Поиск по базе сайта:
Мы, живущие на исходе XX столетия, мало что знаем и редко говорим об обычаях наших предков бытовая сторона народов прошлого почти полностью потеряна для нас и наших потомков icon

Мы, живущие на исходе XX столетия, мало что знаем и редко говорим об обычаях наших предков бытовая сторона народов прошлого почти полностью потеряна для нас и наших потомков




Скачати 151.59 Kb.
НазваМы, живущие на исходе XX столетия, мало что знаем и редко говорим об обычаях наших предков бытовая сторона народов прошлого почти полностью потеряна для нас и наших потомков
Дата конвертації18.11.2012
Розмір151.59 Kb.
ТипДокументи






Мы, живущие на исходе XX столетия, мало что знаем и редко говорим об обычаях наших предков - бытовая сторона народов прошлого почти полностью потеряна для нас и наших потомков.

Между тем археологические и этнографические исследования указывают на следы и остатки обычаев разных народов. Это зас­видетельствовано также в сказках, былинах, поверьях, песнях, в которых встречается очень много правды о родной и далекой ста­рине. И в поэзии передается народный характер своего времени.

Дополняют общую мозаику обычаев, существовавших на Руси, научные изыскания и записки иностранных ученых XVIII-начала XX веков. В архивах России сохранились многие документы, очер­ки и рукописи, которые позволяют познакомиться с обычаями, бытом и нравами народов Российской империи.

Хотя в развитии человеческого сообщества есть общие черты, конкретная история каждого народа развертывалась в неповтори­мых естественно-географических и социально-экономических усло­виях. Это предопределяло национальное своеобразие культуры отдельных этносов, самобытность их образа жизни. Народные обычаи и обряды, завещанные стариной, свято береглись и пере­давались по наследству.

Каждый народ ни один обряд или праздник не проводил лишь бы просто отметить. Все они насыщались целенаправленным смыс­лом, светлыми ожиданиями и надеждами. В то же время в осве­щении народных обычаев и праздников не может быть их идеали­зации, что имело место в русской историографии XIX века и в определенной мере относится к современным исследованиям.

Одухотворив окружающую среду, человек создал воображаемый мир богов, для общения с которым разработал целую систему обрядов, ритуалов, по сути своей являющихся магическими игра­ми.


Большая часть населения Южного Урала отличалась своей набожностью, честностью, повиновением старшим в семье. Все это глубоко вошло в плоть и кровь каждого человека. Православные люди, в том числе и казаки, считали своей священной обязанно­стью по праздничным и воскресным дням посещать храм Божий, свято соблюдать посты, поминать родителей, подавать милостыню бедным.


Всякий гражданский или церковный праздник, а также семей­ное торжество на Южном Урале всегда сопровождались преобра­жением серой, будничной жизни. К таким событиям задолго и тщательно готовились. Мужчины убирали двор, запасали дрова, продукты питания, хмельные напитки, чинили или шили новые одежду и обувь. Женщины наводили порядок в избе, сенях, в изо­билии готовили еду к праздничному столу.

Угощение отличалось большим разнообразием и богатством. На праздник пекли пироги с различной начинкой, курники. Воображе­ние хозяек не знало пределов. Они готовили лапшевики, сухарники, сальники, сладкие плюшки, блины, обязательно делали квас или компот из сушеной вишни.

После вкусного кушанья и обильного возлияния спиртных на­питков веселая компания вываливала на улицу и под гармонь или балалайку устраивала шумное шествие по поселку. В таких засто­льях и гуляниях участвовали лишь взрослые мужчины и женщины - молодежи не полагалось. Праздники отмечались в кругу родствен­ников или близких знакомых. В этот день обязательно навещали родителей, и эта старинная обрядовая праздничная традиция дош­ла до нашего времени. Праздники казаков с военными состязани­ями и забавами лишь обогащали, делали их более красочными.

Многие обряды и праздники южноуральцев носили сезонный сельскохозяйственный характер. В каждый из них вкладывался вполне определенный символический смысл. Например, весенние обряды связывались с началом предстоящих полевых работ, осен­ние - с заботами об урожае.

Зимние праздники открывали святки, которые начинались рож­дественским сочельником, включали встречу Нового года и завер­шались крещенским сочельником. Причем неделя между Рожде­ством и Новым годом (7-14 января) носила имя «святых вечеров», а оставшееся до Крещения время (по 19 января) - «страстных вечеров». Святки отмечались всеми, но в основе своей праздник принадлежал молодежи. «Гвоздем» святок являлись молодежные игры, песни, обходы домов, посиделки, гадания.

Ни один святочный праздник не обходился без колядования. Колядовали трижды: в рождественский сочельник, под Новый год и накануне Крещения. В эти дни группа молодых колядовщиков обходила все дворы, славила каждого хозяина песнями, велича­ниями, желала ему и его семье благополучия и не просила, а тре­бовала за это вознаграждения. Каждый хозяин ждал прихода, за­ранее готовился к нему. Если колядовщики по какой-то причине обходили чей-либо дом, то это считалось признаком грядущей беды.

Обряд колядования начинался вечером и продолжался до по­луночи. С колядованием связан другой обряд - святочного ряже­ния. Люди рядились в чертей, мертвецов, цыган, дряхлых стариков и старух, а кое-кто принаряжался конем, свиньей, журавлем, мед­ведем. В святки, один раз в году, творилось что-то невообразимое. Все смешивалось: рядом с живыми ходили мертвые и всякая не­чисть. Изображая всякую нечисть, молодые парни мазали лица сажей, прикрепляли из мочала бороды, надевали на голову горш­ки. Так они пугали девушек, собравшихся на посиделки. Как и положено, нечисть изгонялась из избы. В этом заключался не толь­ко веселый, но и магический смысл. Очистить избу от нечисти значило обезопасить наступающий год. Ведь вплоть до XX века в народе сохранялось представление, что под Новый год собиралась нечистая сила, она свободно разгуливала по земле, пытаясь взять верх. И надо было ее побороть.

Заканчивались святки Иорданью (название проруби в водоеме, сделанной к христианскому празднику Крещения) - обрядом водо­святия. И тут уж все, желавшие снять с себя «грехи» святочных игр, ряжения и маскарада, окунались в проруби.


Самым любимым развлечением молодежи на вечерках и посиделках были гадания. Гадать собирались в одной избе, приносили с собой кольца, которые складывали на столе и накрывали «блюдом» — ковшом или чашкой._ Затем пели «гадательные» — подблюдные песни, содержащие предсказания на весь следующий год. После, окончания каждой песни из - под «блюда» доставали наугад чье-нибудь кольцо, а смысл песни определял судьбу девушки или парня, хозяина этого кольца. Чаще всего песни предвещали девушкам скорое замужество или девичество, а парням — богатство или счастье, но нередко и беды, одиночество или разлуку.

Много было и других гаданий. Так, девушки выходили на улицу и, набрав в подолы своих шубок снег, рассеивали его по сторонам и кружась пели:
Сею-вею снежок, Сею-вею красу — Косу расплету,

Ожидаю, дружок! На девичью косу, Надвое заплету,

Приходи, дружок, Снежок, рассыпайся, Круг головки обовью!

Сюда на снежок! Коса, расплетайся!

Затем приговаривали: «Суженый богатый, ступи сапогом; суженый бедный, — лаптем!» На другой день приходили и смотрели следы на снегу и по ним узнавали, каким будет жених. Приговаривали, выходя на крыльцо:

Снежок, снежок, Знать, в какой стороне Там мой суженый ожидает

Укажи, где женишок! Собака залает,

Прислушивались: в какой стороне раздастся лай собаки, в той стороне и суждено было выйти замуж. Через крышу сарая или бани бросали башмак, потом смотрели, как он, упав на землю, станет: носком от дома выйти замуж, если носком к дому - не выйти замуж,

Считали поленья в поленнице — коли четное число, то замуж идти; а выдергивая полено, глядели: гладкое — бедный жених, неровное — богатый. Ходили слушать на гумно: дружный цепами стукоток — идти в большую семью, один молотит — за одинокого.

Об урожае гадали с помощью соломины. Ее вытягивали, закинув голову, ртом из снопа: если соломина с колосом, то должен быть богатый урожай.

Песни, исполнявшиеся во время таких гаданий, дошли до наших дней из глубины веков; когда-то они служили для крестьянина-зем­ледельца заклинаниями. Поэтому в подблюдных песнях большое место занимают образы земледельческого благополучия: зерна, жнивье, снопы, полная квашня, а также воздается хвала хлебу и тем, кто его на ниве взращивал и собирал.


Старинным русским праздником проводов зимы, связанным с культом природы и почитанием предков, считалась масленица (сыр­ная неделя), справлявшаяся за семь недель до Пасхи.

Обычно к масленице наступают оттепели, с крыш появляется капель, увели­чивается продолжительность дня, отступает зимний холод.

Обряды масленичной недели имели целью «помочь» солнцу «продвинуться» по кругу, ускорить конец зимы. Не случайно отсю­да разнообразные изображения круга и кругового движения: ката­лись на лошадях вокруг села, даже вокруг нескольких деревушек; на высоких шестах носили горящие старые колеса - олицетворе­ние солнца; пекли блины, изображавшие солнечный диск. Сытость и довольство в эти дни способствовали, по мнению участников об­ряда, богатому урожаю.

Масленица издревле была одним из любимых праздников у казаков. Совсем недавно этот народный праздник называли «проводы зимы», но он сохранял прежний обычай печь блины, гулять так же весело, устраивать шумные и сытные увеселения — с самоваром, ярмарками, гуляниями прямо на улице. Не зря масленицу сравни­вали с «безбрежным разгулом» веселья.

Этот самый разгульный зимний праздник справлялся повсеме­стно, и в нем участвовали буквально все. Пожилые и молодые, мужчины и женщины с раннего утра до поздней ночи ходили по домам и угощались до пресыщения.

В масленичную неделю мясо есть вообще-то не полагалось. Зато королем стола становились блины. Их ели со сметаной, медом, грибами, икрой, творогом, яйцами, вареньем, сгущенкой. Своей полускоромной пищей человек готовился к весеннему Великому посту.

В старину каждый день масленицы имел свое название, за ним закреплялись определенные правила, действия, обряды: понедель­ник - встреча, вторник - заигрыш, среда - перелом, четверг -разгуляй четверток, пятница - тещины вечерки, суббота - золовки-ны посиделки, воскресенье — прощальный день, целовальник. Сама неделя именовалась «честная», широкая, веселая, боярыня-мас­леница, госпожа-масленица.

Стоит заметить, что блины казачки пекли не только из пше­ничной, но и гречневой, ржаной, овсяной муки. У каждой хозяйки имелся свой рецепт. Но обязательно первый блин отдавался за упокой усопших родственников. Его клали на слуховое окно или отдавали нищим, чтобы они помянули умерших.

В эту неделю молодые и взрослые люди ходили по дворам, чтобы «собрать на масленицу». «Дань» просили с песнями, приба­утками, нарядившись в маски. Из соломы делали чучело госпожи Масленицы, возили ее по деревне, а в последний день торжественно сжигали, словно стремясь очиститься от всего греховного нака­нуне Великого поста. В прощеное воскресенье ходили на кладби­ще, оставляя на могилах родных блины. В тот же день заготовля­лись на Великий пост, просили прощение у тех, кого вольно или невольно когда-то обидели.

У казаков имелись свои особенности устройства масленичного торжества. Из снега они сооружали «городок», «крепость». Снеж­ная куча обливалась водой, вокруг нее делали валы и другие снежные «укрепления». Малолетки делились на две равные груп­пы. Они выбирали из своей среды «главнокомандующих». Один из них отправлялся «защищать» городок, другой готовился его «штур­мовать». В этих «боях» обязательно принимали участие и молодые казаки. Штурм такого «городка» становился настоящим праздником, когда казачата могли проявить свои удаль, умение, сноровку.

Но, пожалуй, едва ли не в центре всех развлечений недели оказывалось катание на лошадях. Утром родители или родствен­ники катали ребятишек, а к вечеру выезжали девки-невесты. Бога­тые украшали сани, клали на них ковры, на лошадей вешали бу­бенцы, ленты; праздничную сбрую. Молодые парни катались вер­хом. Всю неделю в округе слышались песни, смех, шутки.

Песни пели не только народные, но и военные. Пение обычно начиналось протяжной, широкой песней и тут же следовала другая - веселая, удалая, задорная, запеваемая только в начале, а затем подхватывалась всем «хором». Такие живые песни назывались припевками. Мелодию известной песни казаки и неказаки схваты­вали и запоминали весьма быстро.

Одни старинные песни со временем забывались, другие, хотя и пелись, но настолько искаженно, что очень трудно становилось уловить их первоначальный смысл. И восстанавливались они лишь благодаря седовласым старикам, сохранившим их в своей памяти.

Кульминационным моментом торжества становились проводы масленицы, чучело которой сооружали и наряжали посреди села, а затем торжественно на санях везли за околицу, в поле. Моло­дежь разводила большой костер, вокруг которого собирались, ка­залось, все жители - от мала до велика. В костер бросали все остатки масленичного обжорства - блины, яйца, другие продукты. При этом приговаривали:

  • Гори, блины!

  • Гори, масленица!

После церемонии сожжения масленицы пепел из костра соби­рался и разбрасывался по полям. Считалось, что этот обряд придавал земле силу и плодородие, а людям давал надежду на обиль­ный урожай. Нагулявшись вдоволь и попрощавшись по обычаю с родными и знакомыми (молодые кланялись старикам в ноги), все расходились по домам. Так заканчивалось бурное веселье, и на смену приходил семинедельный Великий пост.


По воскресным и праздничным, а нередко и по будним дням юноши и девушки придавались различного рода играм и забавам. Большинство из них возникло в крестьянской среде и по своему содержанию бывали самые разные. Одни из них являлись своеоб­разной отдушиной, отдыхом для человека, его увеселением. Дру­гие носили магический характер. Люди, чтобы у них спорилось дело, должны разумно жить, работать, отдыхать.


В теплое время года молодежь не только пела песни, водила хороводы, на Пасху катала яйца, но и играла в мяч (лапту), чушки, свайку, карты. Молодые парни играли в бабки, мяч, чижик, другие игры.

Чижик - одна из любимых у многих народов игр. Она называ­лась так потому, что смысл ее заключался в том, чтобы выбить из круга палочку - выпустить «птичку» на волю. В качестве «птички» выступала палочка с заостренными или закругленными с боков краями - длиной в 10 см и толщиной - в 1 см. Когда ее били на лету другой палкой, она крутилась в воздухе, мелькая краями, напоминая действительно полет чижика - лесной птицы, именем которой и названа игра. Она требовала от ее участников ловкости, меткости, расчетливости.

С сожалением приходится констатировать, что по ряду причин традиции многих игр на Южном Урале, как и в целом по России, в значительной мере ослабли, а в некоторых видах вовсе утраче­ны. Наши современники, особенно взрослые люди, почти полнос­тью разучились играть в прежние народные игры.


С наступлением темных осенних вечеров хороводы и игры постепенно сходили на нет. На смену им приходили посиделки или вечерки. Старинные посиделки - частица нашей истории, жизни народа, его самобытной культуры, неповторимого быта.

Пожилые женщины и в летнее время собирались около домов посидеть на завалинке и потолковать о том, о сем. Отдельно от них вели беседу про былое седовласые старики, а другие хлебо-сольствовали — ходили по гостям и тянули хмельное.

На посиделки молодежи в старой русской деревне, которые продолжались до сырной недели, собирались девушки с рукодели­ем. Местом сбора у них бывал дом какой-нибудь бедной вдовы или бездетной старухи. На такие посиделки являлись прошенные и непрошенные молодые парни, чтобы повеселиться. На святочных посиделках бывали всевозможные потехи — песни, пляски, смех, крик, а иногда ссоры-и даже драки между молодыми парнями.

Во время посиделок просторная крестьянская изба превраща­лась в разноцветный конгломерат-ярких мужских рубах, женских сарафанов и платьев, девичьих лент и бус, лакированных прялок - и все это на фоне неяркого света лампы или каганца. Постепенно нарастал гул веселья. Он начинался с сухого потрескивания вра­щавшихся веретен, с почти бесшумного вращения намотанной на них пряжей, а заканчивался звонкими переливами гармоники, за­дорными плясками, озорными частушками, всеобщим воодушевле­нием и подъемом.

Иногда посиделки или вечерки являлись составными частями какого-то обряда. Так, праздничный ритуал масленицы включал в себя «тещины вечерки», «золовкины посиделки». Старинный обы­чай колядования у славянских народов не мыслился без веселых сходок молодежи с их песнями, танцами, играми.

Посиделки и вечерки, праздновавшиеся на Южном Урале, ничем не отличались от общерусских, но вобрали в себя самобытность

и местные особенности края - пестрый состав уральско­го населения. Ведь здесь плечом к плечу жили разные народы.

Посиделки в старину являлись удобной и естественной формой общения молодых людей, их обычным делом. Многочасовыми зимними вечерами юноши и девушки сообща рубили капусту, де­лали что-то другое, веселясь, распевая песни, играя, водя хорово­ды. Вся суть посиделок заключалась в том, что они бесхитростно совмещали в себе труд и отдых, делая их привлекательными, насыщенными, полезными. А сколько новых песен родилось тогда! Сколько талантов вышло из гущи народной! Жаль только, что все это осталось далеко позади.

Примечательно, что обрядовые праздники народов, как прави­ло, связывались с периодами сельскохозяйственных работ: весен­ние приурочивались к подготовке и проведению сева, осенние - к ожиданию и уборке урожая.


Казаки бережно относились к народным обычаям и традициям. В летнее время молодежь увлекалаеь различными играми, хороводами, песнопениями. В осенние вечера девушки занимались рукоделием. Широко и весело отмечалась масленица. Песни отличались разнообразием. Поэзия,песенное творчество казачества Урала были пронизаны, лрежде всего bоенной тематикой.. Немало общего здесь было у оренбургских , уральских казаков, совместно участвовавших во многих боевых операциях и походах. Часто казаки Урала распевали песни других казачьих войск иных местностей. Популярными были песни исторические, бытовые. Отличительной чертой казачьих песен являлась их патриотическая направленность.

Торжественно провожали казаков па службу. Перед похо­дом казак обходил всех родных, а в день выступления все со­бирались в его доме. После угощения, молодой казак благо­дарил родителей за воспитание и получал их благословение. Во дворе брат «ли отец подводили к молодому казаку полно­стью снаряженного коня. Казак кланялся коню в ноги, прося не выдавать его в трудную минуту жизни. Затем он прощался с родными и уезжал.

Обычаи и обряды, как своеобразный кладезь, вмещали в себя множество самых разных компонентов. Они характеризовали сте­пень развития культуры казачества, эпоху его жизни.


^ Стародавние игры

Велико значение, игр в духовно-нравственном, военно-спортив­ном и физическом воспитании молодежи, в частности, казаков — как защитников Отечества. Ранее, в первой части учебного пособия, уже говорилось о решающем значении детско-игровых и конно­спортивных упражнений и состязаний в формировании трудолюбия, выдержки и смекалки детей и подростков. Играя в лапту и городки, они тренируют глазомер, вырабатывают точность и силу ударов. С 12—13 лет уже осваивают нелегкие приемы лихих джигитов: ловко управляют конем и делают головокружительные трюки, находясь в седле. Таким образом, стародавние игры и состязания имели огром­ное значение для физической тренировки и выработки твердого ха­рактера.

Ниже при­водится описание наиболее популярных и известных среди детей и подростков игр.

Лошадки.

Малолетние ребятишки в период маслениц, подражая взрослым, создавали тройки: брали веревочки в зубы, за их концы хва­тался кучер и лихо погонял «коней». Ребятишки рысью, вприпрыжку, гнали по

площади или улице. В зимнее время «тройку» запрятали в санки, на

них усаживался кучер — и лихо погонял «лошадок». Малого возраста детишки обычно оседлывали прутки — и мчалась «наметом»

Бабы.

Игра проводилась также в дни масленицы. Взрослые и под­ростки брали настоящие снежные крепости, а вот малышня, мальчи­ки и девочки, штурмовали специальные, сделанные из снега бабы. Из свежего снега скатывали огромные шары (конечно, с помощью взрос­лых), давали им несколько суток отстояться, затвердеть. Затем в день игры одна группа ребят становилась на «бабу», другая — штурмовала ее. Единоборство идет один на один. Задача обороняющихся — не позволить себя столкнуть с шара-бабы, а нападающих — столкнуть обороняющихся. И нужна немалая сноровка, ловкость, чтобы снизу одолеть отчаянно сопротивляющегося защитника. Не запрещается тянуть за ноги, за руки, за пояс. На себя и от себя. Только нельзя драться. Игра проходит шумно, энергично, интересно. Ребята кричат, подзадоривают себя и противник

^ С горы долой.

Эту игру приходится часто наблюдать в казачьих районах. Она также организуется в масленицу. Играющие из снега формировали возвышение, на него садился царь. Задача заключалась в том, чтобы вскочить на вершину и занять «царский трон». Первый претендент на трон определялся с помощью специальной считалки. Остальные игроки окружают цепочкой гору. По сигналу претендента начинается штурм, стоящие цепью руками и ногами отбиваются. Но один из самых ловких мальчишек проскользнул сквозь цепь и взби­рается на возвышенность. Встал наверху и провозгласил «Я — царь.'». Все ему кланяются и тут же начинают его атаковать; тот отбивается, вертится волчком, пока снова какой-нибудь мальчишка не вскочит на возвышенность и не встанет рядом с ним.

Атака прекращается, все останавливаются, в том числе и бывший царь. А взобравшийся на гору лихой мальчишка кричит «Щиш с города долой — я сам городовой!» и сталкивает царя. Новый цикл игры повторяется до тех пор, пока вспотевшие и уставшие ребятиш­ки не захотят отдохнуть или переключиться на другую, более спо­койную игру.

^ Петушиный бой.

Широко распространенная на Южном Урале игра, практиковалась в масленичные кулачные бои и поединки. Да и сей­час нередко на полянках можно наблюдать бьющиеся пары. Ребя­тишки разделяются на пары, на расстоянии 3—5 шагов относительно друг друга. Пары подражают жестами и голосом дерущимся петухам: прыгают на одной ноге, другую, поджатую, держат руками. Толкаясь плечами, стараются столкнуть противника. Руки не используют. Кто потерял равновесие, встал на обе ноги — тот проиграл, выходит из круга и из игры. До игры принимают условия: как будут держать руки — за спиной или на груди, на поясе и как соревноваться — группами или индивидуально. Если соревнуются командами, то выиг­рывает та команда, в составе которой осталось больше игроков.







Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації