 1990; К. Rotenberg, N. Chase, 1993). В других работах установлено противоположное соотношение (C. Leaper, М. Carson, C. Baker, H. Holliday, S. Myers, 1997 и др.). Третья группа исследований свидетельствует об отсутствии связи между биологическим полом и объёмом самораскрытия (М. Jasiecki, 1981; P. Pearce, 1992). Отмечается необходимость исследования пола как фактора самораскрытия на российской выборке.

^ Третий параграф «Влияние психологических характеристик субъекта на его самораскрытие» посвящён анализу психологических особенностей коммуникатора, обусловливающих процесс самораскрытия.

Среди психологических характеристик субъекта автором выделяются следующие группы факторов самораскрытия: 1) личностные образования, проявляющиеся в общении: свойства темперамента и характера, характеристики Я-концепции, когнитивно-стилевые особенности; 2) ценностные ориентации и мотивация; 3) временные либо устойчивые состояния, в которых находится субъект во время самораскрытия.

Анализ работ, посвященных проявлению свойств темперамента и характера в общении, показывает, что на самораскрытие особенно влияют импульсивность, экстраверсия, тревожность, застенчивость, отзывчивость (В.А. Лосенков, 1974; R. Archer, 1979; Т.В. Иванова, 1990; W. Stiles, P. Shuster, G. Harrigan, 1992; A. Zalewska, 1992; K. Meleshko, L. Alden, 1993).

^ В четвёртом параграфе «Когнитивный стиль как детерминанта самораскрытия личности» на основе аналитического обзора имеющихся исследований определяется сущность двух когнитивно-стилевых характеристик: полезависимости-поленезависимости и когнитивной сложности-простоты (H. Witkin, D. Goodenough, 1977; М.А. Холодная, 1989; Т.В. Корнилова, Г.В. Парамей, 1989; И.П. Шкуратова, 1994).

Приводятся данные о проявлении полезависимости-поленезависимости и когнитивной сложности-простоты в сфере общения, позволяющие рассматривать когнитивный стиль как фактор самораскрытия (J. Sоusa-Rosa, 1973; Н. Witkin, D. Goodenough 1977; И.П. Шкуратова, 1983, 1994; П.Н. Иванов, 1985; А.Л. Южанинова, 1990; Т.Г. Антипина, 1998; Л.И. Габдулина, 1999).

В конце параграфа выдвигается предположение о том, что полезависимость определяет объём самораскрытия, а когнитивная сложность ведёт к избирательному и дифференцированному самоописанию при самораскрытии.

^ В третьей главе «Эмпирическое исследование самораскрытия и его обусловленности социально-психологическими и личностными факторами» представлены результаты проведённого эмпирического исследования самораскрытия в юношеском возрасте, их анализ и интерпретация.

^ В первом параграфе «Цель, задачи, объект, методы и организация эксперимента» формулируются цели, задачи и гипотезы исследования, обосновывается выбор объекта и применяемых психодиагностических и математических методов, описывается процедура исследования.

^ Второй параграф «Исследование характеристик самораскрытия и их взаимосвязей» посвящён анализу ряда параметров самораскрытия: его объёма, дифференцированности, избирательности, глубины и содержания.

Обнаружилось, что все категории самораскрытия разделяются на три блока в зависимости от объёма передаваемой реципиенту информации: 1) информация, сообщаемая в большом объёме многим лицам (мнения, интересы, учёба); 2) информация, открываемая в среднем объёме и не всем (взаимоотношения, личность и неприятности); 3) интимная информация (тело и финансы).

При рассмотрении соотношений между характеристиками самораскрытия выявлена тесная связь дифференцированности и избирательности (r=0,76, Р<0,01) и их относительная независимость от других параметров. Низкая дифференцированность самораскрытия связалась с большим его объёмом по теме «неприятности» (r=0,23, Р<0,04). Следовательно, она проявляется чаще всего в стремлении сообщать о своих проблемах и неудачах первому встречному.

Показатели глубины-поверхностности самораскрытия тесно связались с показателями его объёма. При этом оказалось, что в случае передачи партнёру большого количества информации о себе, самораскрытие по темам «интересы», «учёба», «отношения», «неприятности» протекает преимущественно на глубоком уровне, а самораскрытие по темам «личность», «тело», «мнения», «финансы» может происходить как на глубоком, так и на поверхностном уровнях.

Проведённый сопоставительный анализ диагностических возможностей разных методических приемов для изучения самораскрытия выявил, что показатели опросника самораскрытия близки к показателям реального опосредованного самораскрытия, определяемого с помощью методики «Письмо незнакомому другу».

В конце параграфа делается вывод том, что соотношение категорий при непосредственном и опосредованном самораскрытии является сходным и мало зависит от профессиональной принадлежности студентов исследуемых специальностей.

^ Третий параграф «Влияние социальной роли реципиента и характера межличностных отношений на особенности самораскрытия в юношеском возрасте» содержит результаты исследования детерминации самораскрытия ролью реципиента и такими характеристиками межличностных отношений как «близость», «степень знакомства», «валентность», «позиция партнёра».

Согласно полученным данным, больше всего студенты открыты в общении с матерью, другом своего пола и другом противоположного пола. Отношения с отцом не всегда доверительные. Выявленное низкое самораскрытие отцу объясняется автором малой включённостью отцов во внутрисемейное общение. Большой объём самораскрытия в сочетании с низкой дифференцированностью (r=0,24, Р<0,04) диагностирован при самораскрытии сверстникам своего и противоположного пола. Следовательно, лицам, входящим в дружеский круг, доверяется личная информация любого характера.

Отмечены различия в глубине самораскрытия различным реципиентам. Самораскрытие друзьям, матери, близким родственникам, психологу отличается высокой интимностью, а самораскрытие приятному знакомому, любимому преподавателю, другу по переписке может происходить на различной глубине.

Данные свидетельствуют, что наибольшие значения самораскрытия приходятся на лиц, с которыми у коммуникатора наблюдаются самые близкие отношения. Степень знакомства с реципиентом влияет на самораскрытие таким образом, что наибольшее самораскрытие наблюдается относительно хорошо знакомых людей, среднее – в отношении незнакомых и наименьшее – в адрес малознакомых людей. Достаточно большой объём самораскрытия незнакомым лицам объясняется их меньшей значимостью для коммуникатора и возможностью прервать отношения в любой момент.

Позитивность отношения к партнёру способствует большому объёму самораскрытия в общении с ним, а позиция реципиента по отношению к коммуникатору не определяет общий объём самораскрытия в юношеском возрасте. Лицам, не вызывающим симпатию, испытуемые предпочитают не рассказывать о своих неприятностях, взаимоотношениях с окружающими и финансовых проблемах.

В целом полученные результаты подтверждают первую гипотезу исследования о взаимосвязи объёма самораскрытия с социальной ролью и характером межличностных отношений.

^ В четвёртом параграфе «Детерминация параметров самораскрытия полом коммуникатора» производится анализ влияния фактора пола на самораскрытие. Для сравнения двух выборок разного объёма используется непараметрический критерий Манна-Уитни.

Констатируется, что данные о влиянии пола на объём самораскрытия носят двойственный характер. С одной стороны, не обнаружено значимых различий между девушками и юношами по средним величинам объёма самораскрытия, но, с другой стороны, частотный анализ показал преобладание более высоких значений самораскрытия у девушек, чем у юношей.

Девушки и юноши существенно различаются в объёме самораскрытия разным партнёрам. В самораскрытии матери девушки превосходят юношей, а в самораскрытии в адрес преподавателей и неприятных реципиентов наблюдается обратная закономерность (α < 0,05).

По содержанию самораскрытия диагностируются следующие различия: девушки больше говорят о чувствах, особенностях внешности, а юноши – о политических событиях, вкусах в области искусства. Девушки склонны обсуждать любые свои отношения с окружающими, в то время как юноши - преимущественно конфликтные взаимоотношения (α < 0,05).

Половые различия по глубине самораскрытия проявляются в том, что девушки превосходят юношей в поверхностном самораскрытии, а юноши чаще избегают самораскрытия. Дифференцированность и избирательность самораскрытия не зависят от пола коммуникатора.

^ В пятом параграфе «Исследование влияния когнитивного стиля коммуникатора на его самораскрытие» рассматривается взаимосвязь между полезависимостью-поленезависимостью и когнитивной сложностью-простотой, с одной стороны, и самораскрытием личности - с другой. Для обработки полученных данных используются корреляционный анализ и непараметрический критерий Уилкоксона.

Показатели полезависимости-поленезависимости не связались с объёмом непосредственного самораскрытия по категориям. Эта характеристика когнитивного стиля проявилась скорее в ситуации реального опосредованного самораскрытия. В нём поленезависимые субъекты раскрывались в большом объёме по категории «мнения и установки» (r=0,25, Р<0,03), а полезависимые – по категории «формальные сведения» (r=0,3, Р<0,01).

Когнитивная сложность дала значительное число связей с показателями самораскрытия. Студенты с высокой когнитивной сложностью отличались высокой дифференцированностью и избирательностью самораскрытия, больше раскрывались в письме (r=0,25, Р<0,03); давали большее количество формальных сведений (r=0,27, P<0,02), чаще описывали свои взаимоотношения с окружающими (r=0,26, P<0,02). Для когнитивно простых студентов оказалось характерно высокое самораскрытие любимому преподавателю (r=0,24, Р<0,04) и низкое - неприятному знакомому (r= -0,24, при Р<0,04), преподавателю, который не нравится (r= -0,23, при Р<0,04) и студенту, с которым они редко общаются (r= -0,22, при Р<0,05). Метод анализа крайних групп позволил выявить, что для лиц с низкой когнитивной сложностью характерно более глубокое самораскрытие, чем для лиц с высокой когнитивной сложностью (α < 0,05). В сочетании с характерной для когнитивно простых высокой унивалентностью в восприятии (r= 0,46, при Р<0,01) это указывает на то, что действительно глубокое самораскрытие осуществляется ими только по отношению к приятным партнёрам, по отношению же к неприятным процесса раскрытия практически не происходит. Следовательно, лица с высокой когнитивной сложностью в меньшей степени подвержены влиянию характера отношений с партнёром в своём самораскрытии.

Сделан вывод о том, что гипотеза о влиянии когнитивного стиля личности на её самораскрытие подтвердилась.

^ В заключении подводятся итоги исследования, приводятся основные выводы:

1. Самораскрытие как сложный социально-психологический феномен представляет собой преимущественно добровольное непосредственное или опосредованное сообщение субъектом личной информации различной степени интимности одному или нескольким реципиентам.

2. В зависимости от различных критериев самораскрытие может быть разделено на непосредственное и опосредованное; межличностное, групповое и межгрупповое; добровольное и вынужденное; личностное и ролевое; преднамеренное и непроизвольное; широкое и узкое; поверхностное и глубинное.

3. Наибольшие показатели по объёму и глубине самораскрытия на всей выборке наблюдаются применительно к темам “интересы”, “учеба” и “мнения”, среднее - по темам “взаимоотношения”, “личность” и “неприятности”, низкие -по темам “тело” и “финансы”. Существующее соотношение объёмов самораскрытия по этим категориям у студентов изучаемых специальностей не зависит от их пола и профессиональной принадлежности.

4. Сопоставительный анализ методов диагностики самораскрытия показал, что разработанный автором модифицированный вариант опросника С. Джурарда применим для измерения объёма, глубины, дифференцированности и избирательности самораскрытия, выявления его содержания.

5. Социально-психологические факторы оказывают значительное влияние на характеристики самораскрытия. Объём, глубина, содержание и дифференцированность самораскрытия в большой степени определяются социальной ролью реципиента по отношению к коммуникатору. Максимальное по объёму самораскрытие проявляется в общении студентов с матерью, друзьями и близкими родственниками, несколько меньшее - с психологом, отцом, друзьями из учебной группы и приятными знакомыми, низкое - с преподавателями, неприятными и незнакомыми людьми.

6. Наиболее весомыми факторами самораскрытия явились степень психологической близости партнёра и позитивность отношения к нему, выявлено их влияние на общий объём самораскрытия. Самораскрытие лицам, не вызывающим симпатию, отличается высокой дифференцированностью. Степень знакомства с реципиентом определяет особенности самораскрытия таким образом, что наибольшее самораскрытие наблюдается относительно хорошо знакомых людей; среднее, но тоже значительное, – в отношении незнакомых и наименьшее – в адрес малознакомых людей.

7. Объём, глубина и содержание самораскрытия зависят от пола коммуникатора. Девушки в целом раскрываются чаще, чем юноши. Различия в содержании проявляются в том, что самораскрытие девушек больше касается чувств и переживаний, особенностей внешности, отношений с близкими им людьми. Юноши скорее склонны обсуждать свои мнения, вкусы и возникающие конфликтные ситуации общения. Девушки больше юношей открыты по отношению к матери, юноши же превосходят девушек по объёму самораскрытия в формальном общении и в общении с неприятными людьми.

8. Гипотеза о взаимосвязи полезависимости-поленезависимости с объёмом и содержанием самораскрытия нашла в исследовании лишь частичное подтверждение. Влияние этого параметра когнитивного стиля проявилось в отдельных характеристиках реального опосредованного самораскрытия. В целом можно сказать, что полезависимость-поленезависимось, согласно полученным данным, не оказывает существенного влияния на самораскрытие.

9. Когнитивная сложность, в первую очередь, обусловливает дифференцированность и избирательность самораскрытия. Она также влияет и на его глубину и объём. Испытуемые с крайней низкой когнитивной сложностью при позитивном отношении к партнёру раскрываются в большом объёме и на глубоко интимном уровне, а при негативном отношении раскрываются очень мало, в то время как лица с высокой когнитивной сложностью меньше подвержены влиянию характера отношений с партнёром в своём самораскрытии.

10. Когнитивный стиль обусловливает особенности самораскрытия, но не является главным среди его детерминант, значительно уступая в степени влияния социально-психологическим факторам.

В заключении диссертации указываются направления практического применения полученных результатов, намечаются перспективы дальнейшего исследования проблемы самораскрытия личности в общении.

^ Содержание диссертации отражено в следующих публикациях автора:

  1. Применение репертуарного теста Келли для изучения личностных особенностей в юношеском возрасте. // Гипнология и интегративная психология на службе педагогической, спортивной, медицинской и психологической практики. - Майкоп: Адыг. респ. кн. изд-во, 1994. – С.117-119.

  2. Методы диагностики самораскрытия в межличностном общении. // Методы психологии. - Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1997. - Т.3.- Вып.2.- С.110-111.

  3. Самораскрытие как социально-психологический феномен. // Прикладная психология. - М., 1998. - №5. - C. 59-69.

  4. Самораскрытие студентов и его обусловленность когнитивным стилем. // Психологический вестник РГУ. - Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1998. - Вып.3. - C.332-342.

  5. Диагностика самораскрытия для выявления межличностных отношений в практике психологического консультирования. // Психология и практика. Ярославль: Изд-во ЯрГУ, 1998. - Т.4. - Вып.3. - С.6-7.

  6. Виды самораскрытия в межличностном общении. // Психологический вестник РГУ. – Ростов-на Дону: Изд-во РГУ, 1999. – Вып.4. – С.147-152.




Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації