Поиск по базе сайта:
Ответственность участников организованных групп и преступных организаций icon

Ответственность участников организованных групп и преступных организаций




Скачати 58.47 Kb.
НазваОтветственность участников организованных групп и преступных организаций
Дата конвертації21.07.2013
Розмір58.47 Kb.
ТипДокументи


ОТВЕТСТВЕННОСТЬ УЧАСТНИКОВ ОРГАНИЗОВАННЫХ ГРУПП

И ПРЕСТУПНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ


И. СИРОТКИН


И. Сироткин, прокурор Усть-Пристанского района Алтайского края.


Актуальная проблема правоприменительной практики - установление оснований и пределов ответственности участников организованных групп и преступных организаций.


В соответствии с ч. 2 ст. 34 УК действия исполнителей и соисполнителей преступлений квалифицируются по соответствующей статье Особенной части, без ссылки на ст. 33. Действия же соучастников, выполняющих функции организатора, подстрекателя или пособника, при квалификации требуют ссылки на соответствующую часть ст. 33 УК.

Возникает вопрос: распространяются ли эти общие положения на участников организованных групп и преступных организаций?

В ч. 5 ст. 35 УК, устанавливающей основания ответственности организаторов и участников указанных организованных преступных формирований, говорится, что лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Некоторые ученые в связи с этим считают, что действия участников организованных групп и преступных организаций, независимо от роли, которую они выполняли в совершении конкретного преступления, должны быть квалифицированы по соответствующей статье Особенной части без ссылки на ст. 33 УК <1>. Но, думается, такой вывод однозначно из ст. 35 УК не следует.

--------------------------------

<1> См., напр.: Кубов Р.Х. Совершенствование практики применения норм УК РФ об организационных формах преступной деятельности // Российский следователь. 2006. N 4. С. 17.


Правовые нормы Особенной части УК, устанавливающие ответственность за совершение преступлений организованными группами и преступными сообществами, неоднородны. При установлении ответственности, например, за бандитизм или организацию преступного сообщества законодатель максимально криминализировал стадию подготовки к их совершению. Очевидно, что в подобной ситуации ссылка на ст. 33 УК не требуется в силу того, что сами действия по созданию, руководству, участию в той или иной форме в организованных группах и преступных организациях являются непосредственным совершением указанных преступлений, т.е. в таких действиях состоит объективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 209 и ст. 210 УК.

Однако ситуация далеко не однозначна в случаях совершения организованными группами преступлений, за которые в Особенной части ответственность установлена с указанием на наличие квалифицирующих признаков составов тех или иных преступлений либо вообще квалифицирующий признак совершения преступлений организованной группой не предусмотрен в статье уголовного закона. При подобных обстоятельствах отсутствие ссылки на ст. 33 УК ничем не обусловлено.

Пленум Верховного Суда РФ в последние годы достаточно последовательно проводит позицию о том, что все участники организованной группы независимо от роли, которую они выполняют в преступлении, признаются соисполнителями. Такой вывод делается со ссылкой на большую общественную опасность организованных преступных образований, которые уже самим фактом своего существования создают угрозу для общества, поскольку целью их создания является совершение преступлений на "профессиональной" основе. Для достижения своих целей члены организованных групп используют методы преступной деятельности, позволяющие им тщательно подготовиться к совершению преступления, распределить роли, подготовить пути к отступлению, ликвидировать препятствия, мешающие осуществлению их планов. Так, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве" говорится: "Организованная группа - это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ".

Эта позиция представляется обоснованной. Все участники организованной группы или преступной организации должны признаваться исполнителями в силу повышенной опасности такой разновидности группового посягательства. Обусловлено это тем, что на определенном этапе качественная сложность структуры преступного объединения создает уже самим фактом своего существования угрозу безопасности общественных отношений. В силу этого каждый член такого образования осознает свою принадлежность к подобной структуре, которая из-за устойчивости и стабильности создает для его участников впечатление защищенности и стабильности в рамках подобного группового образования, подчиненности их единым целям данного образования, высокой концентрации и направленности на достижение конечного результата. Это в итоге позволяет сделать вывод об организованной группе или преступной организации как о некоем едином целом, где вклад каждого в достижение преступного результата столь значителен, каждая выполняемая роль так важна, что группа в целом обретает свою реальность, с которой вынуждены считаться (в том числе прилагая дополнительные усилия на борьбу с ней) и общество, и его правоохранительные структуры. Именно поэтому члены организованных групп и более сложных групповых образований должны нести ответственность в качестве исполнителей. В этих случаях на охраняемые законом общественные отношения воздействуют не просто и не только отдельные члены преступного образования, а их объединение как единое целое. Такой подход, однако, не должен рассматриваться как возможность освобождения правоприменителей от обязанности установления всех фактических обстоятельств дела, в том числе установления роли и вклада каждого соучастника в достижение преступного результата, что следует из принципа индивидуализации ответственности и наказания.

Признание всех участников организованных групп и преступных организаций исполнителями не исключает возможности соучастия отдельных лиц с выполнением иных ролей при совершении преступлений разными преступными группами. Так, приговором Владимирского областного суда от 7 июля 2005 г. осужден Д. по ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 209, ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 30 и п. "а" ч. 4 ст. 162, ч. 5 ст. 33 и п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ за совершение пособничества в совершаемых бандой нападениях, за пособничество к приготовлению к разбою организованной группой и пособничество в разбое, совершенном организованной группой. Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. приговор оставлен без изменения <2>.

--------------------------------

<2> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 1 декабря 2005 г. по делу N 86-о05-29.


Не оспаривая повышенную общественную опасность посягательств, совершаемых организованными преступными группами, следует отметить, что признание участников организованных групп и преступных организаций исполнителями независимо от роли в подготовке и совершении конкретного преступления не вполне обоснованно.

В действующих УК некоторых государств - участников СНГ реализуется на практике положение о признании участников организованной группы соисполнителями. Так, в соответствии с ч. 9 ст. 16 УК Республики Беларусь соучастники несут повышенную ответственность, если преступление совершено группой лиц, непосредственно принявших участие в его совершении (соисполнительство), либо организованной группой, либо преступной организацией. Участники организованной группы и преступной организации признаются исполнителями независимо от их роли в совершенных преступлениях.

До введения подобной нормы в уголовный закон Российской Федерации действия соучастников, входящих в состав организованной группы или преступной организации, должны квалифицироваться по соответствующей статье УК, предусматривающей признак совершения преступления организованной группой, со ссылкой на ст. 33. При этом не следует опасаться снижения ответственности для участников организованной группы. Во-первых, общие правила, предусмотренные ст. 67 УК, о назначении наказания при соучастии требуют учета характера и степени участия лица в совершении преступления, что, в частности, отражается и в той функциональной роли, которую он выполнял при совершении преступления. Во-вторых, назначение наказания производится в рамках санкции статьи Особенной части УК, предусматривающей наказание за конкретное преступление, и каких-либо норм, требующих снижения ответственности организатору, пособнику или подстрекателю по сравнению с ответственностью исполнителя преступления, в законе нет.



Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації