Поиск по базе сайта:
Роль оледенений и гляциальных суперпаводков в геологическом строении осадочных комплексов верхней половины неоплейстоцена горного алтая и предалтайской равнины 25. 00. 01 общая и региональная геология icon

Роль оледенений и гляциальных суперпаводков в геологическом строении осадочных комплексов верхней половины неоплейстоцена горного алтая и предалтайской равнины 25. 00. 01 общая и региональная геология




НазваРоль оледенений и гляциальных суперпаводков в геологическом строении осадочных комплексов верхней половины неоплейстоцена горного алтая и предалтайской равнины 25. 00. 01 общая и региональная геология
Сторінка1/3
ЗОЛЬНИКОВ Иван Дмитриевич
Дата конвертації05.01.2013
Розмір0.57 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3

На правах рукописи


ЗОЛЬНИКОВ Иван Дмитриевич


РОЛЬ ОЛЕДЕНЕНИЙ И ГЛЯЦИАЛЬНЫХ СУПЕРПАВОДКОВ В ГЕОЛОГИЧЕСКОМ СТРОЕНИИ ОСАДОЧНЫХ КОМПЛЕКСОВ ВЕРХНЕЙ ПОЛОВИНЫ НЕОПЛЕЙСТОЦЕНА ГОРНОГО АЛТАЯ И ПРЕДАЛТАЙСКОЙ РАВНИНЫ


25.00.01 – общая и региональная геология


автореферат
диссертации на соискание ученой степени

доктора геолого-минералогических наук


Новосибирск – 2011

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте геологии и минералогии им. В.С. Соболева Сибирского отделения Российской Академии Наук.

^ Официальные оппоненты: Доктор геолого-минералогических наук, НОВИКОВ Игорь Сергеевич


Доктор географических наук

РУДОЙ Алексей Николаевич


Доктор геолого-минералогических наук, КУСКОВСКИЙ Виктор Семенович


^ Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет


Защита состоится 31 мая 2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета ДМ.003.067.01 при Учреждении Российской академии наук Институте геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН в конференц-зале.


Адрес: 630090, г. Новосибирск, проспект Академика Коптюга, д. 3

Факс: (383)333-27-92

e-mail: vysotsky@igm.nsc.ru


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИГМ СО РАН


Автореферат разослан "_____"_апреля__2011 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат геол.-мин. наук Е.М. Высоцкий


^ Общая характеристика работы


Актуальность исследования. Приходится констатировать, что в конце первого десятилетия ХХI века ряд проблем стратиграфии и палеогеографии неоплейстоцена юга Западной Сибири до сих пор не решен. Остро дискуссионно число горных оледенений. Не менее дискуссионна корреляция событий и толщ в гляциальной и перигляциальной зонах Горного Алтая. Не ясны взаимоотношения отложений террасовых комплексов Верхнего Приобья и отложений водоразделов юга Западной Сибири. Проблематична стратиграфическая целостность ряда аллювиальных свит региона. Нет надежных корреляций между четвертичными отложениями Горного Алтая и Предгорной равнины. В официально утвержденных стратиграфических схемах Горного Алтая и юга Западно-Сибирской равнины до сих пор нет стратиграфических подразделений, характеризующих отложения гигантских гляциальных паводков. Дискутируется время проявления последних суперпаводков на территории Алтая и их роль в истории палеолитического человека. Нет ясности – где в отложениях долин Нижней Катуни и Верхней Оби распространены аналоги гляциальных суперпаводков Горного Алтая. Не рассмотрены вопросы пространственно-временного взаимоотношения толщ суперпаводков с гляциальными, аллювиальными, субаэральными комплексами четвертичных отложений. Работа ориентирована на выяснение последовательности событий при формировании геологических тел в долинах гор и в предгорьях изучаемой территории.

^ Цель исследования: Установить роль ледников, подпрудных бассейнов, гигантских паводков, рек, субаэральных процессов в формировании четвертичных отложений долин юга Западной Сибири (Горный Алтай и Предалтайская равнина) во второй половине неоплейстоцена.

В соответствии с целью сформулированы следующие задачи:

ЗАДАЧА 1. Охарактеризовать диагностические свойства аллювиальных, гляциальных, суперпаводковых, субаэральных комплексов территории; провести их сравнительный анализ; оценить степень изоморфизма признаков; определить закономерности изменения набора генетических типов и фаций в зависимости от палеогеографических условий их формирования.

ЗАДАЧА 2. Выяснить закономерности внутреннего строения и залегания в пространстве комплексов разного генезиса; установить закономерности их проявления в разных палеогеографических зонах территории.

ЗАДАЧА 3. Выявить особенности взаимоотношения комплексов разного генезиса. Определить стратиграфические уровни, к которым они приурочены; скоррелировать основные события верхней половины неоплейстоцена в горах Алтая и на юге Западно-Сибирской равнины.

^ Н
1
аучная новизна.
Автором разработана схема латеральных взаимоотношений фаций суперпаводка в поперечном сечении магистральной горной долины. Впервые выявлено широкое распространение в межгорных котловинах и долинах Юго-Восточного Алтая оплывневых миктитов в составе суперпаводковых циклитов. Установлена причина двухъярусности циклоклиматических террас юга Западной Сибири. Как в горах, так и на равнине они начинаются с отложений гигантских гляциальных паводков. Это объясняет аномальную ширину и глубину четвертичной палеодолины Верхней Оби, а также аномальную мощность ее террасовых комплексов. Утверждается, что последние гигантские гляциальные паводки позднего неоплейстоцена на территории Горного Алтая и Предалтайской равнины имели место не в позднезырянское (III4), а в раннезырянское время (III2), т.е. в интервале 100-50 тысяч лет назад.

^ Практическая значимость исследования. Охарактеризованы диагностические признаки и отличия отложений гигантских гляциальных паводков от гляциальных и аллювиальных отложений. Показана роль ледников и гигантских гляциальных паводков в формировании четвертичных отложений магистральной долины юга Западной Сибири (Чуя-Катунь-Обь). С учетом новых данных и представлений оконтурены палеогляцизона и перигляциальная зона Юго-Восточного Алтая. Охарактеризованы лектостратотипы ининской и сальджарской толщ, которые скоррелированы соответственно с гляциокомплексами II(2-4) и III2 Горного Алтая, а также с нижними ярусами V и IV надпойменной террас Предалтайской равнины. Полученные в ходе работ над диссертацией результаты использованы ОАО Горно-Алтайской экспедицией при государственном геологическом картографировании четвертичных отложений листов М-45-23,24.

^ Л
2
ичный вклад соискателя.
Работа выполнена в Лаборатории геоинформационных технологий и дистанционного зондирования ИГиМ СО РАН по плану НИР, интеграционным проектам СО РАН (ответственный исполнитель): междисциплинарным №2, 56, комплексному № 6-10, проектам РФФИ №№ 96-05-64844-а; 00-05-65445-а; 05-05-64221-а (научный руководитель); №№ 96-05-64844-а; 00-05-65445-а; 05-05-64221-а; 00-06-80410-а; 08-05-92216-ГФЕН-а (исполнитель). Фактологической основой работы являются геологические разрезы, описанные и фациально-генетически расчлененные автором в поле, а также результаты обработки данных дистанционного зондирования; для обобщений и анализа привлекались материалы геологической съемки и публикации. Автором охарактеризованы диагностические свойства аллювиальных, гляциальных, суперпаводковых, субаэральных комплексов территории. Сравнительный анализ позволил выявить критерии распознавания отложений для такого дискуссионного в аспекте четвертичной геологии региона как юг Западной Сибири. Автором выдвинуты и обоснованы схемы геологического строения отложений верхней половины неоплейстоцена в магистральной долине юга Западной Сибири (реки Чуя, средняя и нижняя Катунь, верхняя Обь). Дано стратотипическое описание ининской и сальджарской толщ Горного Алтая. Для коррелируемых с ними на равнине монастырской и бийской толщ определены фациально-генетический состав, палеоклиматическая характеристика и стратиграфический объем. Автором обоснован раннезырянский (III3) возраст последних гляциальных суперпаводков.

Автор глубоко признателен академику РАН Н. Л. Добрецову, член-корреспонденту РАН А. В. Каныгину, д.г.-м.н. Ю.А. Лаврушину, к.г.-м.н. Н. Н. Добрецову за практические рекомендации и поддержку, без которых диссертация была бы невозможна. Особенно благодарен автор д.г.-м.н. Ю.А. Лаврушину за тщательный анализ и конструктивную критику работы на разных ее стадиях. Автор считает своим долгом поблагодарить за бескомпромиссную полемику д.г.-м.н. Зыкина В.С., к.г.-м.н. Борисова Б.А., д.г.н. Окишева П.А., к.г.-м.н. Гибшера А.С. Искренне признателен автор д.г.-м.н.: В. И. Астахову; Г.С. Бискэ; В.С. Волковой; В.С. Зыкиной, В. П. Парначеву, Н.В. Сенникову, Б.М. Чикову; д.г.н.: Л. К. Зятьковой; Ю.А. Лоскутову; А.В. Позднякову; к.г.-м.н.: Е. М. Высоцкому; А. О.М. Гриневу; С. К. Кривоногову, Н.А. Кулик; С.В. Лещинскому; С.В. Парначеву, Ю. К. Советову; С. С. Сухоруковой; М.В. Шитову; Назарову Д.В. за благожелательную критику и замечания, позволившие улучшить работу. Автор благодарен своим соавторам д.г.-м.н. Я. В. Кузьмину, А.Ю. Казанскому, Г. Г. Матасовой, к.г.н. А.А. Мистрюкову; к.г.-м.н. С.А. Гуськову, Е. В. Дееву, Л. А. Орловой, Г.Г. Русанову, Н. Н. Неведровой, Ляминой В.А. к.и.н. А.В. Постнову, к.т.н. Н. В. Глушковой ,а также студентам и аспирантам: Е. Ю. Жакову, А. И. Ждановой, И. С. Кривощекову, А.Б. Рябинину; П. Ю. Савельевой; Е. Н. Седлецкой, С. А. Семеновой, О. И. Шелухиной, С. А. Семеновой за плодотворное сотрудничество и помощь.

^ А
3
пробация работы
. Фактический материал и основные положения апробированы на международных конференциях и симпозиумах: “ИНТЕРКАТРТО-4. ГИС для оптимизации природопользования в целях устойчивого развития территорий (Барнаул, 1998); “Палеоэкология плейстоцена и культуры каменного века Северной Азии и сопредельных территорий” (Новосибирск, 1998); “Инженерно-геологические проблемы урбанизированых территорий” (Екатеринбург, 2001); Enviromis (Томск, 2000); “ИНТЕРКАРТО-7. ГИС для устойчивого развития территорий” (Петропавловск-Камчатский, 2001); Enviromis (Томск, 2002); “Эволюция жизни на Земле. III Международный симпозиум” (Томск, 2005); “Эволюция жизни на Земле. IV Международный симпозиум” (Томск, 2010); а также на всероссийских конференциях: Всероссийское совещание по изучению четвертичного периода. (Москва, 1994); “Геодинамика и эволюция Земли” (Новосибирск, 1996); “Науки о Земле на пороге XXI века” (Москва, 1997); “Главнейшие итоги в изучении четвертичного периода и основные направления исследований в ХХI веке”. (Санкт-Петербург, 1998); “Самоорганизация и динамика геоморфосиcтем”. “Применение ГИС-технологий в геокартировании” (Томск, 2000); “Фундаментальные проблемы геологии и тектоники Северной Евразии” (Новосибирск, 2001); “Всероссийская научная конференция, посвященная 10-летию Российского фонда фундаментальных исследований.” (Иркутск, 2002); ХХVI Пленум Геоморфологической комиссии РАН. (Томск, 2003); “Рельефообразующие процессы: теория, практика, методы исследования. ХХVIII Пленум Геоморфологической комиссии РАН ” (Новосибирск, 2004); “Фундаментальные проблемы квартера: итоги изучения и основные направления дальнейших исследований” (Новосибирск, 2009). “Полевые практики в системе высшего профессионального образования” (Новосибирск – Горный Алтай). Были сделаны доклады по теме диссертации на семинарах: доклад на межинститутском семинаре ИГМ СО РАН – ИНГГ СО РАН (Новосибирск, 2009), 2 доклада на семинарах секции палеолита ИАиЭ СО РАН (Новосибирск, 2009).

По теме диссертации опубликовано 61 работа: 17 – статей в рецензируемых журналах по списку ВАК, 1 - рецензированная монография, 5 - в рецензируемых журналах не из списка ВАК, 9 - в изданиях научных организаций, 29 - материалы совещаний и конференций.

^ Структура и объем работы. Диссертация общим обьемом 414 страниц состоит из введения, шести глав и заключения. Она включает 278 рисунков, 14 таблиц. Библиография содержит 314 наименований.


основные защищаемые положения


1. Перигляциальная зона Горного Алтая, в которой отсутствуют морены, по долине р. Чуя имеет границы от места впадения в нее р. Бельгибаш до устья, а по долине р. Катунь от устья р. Чуя до выхода на Предалтайскую равнину. В пределах этой зоны гигантские гляциальные паводки были главным фактором образования отложений в среднем-позднем неоплейстоцене и сформировали цоколь высоких (ининская толща) и средних (сальджарская толща) террас.

2. В долинах рек Чуя и Катунь Горного Алтая наиболее распространены инстративный и субстративный типы аллювия небольшой мощности, а террасы имеют эрозионно-цокольное строение. В долинах нижней Катуни и верхней Оби Предалтайской равнины в пределах боровых аккумулятивных (I-III) террас широко распространен констративный тип аллювия.

3. IV и V террасы долин р. Обь от района Бийска до района Новосибирска построены однотипно: нижний ярус (пески с валунногалечниками в подошве и глинами в кровле) – отложен гигантскими гляциальными паводками из Алтайских гор; верхний ярус (лессовидные алевриты с пачками алевропесков) – формировался в субаэральной обстановке осадконакопления. Аллювиальными являются отложения боровых (I-III) террас, которые в верхней своей части переработаны эоловыми и делювиальными процессами.

4

основное содержание работы


Глава 1. Развитие представлений о закономерностях строения и формирования четвертичных отложений юга Западной Сибири


Территория исследований представляет собой магистральную долину юга Западной Сибири, которая протягивается вдоль р. Чуя от Чуйской котловины до устья Чуи с продолжением по р. Катунь, вплоть до выхода в предгорья у пос. Майма и впадения в р.Обь и далее по долине верхней Оби до устья Томи. Если рассматривать историю изучения юга Западной Сибири, то следует отметить, что четвертичные отложения долин горных рек Юго-Восточного Алтая и долин рек Предалтайской равнины традиционно изучались раздельно и взаимосвязь между ними пытались найти на уровне региональных корреляций. Обзор истории исследований четвертичных отложений Горного Алтая и Предалтайской равнины содержится в серии региональных обобщений (Православлев, 1933; Мартынов, 1957; Щукина, 1960; Девяткин, 1965; Ивановский, 1967; Архипов, 1971; Малолетко, 1972; Адаменко, 1974; Разрез, 1978; Панычев, 1979; Богачкин, 1981; Окишев, 1982; Барышников, 1992; Бутвиловский, 1993; Новиков, 1994, 2004; Парначев, 1999; Рудой, 2005; Русанов, 2007 и мн. др.).

Радиоуглеродные данные, свидетельствующие о молодости “боровых” (I-III) террас (Панычев, 1979), были увязаны с концепцией (Волков, Волкова, 1964; Архипов, Волков, 1978; Архипов и др., 1980; Архипов, Волкова, 1994), согласно которой в сартанское время (10-23 тысяч лет назад) ледниковый покров на севере Западной Сибири перекрывал сток Оби и Енисея, что приводило к существованию гигантского пресноводного Мансийского озера с абсолютными отметками до 125–130 м. Этот палеогеографический сценарий допускал формирование перигляциального аллювия и прибрежно-озерных отложений на высоких отметках. Данная концепция вызвала негативный отклик у геологов-съемщиков в связи с тем, что в практике государственного геологического картографирования до этого было удобно выделять разновозрастные толщи на основе геоморфологического метода, отчленяя их друг от друга по уступам современного рельефа. Вместе с тем, новые представления укладывались в концепцию циклоклиматических террас, активно разрабатывавшуюся А. Ф. Ямских (1993).

Р
5
езультаты работ по международной программе QUEEN (Astakhov, 1992; 2001; Mangerud et al, 2004; Svendsen et al, 2004; Астахов и др., 2004; 2007; Астахов, 2006; 2009; Назаров, 2007) привели ее участников к выводу о том, что в пределах современной суши на Карском побережье, а также в низовьях Оби и Енисея отсутствуют следы самостоятельного покровного ледника, соответствующего изотопной стадии МИС-2. Результатами массового датирования OSL, С14 и др. методами обосновываются два поздненеоплейстоценовых оледенения на севере Западной Сибири в хронологических интервалах 90-70 и 60-50 тыс. лет назад, из которых первое было основным. Оспаривается не только существование сартанского покровного ледника, но и соответствующего по возрасту мансийского подпрудного бассейна на территории субширотной Оби (Астахов, 1989: Astakhov, 2006; 2009; Кривоногов и др., 2003; Кривоногов, 2009). Не все исследователи положительно воспринимают ревизию сартанского ледника и его подпрудного бассейна (Волкова, Михайлова, 2001; Волков, 2003; 2005; Лавров, Потапенко, 2005; 2009; Волков, Казьмин, 2007; 2009). Однако, существование мансийского озера во внеледниковой зоне Западной Сибири входит в противоречие с данными по датированным радиоуглеродным методом стоянкам палеолитического человека и местонахождениям крупных млекопитающих (Орлова и др., 2000; Зенин, 2002; Зольников и др., 2003, 2006; Кузьмин и др., 2004; 2010).

Геолого-геморфологические свидетельства стока “превышающего современный в десятки раз” (Волков, 1989; 1994) рассмотрены на цифровой модели рельефа Обь-Иртышского междуречья для территории ниже абсолютной отметки 130 м. Этот гипсометрический уровень соответствует во-первых, максимальному порогу стока через Тургайский прогиб из Западно-Сибирской равнины на юг в Казахстан, во-вторых, границе между Приобским и Васюганским плато с востока и севера (территории выше 130 м) и Барабинской и Кулундинской низменностями с юга и запада (территории ниже 130 м). На цифровой модели рельефа (SRTM), отчетливо видно, что увалы и межувальные ложбины Приобского плато имеют по своим осям явственное продолжение на территорию озерно-дефляционной низменности Барабы и Кулунды. На этой низменной территории отчетливо прослеживаются сквозные каналы, которые либо впадают в Иртыш, либо, ближе к берегу Иртыша, заворачивают под прямым углом с направления на юго-запад в направлении на северо-запад вдоль берегового Прииртышского вала и впадают в Иртыш севернее. Эти геоморфологические особенности и ранее приводили к выводу, что по межувальным ложбинам Приобского плато существовал “обратный сток” в сторону Иртыша (Адаменко, 1976).

На водоразделе Оби и Иртыша, согласно данным геологической съемки (Алескерова и др., 1962; Малолетко, 2008; Русанов, 2009), в широких погребенных долинах распространены песчаные, супесчаные и суглинистые отложения карасукской и касмалинской свиты мощностью более 10 м (в переуглублениях до 40 м). Сквозные палеодолины не соответствуют концепции мансийского подпрудного озера. Проблема гигантского стока на равнине при отсутствии ледниково-подпрудного бассейна в позднем неоплейстоцене на отметках, которые могли бы обеспечить полноводность долин юга Западной Сибири, решается в рамках концепции о гигантских гляциальных паводках с гор Алтая на Предалтайскую равнину (Барышников, 1992; Бутвиловский, 1993; Парначев, 1999; Carling et al., 2002; Рудой, 2005; Herget, 2005; Lehmkuhl et all, 2006; Русанов, 2007; 2009).

С
6
тановление новой палеогеографической концепции проходило в обстановке острой критики и дискуссий (Борисов, Минина, 1998; Поздняков, Хон, 2001; Окишев, 2003 и др.). Поля гигантской ряби были описаны не только на Горном Алтае, но и в межгорных котловинах Тувы, а также в долинах верхнего течения Енисея (Гросвальд, 1987; Komatsu et al., 2009). А.С. Лавров, Л.М. Потапенко (2005) выделили войскую “флювиокатастрафическую” террасу в бассейне реки Печоры. Изучение флювигляциальных отложений (Лаврушин, Гептнер, 1996; Лаврушин, 2005) показало, что для областей современного и четвертичного оледенения Гренландии, Шпицбергена, Русской равнины характерен комплекс различных фаций, связанных с “селеподобными водно-гравитационными потоками”. С.К. Кривоногов (2010) отметил отложения гляциальных суперпаводков в Прибайкалье. Г.Я. Барышников (1992) установил прохождение гигантских селей по долине реки Бии в позднем неоплейстоцене. На основе изучения геологических разрезов четвертичных отложений катастрофические паводки в долинах Чуи и Катуни были рассмотрены в контексте истории обитания палеолитического человека на территории юго-восточного Алтая (Барышников, Малолетко, 1997). Однако, представления о сартанских катастрофических потоках не укладываются в результаты исследований палеолита Горного Алтая (Деревянко, Маркин, 1987; Деревянко, 2001; Деревянко и др., 2003; Постнов и др., 2007). Сравнительный седиментологический анализ паводковых образований Яломано-Катунской зоны с отложениями другого генезиса провел С.В. Парначев (1999), убедительно показав отличие паводковых циклитов от седиментологических последовательностей других комплексов отложений, но ревизией стратиграфических представлений он не занимался.

К
7
онцепция Алтайских суперпаводков, обоснованная геологическими фактами, вошла в противоречие с официальной стратиграфической схемой региона (Решения …, 1983), в соответствии с которой на территории распространения высоких и средних террас юго-восточного Алтая закартографированы ледниковые и водноледниковые отложения (Борисов и др., 1980; 2001). Некорректность использования для стратиграфических построений ТЛ дат “первого поколения” показало сравнение их с радиоуглеродными (14С) датами (Бутвиловский, 1993) и с ТЛ датами “нового поколения” (Шейнкман, 2002). Методом 40Ar/39Ar датирования по пирометаморфическим комплексам западного Кузбасса получены две группы дат пирогенных событий, отвечающих эпохам активизации неотектонической активности на территории юга Западной Сибири (Новиков и др., 2008; 2009; Новиков, 2009). Более древняя группа дат: 1.216  0.441 млн лет назад (40Ar/39Ar); 1.7  0.2 млн лет назад и 1.8  0.2 млн лет назад (К/40Ar) по всей вероятности соответствует началу формирования буроцветной серии (бекенская и башкаусская толщи) эоплейстоценовой межгорной молласы Чуйской котловины. Более молодая группа дат: 0.193  0.262 млн лет назад (40Ar/39Ar) и 0.48  0.11 млн лет назад (К/40Ar) вероятно характеризует неотектонические подвижки, вызвавшие поднятие гор Алтая на такую высоту, которая обеспечила во второй половине среднего неоплейстоцена условия для возникновения оледенений, а следовательно, и для отложения сероцветной толщи морен и водно-гляциальных отложений. После анализа геолого-геоморфологических, палеонтологических и геохронологических данных (Зольников, Мистрюков, 2008; Зольников, 2008; 2009; 2010;) предложено вернуться к варианту стратиграфического расчленения и корреляции плейстоцена Горного Алтая, который основан на синтезе схем Е.В. Девяткина (1965) и Н.А. Ефимцева (1965) и дальнейшем их развитии.

Исследования региона (Зольников и др., 2004; 2010; Зольников, 2008; 2009; Зольников, Мистрюков, 2008) позволяют утверждать, что гляциокомплексу максимального оледенения палеогляциозоны Горного Алтая соответствует ининская толща цоколя высоких террас перигляциальной зоны Горного Алтая и монастырская толща неледниковой зоны Предгорной равнины (нижний ярус V террасы Верхнего Приобья). На севере этим отложениям соответствуют морены и аквагляциальные осадки бахтинского надгоризонта. Гляциокомплексу первого постмаксимального оледенения Горного Алтая соответствует сальджарская толща цоколя средних террас перигляциальной зоны Горного Алтая, бийская толща неледниковой зоны Предгорной равнины (нижний ярус IV террасы Верхнего Приобья), а также нижнезырянские (ермаковские) гляцио и лимнокомплексы на севере Западной Сибири. Отложения гляциальных суперпаводков перекрываются делювиально-пролювиальными шлейфами и лессами. Аллювиальные отложения на протяжении верхней половины неоплейстоцена формировались на уровне, не превышающем поверхность “боровых террас”. Часть этой поверхности ближе к тыловому шву сложена субаэральным комплексом, включающим делювий, пролювий и лессы.


  1   2   3



Схожі:




База даних захищена авторським правом ©lib.exdat.com
При копіюванні матеріалу обов'язкове зазначення активного посилання відкритою для індексації.
звернутися до адміністрації